Бандерлохи готовились к выборам. Каждые пять лет в лесу проходили выборы Верховного звериного собрания. Все звериные племена выбирали туда своих представителей. Так уж повелось с давних времен. Раньше это был один огромный лес, в котором счастливо жили все звери. Верховный главнокомандующий леса смотрел за тем, чтобы все зверье соблюдало лесные законы, сильные не обижали слабых и всякие лесные припасы делили поровну. Потом заокеанские шакалы придумали заклинания, которые заставили зверей поверить, что за океаном живется лучше. Каждому дадут много-много сала, колбасы, пряников и прочих вкусностей. Заклинания назывались Перестройка, Демократия, Гласность. Зверье даже не понимало, что это такое, но всем очень захотелось попробовать 100 сортов заморской колбасы, и самые хитрые и хищные звери растащили лес по кускам, объявив себя царями в каждой его части.

Больше всего в те времена суетились бандерлоги. Им пообещали, что всех станут бесплатно поить пивом, дадут каждому по огромному куску сала, а в придачу много бананов. Вот они и прыгали по веткам и верещали про свою самостийность. А когда на них напала самостийность и незалежность, оказалось, что у власти в лесу оказались волки и шакалы, а бандерлоги и дальше продолжали прыгать по деревьям с голым задом. Только самым заслуженным выдали шаровары, чтобы они могли прикрыть ими свой хвост. Мало того, вместо сала и бананов у них поотбирали и то, что у них было раньше, и многие из них отправились в чужие леса за пропитанием. В родном лесу их количество стало резко сокращаться, а в чужих лесах их заставляли выполнять самую грязную работу и показывали за деньги в зверинцах. Те, кто остался, продолжали мечтать о том, как они захватят власть во всем Большом лесу и станут в нем самыми главными. С тех самых пор бандерлоги изменили одну букву в своем названии и начали называться бандерлохами.


Вообще-то большинство бандерлохов жило обособленно на своей территории, которую называли Бандерштатом. Остальные звери старались туда не соваться из-за поганого характера бандерлохов. Те, только завидев зверя, не принадлежащего к их стае, начинали громко вопить, строить ему рожи и кидаться с деревьев яблоками, бананами и всяким мусором. Поэтому все старались обходить их территорию стороной. У себя они установили собственные порядки, разрушили все хорошее, что еще оставалось от прежней жизни, когда эта территория еще не была Бандерштатом, захламили все вокруг и теперь сидели на деревьях и хвастливо заявляли, что они самый умный народ в лесу, умеют ходить на двух лапах, имеют шаровары и больше всего похожи на людей. И вообще они самая древняя раса в мире, а все остальные произошли от них, бандерлохов.

Теперь они собрались на большой поляне, в центре своего Бандерштата, и решили провести собрание, чтобы выдвинуть своих кандидатов в руководящие органы леса. Отдельным бандерлохам и раньше удавалось попасть в лесной парламент, и они с удовольствием вспоминали эти времена. Кормили их там сытно, пива было много, делать ничего не надо, только нажимать кнопки, когда принимался какой-то закон, и периодически напоминать о своем существование, выступая с трибуны или устраивая драки. Не жизнь, а малина. Именно поэтому они теперь стремились снова попасть поближе к большому корыту.

Но для того, чтобы местные звери проголосовали за них, надо было придумать, как их объединить вокруг себя, а лучше всего для этого подходит образ врага, с которым надо бороться и защищать от него свое сало. И такой образ у них был давно - Страшный Ненасытный Москаль. Москалем с детства пугали маленьких бандерлохов, рассказывая про него страшные истории, как злые москали похищают маленьких бандерлохиков, пьют их кровь, снимают шкуры, а самое страшное, если научат их своему москальскому языку. Тогда бандерлох сразу превращается в москаля и начинает пожирать своих собратьев. Поэтому все молодые бандерлохи выросли в полной уверенности, что москали - это самые страшные звери, а ничего страшней и ядовитей их языка в лесу нет.


Именно на этом и решили построить свою избирательную кампанию вожди бандерлохов.

Сборище оказалось шумное и разнообразное. Бандерлохи на него собрались со всего Бандерштата. Самые заслуженные стали делегатами. Им выдали двухцветные штаны, одна половина которых была синей, другая желтой. Эти шаровары служили пропуском на собрание и ими же надо было голосовать за принимаемое решение, вставая с места и показывая зад, обтянутый двухцветной материей.

Посреди поляны бандерлохи поставили памятник своему предку - Бандере, от которого и произошло название их племени. Некоторые, правда, в старину предлагали назвать его именем другого героя - Шухевича, но название получалось какое-то незвучное, то ли шухарики, то ли шурханчики, поэтому остановились на бандерлогах, перебив при этом несколько тысяч сторонников другого названия. Теперь эту историю забыли, и молодым бандерлохам о ней даже не было известно. Вообще, с памятью у бандерлохов было очень плохо. Больше одной мысли сразу у них в голове не помещалось, а если туда попадала вторая мысль, то она сразу пугалась и убегала.

Для начала все делегаты собрались вокруг памятника своему идолу. Шаманы били в бубны и читали заклинания, монотонно повторяя "Бандера герой" и "Героям сала". Когда публика впала в транс, начались ритуальные пляски вокруг идола, а молодые бандерлохи прошлись с торжественным факельным шествием, во все глотки распевая гимн - "Ще не вмэрлы бандерлохи, станем мы панами".

После этого на трибуну, вместо которой использовался большой старый пень, пригласили самого старого бандерлоха, участника вызвольных змагань, которому довелось когда-то увидеть живого Бандеру, он самолично посетил схрон, в котором они отсиживались. Теперь он считался героем и кроме жовто-синих шаровар носил кепку с вилами вместо кокарды. Дед долго мямлил что-то неразборчивое, призывая дух Бандеры на головы москалей. Делегаты в это время искали друг у друга в шерсти, громко пукали, некоторые пили пиво с салом или жевали бананы. Когда заслуженный бандерлох закончил наконец свою речь, ему вяло похлопали хвостами, вынутыми из-под шаровар.


После этого героя на пенек взобралась одна из руководителей бандерлохов - пани Фурион. Ее имя происходило от слова фурия, были когда-то такие мифические существа - злобные, страшные и кровожадные. Имя как нельзя лучше отвечало ее облику: перекосившаяся злобной гримасой морда, свалявшаяся грязная шерсть, местами вырванная клоками, гнилые зубы и зловонное дыхание. Фурион решила разогреть собравшуюся публику, рассказав, как злые москали надумали отнять у них мову и закопать ее глубоко в лесу, в своем регионе так, что бандерлохи никогда не смогут ее откопать и мова там сгинет. А еще молодых бандерлохов заставят в школе учить второй человеческий язык. Бандерлохи дружно кричали «Ганьба и «Геть», молотя хвостами по лавкам.

Фурион злобно выкрикивала всякие кричалки и страшилки и завершила свое выступление под бурные постукивания хвостов тем, что свою мову они никому не отдадут и ни одного слова человеческого языка в Бандерштате больше не услышат. Больше всего бесновалась на деревьях молодежь, посверкивая красными задами и вереща "Москалив на ножи". Фурион сначала смотрела на них с большим одобрением, а потом вдруг гневно заорала, что их красные зады похожи на красные флаги, с которыми когда-то побеждали бандерлохов люди. Собрание ответило на это негодующим воем, и все дружно постановили, что пока молодым бандерлохам не выдадут шаровары, им вменяется в обязанность красить половинки своего зада в синий и желтый цвет, чтобы он не напоминал Красное Знамя.

После этого судьбоносного решения, которое должно было обеспечить процветание племени, на ближайшее дерево наконец полез Главбандерлох Вырвиклок, названный так за то, что он всегда умудрялся вырвать себе что-то вкусное или полезное из лап своих собратьев. За эту изворотливость он и был избран их верховным вождем.

Поудобней устроившись на ветке и обмотавшись вокруг нее для устойчивости высунутым из-под шаровар хвостом, он начал произносить программную речь, озвучивая основные лозунги, с которыми бандерлохи пойдут на штурм власти. Слушая эти откровения, бандерлохи даже перестали чавкать, чесаться, пукать и икать, с широко открытыми пастями внимая красочным картинам будущей счастливой жизни.


"Главное, что нужно сделать для процветания бандерлохов, это разогнать всех москалей", - вещал с дерева Вырвиклок. Раньше к москалям добавлялись еще жиды, которые тоже мешают жить бандерлохам, но потом как-то незаметно они стали подкармливать бандерлохов, а тут еще выяснилось, что многие из них вроде тоже, как эти самые жиды. Поэтому теперь у них остались главные враги - москали, а про жидов поминать на всяких собраниях теперь считалось некошерным.

"После того, как мы разгоним всех москалей, мы поставим памятники Бандере на каждой площади в каждом городе и селе, - в восторге верещал Вырвиклок. - Как только мы расставим все памятники Бандере, мы начнем рядом ставить памятники Шухевичу", - продолжал он с энтузиазмом. Тут из задних рядов раздался чей-то несмелый голос: "А нельзя ли поставить памятники сразу обоим, чтобы они стояли в обнимку и смотрели в светлую даль Бандерштата?" Вождь ненадолго призадумался, а потом сказал, что это очень важный вопрос, который надо поставить на голосование шановного товариства.
Тут начались бурные дебаты по поводу того, хорошо ли будет ставить памятники бандерошухевичам вместе в обнимку и не умалит ли это их героизма, или лучше поставить памятники каждому по отдельности. Дебаты шли часа два, некоторые даже успели передраться между собой, пока наконец Главбандерлох не предложил проголосовать. Бандерлохи, переругиваясь, встали со своих мест и выставили зады. Счетная комиссия, состоящая из специально нанятых для этого грамотных и умеющих считать жителей Большого леса, пересчитала их, и победила партия, требовавшая устанавливать один памятник в обнимку. Фурион сказала, что это мудрое решение, так как позволит сэкономить гроши.

Как только прозвучало это волшебное слово, из задних рядов опять раздался голос какого-то диссидента, поинтересовавшегося, а где же они возьмут гроши на все эти памятники.

Тут Вырвиклок опять почувствовал себя в своей тарелке, заявив, что этот вопрос он детально продумал и сейчас изложит свой проект собранию. Все притихли, пожирая его жадными взглядами, как всегда это было с бандерлохами, когда речь шла о деньгах, сале, пиве, бананах и прочих полезных вещах.

Главбандерлох откашлялся, хватил из бутылки добрый глоток пива и стал излагать свою задумку.

"Перво-наперво, - сказал он, - мы выроем возле памятников схроны и будем продавать там пиво". Услышав слово пиво, бандерлохи одобрительно загалдели. "Пиво мы будем дорого продавать туристам, которые валом повалят смотреть на наши памятники, а для своих будем за углом продавать дешевое пиво. Когда туристы напьются пива, мы устроим вокруг памятников ритуальные пляски и пение повстанських пісень", - продолжал Вырвиклок. "Туристы станут основой нашего благосостояния, так как таких памятников и плясок не будет больше нигде, и они поедут в наш Бандерштат со всего мира, восхищаться нашей культурой", - закончил он.


"А если не поедут?" - раздался опять тот же голос с галерки.

Вырвиклок поперхнулся очередной порцией пива, но уверенно продолжил: "Вы что думаете, это вся наша экономическая программа? Я с нашими экономистами разработал целый комплекс мероприятий, которые сделают Бандерштат самой процветающей территорией на Земле. Второе, что мы сделаем, мы устроим лизинг".

Делегаты замерли, услышав это слово, а молодежь на деревьях радостно заверещала «Лизинг, лизинг, лизинг!», прыгая по веткам и сверкая своими неполиткорректными красными задами.

"А что такое лизинг?" - поинтересовался кто-то из передних рядов.

"Все очень просто, - ответил Вырвиклок. - Мы будем облизывать приехавших туристов со всех сторон, пока они не дадут нам денег", - гордо сказал он. "Но и это еще не все, - продолжал фюрер. - Представители Пиндосии и Жидостана дадут нам, - он заглянул в бумажку и прочитал по слогам: – дадут нам ин-ве-сти-ции". Услышав такое мудреное слово, которое даже их главарь читал по складам, все почтительно замерли и вежливо постучали хвостами по лавкам.

"А что…" - начал голос на галерке, но послышался глухой удар, звук падающего тела, и голос замер.


"Поясню, для самых тупых, - небрежно сказал Главбандерлох. - Инвестиции - это гроши, которые дадут нам представители МВФ и всяких иноземных банков в обмен на нашу землю. А зачем нам эта самая земля, если мы живем на деревьях?" - с торжеством закончил он. Все почтительно постучали хвостами, пораженные глубиной его мысли.

"А самое главное, я приберег напоследок, - торжественно сказал Вырвиклок. Сделав театральную паузу, он гордо выпалил: - Мы введем свою валюту и назовем ее бандериками. Наш художник уже намалевал образцы новой свободно конвертируемой валюты, на каждой купюре с одной стороны будет портрет Бандеры, а с другой разные наши достопримечательности. Как только мы напечатаем достаточное количество новых грошей, миллионов 10-20, мы выкинем их на мировой рынок, и все бросятся покупать нашу валюту, так как она будет самая красивая, и откажутся от долляра. Тогда мы станем самой могучей мировой державой, и к нам все будут ходить на поклон, а москали станут ездить к нам на заработки и строить нам дачи", - закончил он под восторженные вопли публики. Все единогласно одобрили предвыборную программу, оттопырив желто-синие зады.

В завершение собрания на пенек выскочил молодой бандерлох, возглавляющий их молодежное крыло, и стал, брызгая слюной, верещать, как они соберут армию, пройдут ее по Большому лесу, всех поразгоняют и захватят всю власть. Бандерлохи увлеченно стучали хвостами, представляя себе это зрелище, и во все глотки орали «Банду геть» и Слава Бандерштату».

В завершение делегаты проголосовали за единый избирательный список и дружно выбрали себя кандидатами в депутаты Верховного собрания.

После официальной части на пенек опять поднялась Фурион и пригласила гостей к столу отведать, чего им прислали пиндосы и жидомасоны, чтобы отметить начало избирательной кампании. Прислали они много ящиков заморского пива, колбасы и бананов. Делегаты веселились, пили горилку с пивом, орали песни, а молодежь устроила танцы и разврат. Успокоились все поздно ночью, когда поупивались до такой степени, что не могли больше двигаться, и попадали, кто где был.


Так закончилось грандиозное мероприятие - выдвижение кандидатов в депутаты от бандерлохов и принятие их предвыборной программы.