Как и ожидалось, принятие языкового закона действительно наделало много шума: шумно протестуют национально-сознательные граждане, громко заявляют о своей победе регионалы, не менее громко возмущаются пророссийские силы, ожидавшие от нового закона гораздо большего. Среди такого переполоха, кажется, только ленивый не пытался сформулировать и высказать собственное мнение. Но, может, оно и к лучшему: примерно так гражданское общество и формируется. Другое дело, когда и по улице уже нельзя пройти, не слыша громкоговорителей, которые в очередной раз доносят чьё-то авторитетное мнение. Оценки и прогнозы звучат и по телевидению, и в Интернете, не обходя вниманием даже развлекательные сайты.

Попытки увидеть за штамповыми лозунгами обеих сторон настоящий смысл происходящего наводят на вопрос о том, почему проблема языка, на протяжении уже двадцати лет, оказывается важнее многих острых и действительно актуальных социальных проблем? Действительно ли новый закон настолько плох, что стоит ждать гражданского противостояния? Что обретёт или потеряет украинский народ с новым законом и вступит ли он когда-либо в силу? С этими вопросами издание Новости Украины - From-UA обратилось к народному депутату Владимиру Яворивскому - главе парламентского комитета по вопросам культуры и духовности, который должен был дорабатывать скандальный законопроект.



«Этот закон есть прямо антиконституционным»

Новости Украины - From-UA: - Владимир Александрович, принятый недавно языковой закон многими воспринимается как неконституционный и несправедливый. По Вашему мнению, есть ли какие-то механизмы, чтобы отменить или ослабить действие этого закона, возможно, через Конституционный суд или внесение в него изменений?

Владимир Яворивский: - Готов вступить с вами в горячую дискуссию по поводу того, что закон принят. Для меня он не принят, потому что весь шлейф этого закона — с самого начала и до той минуты, когда мы с вами разговариваем, оброс кричащими нарушениями, как корабль обрастает ракушками. Начиная с того момента, когда авторы закона ссылаются, что они исполняют постулаты языковой Европейской хартии, которая в Украине была принята с вызовом, не в парламентском духе, а в духе подворотни. Потому что хартия была ратифицирована в Украине, когда председательствовал Медведчук, а он был заинтересован в этом как пророссийский политик, и эта хартия была переведена не с оригинала (в оригинале она на английском и французском языках), а с плохого русского перевода. Кстати, Россия не ратифицировала эту хартию, хотя, казалось бы, в России около 200 народностей-носителей языков, которые находятся на грани вымирания — это северные народы: эвенки, чукчи и т.д. До Чечни, Ингушетии и т.п. Россия ее не ратифицировала.

У нас ее ратифицировали с умышленно искаженного перевода. Даже настоящий заголовок — это Хартия про региональные и миноритарные языки. Миноритарные — это те языки, которым грозит уничтожение. В заголовке же, который ратифицировала Украина, в данном переводе нет понятия языков, которым грозит вымирание, а есть региональные языки и языки национальных меньшинств. Хартия не имеет ни малейшего отношения к национальным меньшинствам, она защищает языки. Национальные меньшинства защищаются другой хартией — про национальные меньшинства. Это уже было шулерство с самого начала. Мы подавали этот законопроект во все институции в Украине, которые имеют компетенцию быть экспертными — это и юридические, и языковедческие, и филологические, а также зарубежные — мы посылали этот законопроект в Венецианскую комиссию, в ОБСЕ, в Совет Европы на предмет оценки его корреспондирования с истинной хартией.

Чтобы завершить вопрос относительно хартии, скажу, что я добился через МИД настоящего перевода. Хочу вам просто напомнить, что в МИДе есть специально подготовленные люди, которые переводят международные документы. Там все имеет значение: запятая, тире, терминология — все эти люди ставят в конце свои подписи, так что мы знаем, кто переводил. И у меня есть такой вариант хартии, где подписано, кто ее переводил, из-за этого я и ссылаюсь на истинность этого перевода. Все институции, куда мы посылали этот закон, говорят, что этот закон есть прямо антиконституционным и противоречит ст. 10 Конституции, в которой четко обозначено, что украинский язык есть государственным на всей территории Украины.



Законопроект предлагает примерно на половине территории Украины ввести двуязычие, причем украино-русское, а не украино-крымскотатарское, например, или украино-ромское и т.д. А речь идет только о русском языке, потому что они выставили барьер — 10 % должно быть в области носителей того или иного языка, а 10 % во многих областях может набрать только русский язык. Это Крым, Донетчина, Луганщина, Харьковщина, Херсонщина, Одесчина, Сумщина, по периметру Черниговщина — там согласно этому закону, если он будет введен, возможен второй государственный язык, что абсолютно противоречит Конституции.

«Подписание закона для Литвина будет предательством самого себя»

Новости Украины - From-UA: - А кем и как эти 10 % будут фиксироваться?

Владимир Яворивский: - В том-то и дело, что нет никакой методики, как определить и кто будет определять эти 10 %. Вот в чем всё ловкачество авторов закона. Вы знаете, в каком режиме закон принимался в первом чтении, но есть же режим второго чтения. Депутаты (это их конституционное право, ведь они субъекты законодательной инициативы) внесли 2042 или 2043 поправки. Комитет должен был эти поправки обработать. Но что такое обработать 2000 поправок? Каждую я должен поставить на заседании комитета, провести дискуссию по каждой поправке — принимается или нет, поставить на голосование. Две тысячи! Кто-то из нас подсчитал, что для этого нужно без перерыва сидеть 10 суток и днём, и ночью. Это было проигнорировано, никто на это, конечно, не обратил внимания. В результате, в режиме второго чтения проголосовали точно такой же текст, как был и при первом чтении. Ни одна поправка народного депутата не обговаривалась и не учитывалась. Это грубое нарушение. Был бы у нас Конституционный суд, мы бы сейчас на эту тему не разговаривали, уже бы давно этот закон был выкинут в мусор как антиконституционный.

Еще хочу сказать по поводу того, что законопроект не принят, о той ситуации, которая сложилась во время голосования. Должно было быть 4 голосования, но, во-первых, нет никакого срока между первым и вторым чтением. Когда комитет подготовит, тогда он выносит таблицу на сессию. Этого сделано не было, и Ефремов вдруг начал говорить о том, что должно пройти 30 дней. Он когда-то возглавлял Регламентный комитет, тем не менее, человек абсолютно не сведущ в том, что никаких 30 дней между первым и вторым чтением нет, это абсолютная выдумка. Из-за этого, когда поставили первый раз на голосование за включение в повестку дня, набрали 219 голосов, то есть вопрос не прошел. Тогда состоялось второе голосование. Мартынюк ставит вопрос о возврате к голосованию — на этот раз уже выбило 141 голос. Это уже состоялось 2 голосования. После этого было третье голосование, на котором Адам Мартынюк, запинаясь, сказал: «За закон в целом...» - и проголосовали. Но он же еще не был даже включен в повестку дня! Проголосовали же за то, чтобы вернуться к этому вопросу. То есть он не был включен, поэтому любая правовая экспертиза показала бы, что закон не принят.

Вы спрашиваете, что может быть дальше? Могут быть какие-то версии. Литвин подал в отставку по поводу принятия этого закона. А подписывать закон имеет право только глава ВР, потому что никто из заместителей не имеет права подписывать закон, который подается на подпись президенту. Литвин его на сегодняшний день не подписал. Думаю, что Литвину хватит совести, морали, чтобы не отказаться от своего решения, потому что его могут заставить подписать этот закон, так как у них есть свои рычаги давления на Литвина. Но я думаю, что это будет уже предательство себя самого, и я думаю, что на выборы ему уже будет идти неимоверно тяжело, тем более по мажоритарному округу. Думаю, что он этого не подпишет. Нужно будет выбирать нового главу, но это уже будет осенью. А осенью будет совсем иная реальность.




Есть и второй вариант. Возможно, и президент наложит вето, вы же знаете, что и он уже понял, что не все так просто, как кое-кто расписывал, мол, закон будет проголосован и все об этом забудут. Поднялся народ. Я понимаю, что лето, колорадские жуки, сено, пляжи и т.п.

Тем более, языковой вопрос сегодня стоит на предпредпоследнем 31-м месте согласно исследованиям Центра Разумкова. На 1 месте стоят заработные платы, пенсии, экология, международная политика, внутренняя политика, обнищание людей и т.д., а языковой вопрос не является актуальным.

«Языковые страсти внесли бездарные украинские политики»

Новости Украины - From-UA: - Хотя языковой вопрос и стоит на 31 месте, но копья по поводу языкового вопроса ломаются еще со дня обретения независимости. Как Вы считаете, почему этот вопрос стоит или ставится кем-то настолько остро? Тем более, что не было никакого запрета разговаривать кому-то на каком-либо языке.

Владимир Яворивский: - Я человек, который работает с 1989 года в последнем советском парламенте, а с 1990 года в украинском парламенте, и когда шла речь о восстановлении украинской государственности, я объездил практически все области, включая Донецкую, — нигде не стоял языковой вопрос. Люди хотели иметь не вокзал, а дом. Такая была агитация, и люди это поддерживали, и на референдуме люди за это проголосовали. Языковой раскол страны, языковые страсти внесли бездарные украинские политики, которые ничего не могут предложить в экономике, не могут подать какой-то интеллектуальный продукт в международных отношениях, в проведении внутренней политики и т.д., как это, например, сделали поляки, венгры, словаки и чехи, которые, кстати, тоже разошлись, но разошлись цивилизованно, и никто на сегодня ни на кого не давит, а процветают все.

В польской экономике Бальцерович за один год провел болезненные реформы, т.н. шоковую терапию, и Польша выскочила. Поляки были этим заняты. Конечно, где-то в подтексте существовала языковая проблема, потому что украинский язык был почти 350 лет под запретом — и Эмский указ, и Валуевский циркуляр, и постановления ЦК, и доплата учителям русского языка - все это было, то есть здесь у нас несколько иная реальность. Но никто не ставил это как водораздел, как границу. Люди хотели иметь свою страну. И так бы и было, если бы не внесли этот вопрос нерадивые украинские политики. Регионалы наобещали на выборах все. У меня было такое впечатление, что Янукович спросит: «Ну что вам еще такого пообещать? Может быть, я что-то забыл, скажите, я вам и это пообещаю».



Но ничего не сделано в экономике, в первую очередь, ничего не сделано в политике. Украина двигается к полной изоляции. И уже первые суды европейские подают сигналы про то, что делается в этой стране. Из-за этого осталось одно-единственное обещание, которое, как им казалось, очень легко выполнить — набрать 226 голосов. Никто даже не задумывался, что для того, чтобы закон имел силу, надо набрать 300 голосов. То есть поменять 10 ст. Конституции. Но они знают, что 300 голосов они никогда не найдут в сегодняшней ВР, из-за этого они пошли этим путем — насиловать языковой вопрос. Ну и донасилуются до того, что если осенью они вернутся к этому вопросу, то сопротивление, я думаю, будет намного более мощное, чем то, которое есть сейчас.

«Канада не сможет стать запасным аэродромом для украинского языка»

Новости Украины - From-UA: - Чем обоснованы прогнозы о противостоянии на языковой почве? Тягныбок вообще на днях заявил чуть ли не о гражданской войне или революции. Настолько ли языковой вопрос важен для украинцев, чтобы «затачивать вилы»?

Владимир Яворивский: - Здесь не может быть однозначного ответа, потому что очень легко доказать, что для многих украинцев вопрос языка — это все равно, что спросить его: «Ты хочешь дышать или нет?». Он себе разговаривает на украинском языке, особенно украинское село, глубинка, наши западные районы. Это для них абсолютно естественно. Но для интеллигенции, для мыслящей верхушки, патриотичной, язык — это фундаментальная основа существования государства. На планете нет другого места, где украинский язык может и должен быть защищен государством, где были бы созданы условия для его развития. Ни Канада не может быть запасным аэродромом, ни Австралия, где очень много украинцев, ни Приднестровье — никто, только здесь единственное место, где украинский язык может быть государственным и может быть поддержан. Даже зарубежные эксперты говорят, что этот законопроект сужает интеграционную роль украинского языка в украинском государстве. Для европейских профессионалов, политиков интеграционная роль очень важна, что язык есть интеграционным моментом. И никто бы об этом сегодня уже не говорил.

Новости Украины - From-UA: - Уточните, пожалуйста, интеграция кого и куда?

Владимир Яворивский: - Интеграционная роль государства, которая объединяет регионы. Интеграционная роль народа, нации в политическом смысле этого слова, а не только этническом. Если бы был поставлен вопрос и доведен до конца Кучмой или тем же Ющенко, что значительное количество украинцев будет знать и изучать украинский язык, (если не сами, то их дети), если в этом будет их практическая, рациональная потребность. Если ребенок будет изучать украинский язык в школе, то ему легко будет поступать в вуз, в вузе тоже будет преподаваться украинский язык. Какие-то элементарные вещи надо было сделать, иметь для этого смелость и политическую волю. Но этого никто не сделал, даже Ющенко.



«Я бы, например, очень хотел, чтобы ребенок знал русский язык»

Новости Украины - From-UA: - С другой стороны, практически каждый украинец может без словаря читать, например, Толстого и Достоевского, к тому же, русский - это один из языков международного общения. Но сейчас подрастает поколение, которое не учило русский язык в школах и теряет такую возможность. Как обеспечить баланс между знанием русского языка и поддержкой украинского?

Владимир Яворивский: - Я хочу задать вам контрвопрос: а с чего вы взяли, что дети не изучают русский язык в школе? Возможно, было сужение, потому что раньше русский язык изучали больше. Даже в сельской украинской школе, я припоминаю, у нас был русский язык, русская литература, это все изучалось абсолютно наравне с украинским, может, даже и больше. Сегодня, возможно, произошло некоторое сужение, когда замминистра был Анатолий Погребной, а министром Петр Таланчук. Были такие министры, которые на самом деле немного сузили изучение. Я бы, например, очень хотел, чтобы ребенок знал и русский язык, но в то же время прекрасно знал английский. Я, например, плохо знаю английский, на уровне обычного разговорного, но свободно выступить на каком-то большом форуме на английском как политик я не могу, я комплексую по этому поводу. А вот моя дочь Олеся — ваша коллега на «Новом канале» - блестяще его знает. Она учила его в школе. Почему мы комплексуем все время, что только русский язык? Давайте введём триязычие. Английский же в мировом ареале больше распространен, чем русский. Никто же не выступает против. Загляните в любой украинский киоск, в любой областной центр, где есть русский театр.

«Вы считаете, что язык Азарова — это русский язык»

Новости Украины - From-UA: - Но английский еще надо изучать, а русский уже используется в общении.

Владимир Яворивский: - Это не русский, я снова готов поспорить с вами. Или вы считаете, что язык Азарова — это русский язык — «попередница» и «позадница»? Вы где-нибудь слышали настоящий русский язык? Донетчина — это русский язык? Я могу сказать, что я знаю русский язык, но у меня все равно есть акцент украинский. Я свободно пишу на русском. Я писал публицистику и для «Известий», и в «Литературную газету». У меня маленький Тарас, мой внук, уже знает английский, он ходит в 1 класс, но он знает и русский. Он сам приходит к нему через телевидение и т. д. Это нормально, и никто этого не отрицает. В Конституции русскому языку выделено отдельное место. Помните, как там сказано: государственный, русский и языки других национальных меньшинств.

Я иногда своих оппонентов прошу, например, Колесниченко — Вадим, ну назови, пожалуйста, один яркий пример, где притесняется русский язык, кроме барабанного боя и побрехенек насчет того, что угрожают? Я говорю: это вы довели до всего этого, потому что ввели русский язык в разряд миноритарных. На месте Путина я бы морды вам набил. Что вы делаете с русским языком? Вы его в Украине провозглашаете языком, который может погибнуть. Язык, на котором разговаривает мировая политика, он же является рабочим языком, политическим. На всем постсоветском пространстве, на всей территории России он процветает, а вы его затягиваете в разряд миноритарных. Назовите мне в России еще какой-то язык, который бы поддерживался из российского бюджета? Нет ни одного. Так о чем же мы говорим? Вы хотите, чтобы мы любили ваш язык, уважали его. Мы его и так любим, без вас, без политиков, но, пожалуйста, создавайте хоть какой-то паритет. По подсчетам, около 11 миллионов украинцев живут в России — нет ни одной школы, ни одного украинского театра, который бы поддерживался из бюджета.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале