Окончание. Начало читайте ЗДЕСЬ

Супермаркет

Тарас Иванович позвонил супруге и поведал ей о своих злоключениях. Та в ответ побеспокоилась о его руке, затем поругала мужа за бестолковость и невнимательность, а после спросила, как они будут жить, если ему урежут зарплату.

«Тишка сегодня планшет просил купить, плакал», - сообщила она о новом капризе старшего. Тарас Иванович лишь молча вздохнул: в прошлом году это был айфон и телескоп. Он мысленно пожелал «Apple» скорейшего разорения и направил свои стопы в супермаркет. Супруга решила, что раз сегодня он срезал себе вместе с рукой и рабочий день, то не лишним будет заставить мужа заглянуть в продовольственный…

В молочном отделе, на пути к детскому питанию, Тарас Иванович натолкнулся на преграду в виде огромной галдящей очереди. Она состояла преимущественно из старух, но в ней было также несколько старичков и несколько бледных плохо одетых молодух, определенных Тарасом Ивановичем как многодетные малообеспеченные мамаши.


«А что дают?» - спросил он у ближайшей бабки, специально используя фразу из далекого советского детства. «Йогурты!» - бодро ответила пенсионерка и вернулась к обсуждению нетрадиционных методов лечения геморроя. «Не отрывая от ботвы!» - убежденно махнула рукой её собеседница (Тарасу Ивановичу на миг показалось, что в ней был зажат свежий огурец).

«А что за йогурты, какие-то особенные?» - снова поинтересовался он, указывая на полки, где никем не востребованные стояли самые разнообразные «даноны». «Так акция же!» - бабка посмотрела на него, как на дурака. Тут Тарас Иванович вспомнил рассказ соседки: раз в два дня, собрав просроченные продукты в тележки, супермаркет продает их со скидкой 50%. Однако он не думал, что эта акция пользуется такой бешеной популярностью у населения…

Телевизор

От супермаркета до дома было всего семь остановок, которые Тарас Иванович проехал с большим удовольствием на троллейбусе. Благо, сейчас был «мертвый час» между обеденными перерывами и концом рабочего дня, когда общественный транспорт был наполовину пуст. Но зато при выходе он столкнулся с толстой теткой, которая перлась в троллейбус, таща за собой тележку с привязанным мешком. «Мужчина, осторожней!» - заорала она, толкнув Тараса Ивановича и задев его новые брюки грязным колесом своей «кравчучки»...


Дома его ожидала новая неприятность: заплаканный Тишка, расстроенная супруга и причина всего этого в виде сломанного телевизора. Точнее, большого телевизора, который висел на стене в большой комнате. А это значило ещё и то, что смотреть по ночам большой футбол он уже не сможет. Второй, маленький телевизор находится в их общей спальне и на троих никак не делится. Тарас Иванович озадаченно почесал голову: проблема была еще и в том, что гарантия на сломавшийся телевизор закончилась аккурат месяц назад.

Обзвон гарантийных мастерских подтвердил его опасения. Ремонт стоил полторы сотни плюс цена запасной детали. Сэкономить полсотни на вызове мастера на дом тоже не получалось: снести его вниз в машину он не мог из-за травмированной руки. «Ну и денек!» - вздохнул Тарас Иванович, однако вспомнил, что вчера было еще хуже. Вчера вечером у них наглухо забилась сливная труба, и он, ввиду отсутствия сантехнического троса, провозился в ванной два часа, разбирая, промывая и собирая обратно пластиковые трубы и колена.

Телевизор приехавшие по вызову мастера, после недолгого осмотра, забрали с собой в мастерскую. «У нас там тестовый стенд, оборудование», - пояснили они. Тарас Иванович подозревал, что они просто набивают цену за ремонт, но промолчал.

Не успели они вынести из квартиры телевизор, как появился Тишка. В глазах старшего сосредоточилась обиды и упреки всех обездоленных детей планеты. «Когда вы купите мне свой телевизор? Вы же обещали! Так нечестно!» - срывался он на плач. «Терпи, Тихон, это карма», - изрекла супруга и хотела добавить ещё что-то мудрое, но тут закричал младший, и она помчалась в детскую.

«А мне в детстве хватало футбольного мяча», - грустно промямлил Тарас Иванович. Но ему посочувствовала только Анфиска, лизнув хозяина в колено.


Соседи

Временная инвалидность Тараса Ивановича освободила от домашней работы, но и не помогла избежать выгула собаки. Он положил в карман садовый совок (забрасывать песком Анфискины «следы»), пристегнул поводок, передал его Тишке, и они втроем вышли на лестничную площадку, где сразу же столкнулись с соседом со второго этажа. Имени этого неопрятного мужика в тапках и трениках Тарас Иванович тоже не знал, он был ему столь же неприятен и неинтересен, как и его супруга. Зато сам он представлял для него большой интерес. Между ними немедленно завязалась оживленная дискуссия:

- Привет, сосед! Ты деньги на дофомон сдавать будешь?
- Нет.
- Как это нет?
- Да вот так. Он мне не нужен.
- Так он всем нужен!
- А мне не нужен.
- Так ведь домофон закрывает подъезд от бомжей, наркоманов.
- Домофон ничего не закрывает.
- Ты чего такое говоришь?
- Домофон - это устройство для связи и дистанционного открывания замка на дверях подъезда. А мне его дистанционно открывать не нужно. Меня вполне устраивает нынешняя защелка и ключ-палочка. Зачем я буду сдавать деньги на то, что мне не нужно? Точнее, на то, что нужно другим.
- Погоди… Так а если к тебе кто-то придет?
- Ко мне никто не ходит. Может быть, к кому-то каждый день односельчане в гости толпами и ходят. Ко мне – нет!
- Ты это на кого намекаешь?
- Угадай с трех раз!
- Нет, ты не прав… Мы собрание провели и решили!
- Я рад за вас.
- Слушай, так дела не делаются.
- Вот именно.
- Ты не веди себя так, хорошо?
- А то что будет?
- Не надо плевать в колодец.
- Это у вас колодец. У меня водопровод. Доброго вам вечера…

Тарас Иванович уже хотел, было, обойти настырного соседа и пойти дальше, как голос подал Тишка, мгновенно изменив ситуацию: «А у папки денег нет, его с работы выгнали!»


Удивление на лице соседа смешалось со злорадством, а у растерянного Тараса Ивановича оно запылало стыдом. Он опустил глаза, буркнул сыну «ну что ты мелешь?» и потащил его за руку вниз. Сверху звучал торжествующий голос соседа: «Та чего же ты молчал, сразу бы сказал, мы понимаем трудности, можно ведь рассрочку оформить!»

«Ну и почему тебе взбрело в голову, что меня с работы выгнали?» - поинтересовался Тарас Иванович у сына, когда они вышли во двор. «Так мама сказала. Что тебя выгнали и теперь денег не будет, и чтобы я планшет больше не просил. А что, тебя не выгнали? А ты планшет купишь?!». «Нет», - мотнул головой Тарас Иванович. «А телевизор?!» - не унимался Тишка.

Так отец и сын прошли три круга вокруг двора, сопровождая перебегающую от куста к кусту Анфиску, под ненавистные взгляды кошек и тети Клуши. Возле подъезда их встретил высадившийся на лавочку вечерний десант старушек. Они смотрели на Тараса Ивановича и Тишку внимательно и весьма странно. Озадаченный, он поздоровался с ними и вошел в подъезд, услышав за спиной шепот пенсионерок:

- Тарасика ж выгнали с работы. Да! Мне Степан из двадцатой рассказал.
- А что ж такое? Пил?
- Такой хороший парень был. Я его с детства знала.
- А что ж с детьми теперь будет?
- С матерью останутся.
- Квартиру делить будут.
- Да-а, вот жизнь пошла! И гречка снова подорожала.
- Да вы что? Когда?
- А я вот успела купить десять килограмм…

Футбол

Чтобы спокойно посмотреть матч по единственному оставшемуся телевизору, Тарас Иванович пустил за компьютер непрестанно ноющего Тишку. Впрочем, очень быстро его выжила оттуда, отправив спать, супруга, которая стала смотреть онлайн свой любимый сериал.


Но достичь желаемого спокойствия не получилось. На двадцатой минуте матча в сети скакнуло напряжение, и автомат защиты на минуту обесточил их квартиру, погрузив её во тьму. И хотя бытовая техника была спасена от возможных проблем, и без того плохое настроение Тараса Ивановича безвозвратно испортилось. Во многом благодаря радостному реву вечно пьяного мужика в доме напротив, который вот уже пять дней как ушел в глубокий футбольный запой. «А-а-а, давай-давай-давай, о-о-о, э-э-э, ы-ы-ы!» - орал он, словно динозавр во время оргазма.

Когда электричество вновь включилось, супруга потащила Тараса Ивановича настраивать компьютер («а то вот тут черный экран с белыми буквами»), одновременно с чем его начал доставать сонный Тишка. «А ты чего проснулся?» - «Так свет выключили, я и проснулся!». В это время, судя по взрыву сотен радостных криков за окном, наши забили гол. «Та йо!» - выдохнул Тарас Иванович и сгоряча стукнул рукой по слоту. Той самой, разрезанной и зашитой…

Выпитого перед сном «кетанова» (чтобы снять боль) оказалось недостаточно, пришлось глотнуть позаимствованный накануне у тещи «Афабазол» (чтобы заснуть). Уже час, как закончился матч, а мужик в доме напротив всё мычал во весь голос «ое, ое, ое, давай, чемпион!». На раздающиеся из разных окон предложения заткнуться и пожелания пойти в известном направлении он просто не реагировал. Милиция тоже не приезжала: то ли ей никто так и не позвонил, то ли она сама сейчас пила пиво и орала «ое!». Тарас Иванович подумал, не пойти ли ему метнуть в окно буйного фаната тупой тяжелый предмет, но предположил, что тогда милиция уж точно приедет. И заберут не мужика, а его, Тараса Ивановича – выгнанного с работы за пьянство скандалиста (или чего там соседи еще наговорят). А может, мужик просто выйдет и набьет ему морду. «Хотя мне-то за что?» - с возмущением подумал Тарас Иванович и заворочался.

«Тарасик, иди я тебя пожалею», - сквозь сон пробормотала за спиной супруга, вяло ощупывая рукой очертания мужа. «Спасибо, не надо, - с обидой буркнул Тарас Иванович. – Любовь из жалости это еще хуже, чем любовь за деньги!» «Чего? Какие деньги? У тебя ж их нет, - пробубнила супруга в подушку и повернулась к стене. – Ну и ладно…»

Но не успел Тарас Иванович погрузиться в дрему, как по квартире разнесся плачь младшего, а затем и крик старшего «мам, иди Лешке подгузник меняй!». Супруга подскочила, как выдрессированный лунатик, а Тарас Иванович с протяжным стоном посмотрел на часы: было половина первого ночи. Еще один день был позади – а может быть, это начинался уже следующий…


P.S. – мы благодарим всех сограждан, кто любезно согласился принять участие в создании собирательного образа среднестатистического украинца.

Окончание следует