Стихия бушует: американцы страдают от рекордной жары, у японцев очередное землетрясение, а в России новое явление – «речное цунами». Конечно, соседское горе – совсем не повод для радости, но, созерцая устрашающие картины с телеэкрана, невольно с облегчением вздыхаешь – гнев природы обходит стороной родные степи.

Природа пожалела – природа и обделила. Не без помощи рук человеческих, казалось бы, из совершенно безопасного государства Украина медленно, но уверенно превращается в техногенный ад и оружие замедленного действия.

Какие опасности грозят родному государству, корреспондент Новости Украины – From-UA узнавал у наших экспертов.

Депутат от Блока Литвина Сергей Гриневецкий считает, что власть должна готовиться к испытаниям, которые преподносит природа: «Кризис инфраструктуры постсоветских государств не выдерживает нагрузки. Что бы там ни говорили — что власть не чистит ливневую канализацию, но такого количества осадков не выдержит ни одна, даже самая чистая канализационная система. Здесь надо по-другому оценить возможности каждого государства. Прежде всего, вкладывать в науку прогнозов, определять проблемные катаклизмы, потому что это очень серьезно сказывается на продовольственной безопасности. Кроме того, надо вкладывать в науку, в прогнозное моделирование, видеть, как будет меняться климат, и упреждать все эти риски. Должен быть системный комплекс вопросов. Ну и, конечно же, должно быть соблюдение технологий».



«Самая развитая страна в мире - Япония. Смогла она победить стихию? – задает риторический вопрос эксперт. - Вчера в Одессе выпало столько осадков, что просто катастрофа. За последние 2 месяца это уже второе испытание. Хорошо, что это летний период, а не осень. Надо серьезно заниматься усовершенствованием инфраструктуры. Кризис постсоветской инфраструктуры приводит к тому, что мы тратим много денег на ее восстановление, а не на модернизацию».

«Экологические кризисы могут происходить по законам, которые еще не исследованы человеком, - рассказывает политический эксперт Степан Гавриш. - Слишком долгое варварское вмешательство в природу, борьба за энергетические рынки являются гораздо более опасными, чем ядерные испытания под землей. Поэтому мы все чаще имеем проблемы со сменой климата, с непрогнозируемым развитием аграрной экономики».

Эксперт назвал главные проблемы страны: «Для Украины важной проблемой является антропогенная изношенность природных ресурсов, потому что на ее территории, кроме известной ядерной дивизии, которая владела третьим ресурсом в мире ядерных запасов, ядерными шахтами, есть проблема хранения боевых припасов на открытых площадках, которые находятся недалеко от атомных станций и которые в любое время могут привести к взрывам. Еще одна проблема — это складирование ядохимикатов на открытых площадках. Третья проблема — это проблемы, связанные с ЧАЭС. Следующая - загрязнение речек, переход их в личную собственность, где государственная политика сегодня фактически не присутствует. Это также разорение земель и использование интенсивных технологий для выращивания культур, которые уничтожают чернозем. И последнее — это загрязненность атмосферы. Украина владеет индустриальными технологиями, которые интенсивно влияют на окружающую среду, чем весьма серьезно ее травмируют, поэтому мы все чаще сталкиваемся с засухами, которые зависят не только от глобальной экологии. Это, естественно, сказывается на здоровье граждан, на их питании, потому что все чаще на рынок попадают продукты, для изготовления которых применяется генная инженерия, пестициды. К сожалению, правительство не ввело не только мониторинг, но и не предупреждает потребителей о наличии их в продуктах».

Регионал Вячеслав Богуслаев не владеет информацией, что нужно делать при чрезвычайных ситуациях, но уверен, «что у министра МЧС Балоги, есть инструкции на все случаи жизни».

«Я знаю, что у нас нет ничего, - продолжил Богуслаев. - Нам нужны вертолеты, спасательные самолеты, бронетранспортеры плавающие — вот это надо».



«Понимает ли сегодня украинская власть все эти угрозы? Нет, – уверен депутат от НУНС Иван Заец. - Это выражается в том, что экологическая лексика фактически исчезла из уст членов Кабмина, президента. Она умирает и в ВР, я уже не говорю про органы местного самоуправления — это первый признак. Другой признак такого непонимания — это отсутствие хоть какой-то реакции на протесты общественности. Мы видим протесты общественности на события такого рода: то где-то застраивают берега Днепра, кто-то вырубает целые парки под застройки, то идет засорение окружающей среды различными отходами. Застраиваются долины речек, чем фактически уничтожается такой важный ресурс, как вода — ресурс номер 1 в 21 столетии. Общественность требует увеличения количества заповедных территорий, чему власть противостоит. А ведь речь идет про ресурсы стратегического характера — о жизни отдельного человека и всей нации. Поэтому я однозначно заявляю, что наша власть не готова и не ощущает всех этих угроз. Признаки паралича власти — это отсутствие экологической лексики в устах должностных лиц, отсутствие реакции на выступление общественности, это фактически уничтожение экологического законодательства, которое является более-менее прогрессивным. Полностью уничтожен институт экологической экспертизы, археологической экспертизы. Идет процесс разрушения экологического законодательства, которое выстраивалось в европейском направлении. И еще один признак — это отсутствие в государственных управленческих моделях такого инструмента, как предупредительные мероприятия, потому что когда мы имеем дело с природными катаклизмами, то если нет предупредительных мероприятий, мы имеем разрушительные последствия с огромными убытками».

«Если говорить об идеологии развития, то она предусматривает обязательный учет в государственных управленческих моделях такого признака, как признание социальных требований, экологических наравне с экономическими требованиями. А у нас доминируют только экономические требования, все остальное в нашем государстве никого не интересует. Но и дурному понятно, что если не будет здоровой окружающей среды, то не будет и здоровья людей, значит, социальные проблемы не будет решены. Если не будет здоровой окружающей среды, то не будет и экономического развития, потому что будут исчерпываться ресурсы», – подытожил эксперт.

Директор Киевского эколого-культурного центра, заслуженный природоохранник Украины Владимир Борейко уверен, что власть не готова к природным «сюрпризам»: «Что касается техногенных катастроф, то это можно очень просто объяснить, потому что у промышленности, которая нам досталась от СССР, срок годности уже истек. То есть оборудование уже не то, что было 30 лет назад, плотины, дамбы, которые стоят, тоже уже устаревшие, железнодорожные пути надо менять. Поэтому у нас все чаще происходят техногенные катастрофы».

«У нас нет цунами, потому что у нас нет океанов, у нас нет сильных штормов, потому что у нас внутренние моря, у нас нет сильных землетрясений. Последнее землетрясение было в Крыму, когда там еще бывал Остап Бендер. Вулканов действующих у нас тоже нет, - рассказывает эксперт. - Но это ни о чем не говорит, потому что если природа ничего плохого не делает, то человек сам себе это делает».



«Катаклизмы всегда были, есть и будут, и угрожает это в том числе и Украине, потому что погода не имеет границ, - считает заместитель начальника Укргидрометцентра Анатолий Прокопенко. - Но какие именно, говорить крайне сложно, мы можем говорить только о том, что у нас уже были. А у нас были достаточно серьезные катаклизмы и в плане паводков, смерчей, засух, сильных ливней, града, сильных ветров — шквалы, ураганы и т.д. За последние годы наметилась тенденция к увеличению стихийных явлений. Наверно, в первую очередь это связано с изменением климата. Чем больше повышение температуры (а это глобальная тенденция), тем нестабильнее становится атмосфера, и мы наблюдаем те же самые катаклизмы и в других странах, хотя еще лет 30-40 назад они были не такими, как сегодня. Если вспомнить физику, то чем больше нагрев, тем больше кипение».

Эксперт уверяет в том, что природные катаклизмы Укргидрометцентр уследит: «Наша задача - спрогнозировать и предупредить о наличии таких природных катаклизмов. Насколько это работа успешная, могут судить наши потребители, но, по нашим данным, у нас истинность таких предупреждений где-то на уровне 95-98 %. Мы применяем все усилия для того, чтобы внедрять новые технологии, новые методы прогнозирования, а также новые формы доведения информации до потребителей, используя, в том числе, и мобильную связь, и интернет, и ТВ, и радио. Безусловно, тем, с кем мы заключаем договора, эта информация непосредственно передается по телефону или факсу. Туда, куда мы не можем передать, подключается МЧС, потому что органы МЧС есть практически в каждом районе».