Украина привыкла к уличным представлениям. По центру пройдешься – «бродячий цирк» на каждом углу. И просто грех на фоне артистов не «сфоткаться», что и делают с удовольствием киевляне и гости города.




Я лично, подходя к месту митинга по поводу принятия закона про языковую политику, была свидетелем того, как прохожие, находясь на безопасном от толпы расстоянии, с энтузиазмом увековечивают себя на фоне проявления любви украинцев к родному языку. Да - любят, борются за права, не боясь жары, рискуя за отгулы на работе, как минимум, премией. Почему? Да потому что материальные ценности – это не главное! Пусть умоются все, кто не верил! Недаром говорят - большое видится на расстоянии! И говорить не о чем: даже издалека понятно, что народ готов на многое ради того, чтобы чаще звучала родная речь!

Но мы-то, корреспонденты, товарищи вредные, видом издалека удовлетворяемся редко - приходится рассматривать вблизи. Поэтому, прижав к груди фотоаппарат, держу путь в самое сердце бастующих – к входу в Украинский дом.




На подступах стоит небольшая колонна под красно-черными флагами националистов. Завожу разговор с одним из обладателей развивающейся махины. Мужчину зовут Андрей, он очень дружелюбен, улыбается, говорит на чистом украинском. Андрей вместе с женой приехал на митинг из далекой Львовщины, с самой границы. Он состоит в партии, которая и обеспечила транспарантами и флагами. По поводу успеха протестной акции мужчина говорит следующее: «Каждый из нас приедет домой и, может быть, еще кому-нибудь расскажет про акцию, покажет фотографии… Киевляне увидят, что мы приехали издалека, увидят наши флаги… Может быть, что-то и выйдет из этого».



И вот «красно-черная» колонна начинает восхождение к фасаду под строевую «Ще не вмерла Украина». Увязываюсь за ней.




У фасада интересно. Там мечут яйца в портрет Януковича. Только яиц мало – всего одна «клеточка».






Пока народ к этой забаве охладевает по причине нехватки снарядов – неподалеку готовится новая. Мужчина, на русском выражая недовольство тем, что Януковича сложно надуть, пытается сделать устойчивой «игрушку для битья» с изображением первого лица государства. «Только бейте не сильно, а то упадет», - предупреждает он (на русском!) готовых к атаке пенсионерку и подвыпившего борца за «мову» в одноименной футболке. К слову, этот аттракцион вызвал бурный интерес лишь у этих двух личностей и собравшихся фотографов.






Русскоговорящего держателя аттракциона зовут Виктор: «Это штука предназначена для снятия эмоционального стресса. Я сам киевлянин, но русский. На русском и разговариваю. Но считаю, что должен быть только украинский, поскольку это атрибут страны!»






Пристаю к двум студенткам в футболках «За спасение мовы» Марии и Ане с вопросом, в чем они видят притеснение украинского языка. Отвечают, что не видят необходимости давать какие-то привилегии каким-нибудь языкам, кроме украинского. Об акции девушки узнали из контакта, проявить гражданскую позицию посредством присутствия на митинге решили сами. «Родители пожелали нам удачи, а у некоторых родители вообще были против», - рассказывает Мария, уточняя, что пришла сюда с группой.






Иду дальше – вот симпатичная девушка за столиком собирает пожертвования. В картонной коробке виднеются крупные купюры. Уточнила, пойдут ли эти пожертвования на обучение и «поширення» украинского языка? Оказывается, нет - на водичку и прочие земные нужды митингующих.




Гуляю между митингующими, прислушиваюсь к разговорам, потихонечку офигевая, простите. Всюду звучит русская речь. Вот группа учителей, они по-русски обсуждают коллег, поглядывая на часы. Очень много студентов, тоже русскоговорящих. Из взрослого населения – политический «актив» и приезжие из других городов, которые прибыли организованными группами под четким руководством вышеупомянутого актива.




Подхожу к парням под флагами «Свободы». Начинаю разговор на украинском. Самым разговорчивым оказывается студент КПИ Максим.

- Как узнали о митинге?
- От одногруппников.
- Что, действительно, серьезно настроены?
- Очень серьезно, - смеется Сергей.
- Могли бы «в морду» дать за мову?
- (Смех. – Ред.) Если мне в морду дадут – то и я дам.
- Нет, первым. Если русский язык уж сильно притеснит украинский?
- Я вообще-то сам по-русски разговариваю. (Разговор переходит на русский язык. – Ред.)
- А тогда почему тут стоите с флагом? Скажите честно, сколько платят? Или просто потусить пришли?
- Ну, отчасти потусить… Но могу сказать положа руку на сердце – нам ничего не платят.
- А оценками?
- Ну… (Дружный лукавый смех одногруппников. – Ред.) Там видно будет.



А тем временем где-то неподалеку Олег Тягныбок выступает с речью перед «боевым» составом, объясняя, что в случае штурма необходимо беречь яйца («вони своїми чоботиськами цілят у пах») и как испытать наименьший вред от воздействия газового баллончика («головне – не мити водою!»).




На вопрос о том, когда же начнется штурм, лидер "Свободы" говорит следующее: «Мы сейчас ждем, какая информация поступит от оппозиционных депутатов. Там сейчас такие интриги плетутся! Мы будем действовать по ситуации».

Короче говоря, никакого украинского «мовного» чуда не произошло. Все, как всегда: студенты, пенсионеры, «бойцовский» мужской резерв на случай разыгрывания «Взятия Бастилии» и политика, политика, политика…