Сегодня произошло интересное событие. В отношении журналистки Сони Кошкиной (в «миру» - Ксения Василенко) возбудили уголовное дело. Возможно и не сегодня, но вчера не было такой уверенности, а сегодня – это свершившийся факт. Ресурс «Lb.ua» как бы не работает. Но … работает, потому что не закрыт! Помните анекдот про неуловимого Билла, который никому на *** не нужен?

Тем не менее, «дирижёры» веб-сайта назначили виновных в «удушении» свободы слова, конечно же, властных мужей. И политика ресурса с «Избранное для всех» переформатировалась в «Всё для избранных» путём проведения акции «хомяк, оставь свой комментарий». Пишу об этом уверенно, убедившись лично. Попробовать могут и желающие, но много не пишите – бо марна справа. Борцы за свободу слова и чистоту депутатского корпуса ввели ЦЕНЗУРУ . Подтирают всё! Не только себя, обгадившись от страха перед наказанием, но и комментарии на своем сайте.

«В чём проблема?» - спросит непосвященный. Проблема в следующем.

Журналистская братия М. Найем и бор С. Лещенко – большие правдолюбы и грантоеды, отрабатывая очередную программу грантов (будете смеяться, но снова от Национального демократического института), преподносимую как борьбу с нечистоплотными депутатами на предстоящих выборах, придумали гениальный план. Ведь хитры, стервецы! Как можно ещё узнать о делах и мыслях депутата, как не ознакомившись с его личной переписочкой, не прочитав его смсочку, не подслушав его разговорчик!? Спросить в интервью, дык разве тот ответит? Да и сам бы Мустафа не ответил, понимает это, но он же журналист! Может провести «журналистское расследование»? Ну, вы в курсе, если нельзя, но журналисту хочется, то можно. А если что, то всегда можно сказать, «ущемляется свобода слова», «гонения на журналистов», «грядет диктатура»… В общем, набор клише хоть и ограничен, но ёмок. Решили и сделали.


13 апреля с.г. в «Украинской правде» была обнародована СМС- переписка народного депутата В. Писаренко.




Можно было бы предположить, что телефон депутата случайно попал в кадр аккредитованного фотокорреспондента, а уж подготавливая материал к публикации, журналисты выбрали наиболее «удачный», по их мнению, снимок. Но 16 мая история повторяется с депутатом Ю. Воропаевым. На сайте «Левого берега» размещается фотография с частной перепиской нардепа. Причем, по довольно щекотливому вопросу.




Комментируя эти события в своем блоге, Мустафа кидает клич и призывает «своих коллег в ложе прессы Верховной Рады – операторов и фотографов – сознательно содействовать сбору любой компрометирующей информации о народных депутатах во время заседаний парламента». И дальше, как пионерская клятва: «Я со своей стороны гарантирую конфиденциальность источникам информации и обязуюсь придавать ей гласность. Все фотографии, видео-материалы такого характера я буду публиковать в своем блоге либо в статьях на «Украинской правде».

Оказалось, что вышеприведенная «компра» стала лишь продолжением, а не началом этой украинской версии «World News». Законодателем борьбы с депутатами методами, честно говоря, сомнительными и была Ксения Василенко аka Sonya Koshkina.

Еще 18 ноября 2011 года на своем сайте, - ЛБГТ, ЛБ.юа Соня разместила фотографии с набираемым текстом смс, в телефоне еще одного народного депутата ВР – В. Ландика.





Тонкость момента заключается в том, что сын депутата в данный момент проходит по уголовному делу, - и не в качестве свидетеля. Отец видимо пытается что-то «решать». Отец есть отец, даже если он и депутат. А Соня решила его этим снимком компрометировать, вернее, ударить, что называется, ниже пояса. И для этого была причина.




Мне представляется, что делать этого Кошкиной не стоило бы, даже ради денег и даже ради рейтинга.

Как определить – можно/нельзя? Просто - виртуальное моделирование. Представляем себя на месте Ландика, не обязательно в зале – это сложно, и отвечаем на простой вопрос: не против ли я, что бы написанная мной СМС-ка была растиражирована в СМИ? Если сами себе отвечаем «против», - значит, так делать не следует.

Большинство здравомыслящих людей, видимо, так себе и отвечают, ведь Конституция гарантирует нам тайну переписки, телефонных разговоров и других моментов приватной жизни.

Обеспечивается эта конституционная норма правоохранительными органами, а наказание за её нарушение прописано в Уголовном кодексе.


Чтобы снять все вопросы и убедиться самостоятельно в наличии всех признаков в действиях журналистки, здесь приводится и текст статьи, причем необходимо обратить внимание на вторую её часть, учитывая ху из м-р Ландик:

Статья 163. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфной либо иной корреспонденции, передаваемых средствами связи или через компьютер.

1. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфной или иной корреспонденции, передаваемых средствами связи или через компьютер, - наказываются штрафом от пятидесяти до ста не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы до трех лет.

2. Те же действия, совершенные в отношении государственных либо общественных деятелей или совершенные должностным лицом, или с использованием специальных средств, предназначенных для негласного снятия информации, - наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Комментарии: 1.Объектом преступления является право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфной или иной корреспонденции, которые передаются средствам связи или через компьютер.


2. Объективная сторона преступления выражается в нарушении:

а) тайны переписки;

б) тайны телефонных переговоров;

в) тайны телеграфной корреспонденции;

г) тайны иной корреспонденции, которая передаётся средствами связи или через компьютер.

Тайна вышеуказанных случаев обмена информации, то есть неприкосновенность средств личного общения, состоит в том, что никто помимо воли управомоченного лица не может знакомиться с перепиской, телефонными переговорами, телеграфной и иной корреспонденцией, которая передается средствами связи и через компьютер, кроме случаев, прямо предусмотренных законом и устанавливаемых только судом.

Понимает ли Соня, что она сделала и каковы последствия? Очень похоже, что понимает. Находясь на отдыхе на итальянском острове Капри, она участвовала в почти_политическом шоу Савика Шустера, с использованием Skype, где и ошарашила украинскую общественность своим желанием просить денег политическое убежище в Европе. Эмпирически, конечно можно предположить, что борец-Соня боится за свою жизнь или возможную расправу через «судилище». Однако факты упорно свидетельствуют о том, что со времен Гонгадзе ни один журналист в Украине не был осужден. Следовательно, бояться за свою жизнь или несправедливое решение «продажного суда» Соне нет резона, нет зримых аналогий. Нет ощущения страха и, причем, давно. Поэтому смешное заявление о политическом убежище можно расценивать только как понимание ею смысла народной пословицы «Знает кошка (то бишь Кошкина), чьё мясо съела».


Другими словами – нельзя бороться с чем-то негативным негодными методами, даже если ты журналист. Нет, не так. Тем более если ты журналист.

Да, здесь необходимо учитывать один нюанс. Он поможет прийти к логической развязке. Соня училась в аспирантуре Одесского юридического университета по специальности «философия права» (правда, стала кандидатом политических наук). Сложно сказать, предполагает ли философия права знание самого права или хотя бы уголовного кодекса, но «любовь и уважение» к Сергею Васильевичу Кивалову – это уж точно. Кто знает положение этого политика в партийной иерархии «Партии регионов», да и просто в общественной жизни, оценит Сонину «крышу» сполна, а любовь, очевидно, восполняет эти пробелы. В дополнение к «уважаемому» президенту учебного заведения у Сони есть и просто друзья. Наверное, как у каждого из нас. Но не у каждого из нас в друзьях Ринат Ахметов.

С друзьями понятно – люди серьезные и влиятельные. Причем влияние их влиятельно далеко за пределами их офисов. Но есть ли недоброжелатели у Сони? Их есть сполна. Причем на одной грядке ниве – журналистской.

Надо отметить, что Соня, по жизни, не способна испытывать отвращения к нечистоплотности. Не брезгует она не только чужими тайнами, но и плагиатом. Причем разницы нет наука это или любимая ею профессиональная деятельность. Разместила на своем ресурсе папины статьи (Николая Климовича Василенко), естественно от своего имени. Ну, а учесть, что отец писал в 2009, а на дворе уже 2012-й как-то не сложилось. Своим, пардон, отцовским творчеством обидела Соня конкурентов своих в борьбе за гранты. Это отдельная история и с ней желающие могут ознакомиться вот здесь, но вот личности, упомянуты там, нам будут весьма интересны – Мустафа Найем, Сергей Лещенко и Алексей Мустафин.


Претензии к Кошкиной эти ребята имеют реальные, т.е. финансовые. Именно они договаривались со Светланой Залищук (кто забыл, - это лицо, в профиль, движения «Честно» и по совместительству то ли правая, то ли левая рука Олега Рыбачука) о выполнении пикантных поручений. Света пообещала ребятам от 5 до 10 тыс. гривен за достоверный компромат на депутатов, за факты коррупции при подготовке к Евро-2012 и т.п. Он очень, ну очень-очень был нужен Светлане. Вся деятельность «Честно», да что там «Честно», всего «Центра-UA» зависит от наличия у них на руках компрометирующих материалов на кандидатов в депутаты и представителей действующей власти. Не будет их – не будет денег от НДИ.

И здесь появляется Соня. Мало того, что Кошкина первая размещает на своем ресурсе фотоснимки Ландика, первая получает от Залищук деньги, так еще и попрекает «Украинскую правду» и «Корреспондент» в получении денег американских налогоплательщиков. Ну, в самом деле, Соня, не наглей, скромнее надо быть!

Каким образом Мустафа и Сергей вышли на городскую прокуратуру – не знаю, врать не буду, но люди знающие поговаривают, что практически по той же цепочке, по которой должны были получать свои гонорары. Генеральная даже не в курсе.


Теперь, понимая, как «власть закрывает свободные СМИ», можно не только поверить в искренность заявлений Лёвочкина и Хорошковского о своей непричастности к уголовному делу, но и оценить нравы современной украинской журналистики. Каждый в праве сам дать оценку моральности и соблюдению этических и журналистских норм отдельных её представителей и конкретно Ксении Власенко ака Сони Кошкиной.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале