…Щоб хоч де-небудь притуливсь, то віддадуть у москалі
Тарас Шевченко


Косить или не косить?

Косить или не косить от армии? С этим вопросом потенциальный призывник сталкивается с момента получения приписного свидетельства, а может, и еще раньше. Но, учитывая тот образ армии, который сложился в обществе, и взвесив возможные «за» и «против», вопрос зачастую ставится по-другому: «Как откосить?». Кому-то везёт с военной кафедрой, но они есть не при каждом вузе, и попасть туда, как правило, очень непросто, тем более, что для студентов платных отделений это выльется в дополнительные расходы. Кто-то косит по здоровью или попросту не живет по месту прописки, рискуя нажить себе проблемы с законом. А кто-то идет служить потому, что не смог или не успел откосить, или потому, что без «белого» военника в некоторых сферах просто не устроишься на работу. А есть и такие, кто готов отдать родине год своей жизни исключительно из идейных соображений.

И если родина, как поётся в песне, начинается с картинки в букваре, то армия начинается с военкомата. Точнее, с повестки, которую призывник однажды обнаруживает в своём почтовом ящике. За ней следует сбор необходимых документов и обязательная медкомиссия. Вообще, вся эта суета вокруг призывных кампаний дала почву такому количеству баек и анекдотов, которое лишь немногим уступает количеству анекдотов про саму службу. Большая часть из них касается прохождения психиатра и тех уловок, на которые идут призывники, чтобы считаться официально негодными к военной службе. Видимо, уже тут начинаются знаменитые армейские парадоксы. Сейчас мало кого можно удивить тем, что юноши, имеющие неподдельные проблемы со здоровьем, с потрясающей частотой признаются годными. А вот то, что у совершенно здоровых людей, действительно собравшихся идти служить, с такой же частотой находят всякие недопустимые медицинские отклонения, наводит на мысль, что в наших военкоматах либо такая особенная селекция, либо состояние здоровья призывника нуждается в каком-то финансовом подтверждении.

О том, как ему удалось «закосить», вспоминает в своём комментарии Новости Украины – From-UA, вокалист группы ТНМК Александр «Фоззи» Сидоренко. «Я не служил, - вспоминает музыкант, - тогда все «косили». Те, кто хотел в армию, шли в военное училище. По своей воле на срочку никто не хотел, потому что, грубо говоря, есть красивая декларация «Служба родине» и т.д. На самом деле все прекрасно понимали, что это дедовщина, горячие точки, работа в качестве бесплатной рабочей силы, то есть ничего общего со службой родине не было. У меня был момент по здоровью, связанный с сердцем, потом я его вроде бы перерос, но всё равно областную комиссию я проходил раз 5. Они хотели денег. У меня были основания для того, чтобы не идти в армию, но приходилось их защищать, потому что по мнению военкомата любой, кто не заплатил деньги, это враг».

«Поэтому последний раз, - делится воспоминаниями Фоззи, - меня повезли в областную комиссию под конвоем в военный госпиталь. Я занимался спортом, то есть физически я был готов на 5, но я знал, какие симптомы показывать, потому что лежал в больницах — все тогда были большими специалистами в плане «закосить» от армии. Те, кто хотел «закосить» на сердце, ели пачками индийский чай: если всухомятку съешь пачку чая — сердце начинает вести себя неадекватно. Вот в таком духе. В госпитале я разбил головой стеклянный шкафчик, изображая падение в обморок после того, как поднялся на третий этаж по ступенькам. Еще когда они меня везли в «бобике», я стал задерживать дыхание, и когда мне снимали кардиограмму, естественно, она показала все виды аритмии, которые только были возможны».



«Я считаю, что сейчас в Украине существует достаточное количество людей, которые хотят профессионально заниматься военным делом. Украинская армия на данный момент — это декларация. Она давным-давно профессиональная, просто использует рабскую силу. Все это устраивает людей, которые фактически зарабатывают себе на жизнь тем, что выдают «белые билеты». Понятно, что эта система давно умерла, высохла, завонялась, и отпечатков пальцев никаких нет. Но, как и многое наследие «совка», пока еще живо, потому что не хватает политической воли это все похоронить окончательно», - считает музыкант.

Легко ли попасть в спецназ?

После военкоматовской медкомиссии на пути в армию следует областная – последний шанс для больных и уклонистов подтвердить свой статус ограниченно-годного в военное время. Там же и проходит распределение, в какую часть отправятся служить будущие солдаты. Самые популярные направления — поближе к дому, чтобы сильно не гоняли, либо наоборот — десант, разведка, части специального назначения. Многое решает предварительная договорённость с военкоматом: если человек точно знает, чего хочет, и заблаговременно изъявляет желание служить там-то и там-то, то ему, скорее всего, пойдут навстречу. На этом этапе инициатива ещё поощряется. Следует заметить, что даже подойдя по здоровью и результатам психологических тестов, можно не получить направление в желаемую часть. Во-первых, воинские части иногда меняют разнарядки по областям, так что в нужное подразделение может просто не быть набора. Во-вторых, затянувшаяся военная реформа, предполагающая переход армии на контрактную основу и сокращение её общей численности, просто не оставляет места срочникам в некоторых «престижных» подразделениях.

Многие офицеры сетуют, что при существующей системе боевой подготовки, которая представляет собой, скорее, урезанный вариант советской двухгодичной программы, подготовить солдата на должном уровне за год просто нереально. Особенно с учётом того кризиса, в котором наша армия уже который год пребывает. Как результат - в подразделениях, где требуется усиленная подготовка, отдают предпочтение военнослужащим по контракту, а не срочникам, которые, толком ничему не научившись, покидают воинскую часть через год. В пример можно привести спецназ военной разведки, где солдат срочной службы вполне может служить, например, шофёром, но никак не разведчиком-диверсантом.

С вопросом о том, кому будет полезна срочная служба, и какая модель комплектования армии более всего подошла бы Украине, мы обратились к заместителю шеф-редактора журнала «Камуфляж» Сергею Бабакову.



- Я считаю, что всем подряд в армию идти не стоит. Есть ряд молодых людей, которые не готовы к жизни в коллективе и физически, и морально, - считает военный журналист. В идеале — нужно, чтобы туда шли люди, которые хотят служить, которым это интересно, которые видят для себя какие-то стимулы. Чем меньше там будет случайных людей, тем больше будет пользы и для общества, и для армии.

«Если говорить плюсах, - продолжает Сергей Бабаков, - то армия дает человеку правильное представление о жизни, причем очень быстро. Одно дело, когда ты крутой хлопец рядом с родителями, друзьями, в привычной среде, и совсем другое - когда ты вдруг оказался один на один со своими проблемами — готов ли ты их решать, готов ли ты правильно построить отношения с командирами, со своими сослуживцами, дать правильную цену самому себе. В этом плане армия просто незаменима. Даже полугодичная, годичная служба много чего даёт для знания жизни. Это же касается и боевой подготовки, если человек в течение года интенсивно занимается, водит, стреляет, не убивает время на уборку территории, не роет канавы, тогда года вполне достаточно, чтобы человек получил необходимые знания. А затем, в последующем, если руководство этого государства мудрое, в ходе всевозможных сборов он будет эти знания совершенствовать, закреплять, знакомиться с новыми образцами техники и т.д. Если же солдат рассматривается как дешевая рабочая сила, если все сводится к борьбе за выживаемость, копанию теплотрасс, убиранию территории, то и нескольких лет мало», - считает военный специалист.

«Я сторонник австрийской, немецкой модели, когда гражданин, получая от общества поддержку в виде доступного образования, медицинского обеспечения и т.д., в то же время этому обществу что-то отдает. Но при этом государство должно создать солдату такие условия срочной службы, которые ничем не отличались бы от работы на производстве. Он должен получать за это соответствующую оплату, он должен иметь определённые социальные льготы, у него должны быть близкие к идеальным бытовые условия. То есть он должен быть полноценным гражданином, который носит погоны и выполняет специфическую функцию. За счет людей, которые прошли через такую службу, создается дополнительный военный резерв в государстве. Это как готовность к наводнению или землетрясению: пока их нет — не нужны средства оповещения, лодки, мобильные госпиталя и т.д. Но когда такое случается, все становится нужным и хорошо, когда есть что противопоставить стихии», - подытожил заместитель шеф-редактора журнала «Камуфляж».

Тем не менее, именно сокращение срока службы привело к значительному уменьшению масштабов дедовщины, которой больше всего боялись призывники и их родители. По крайней мере, такую тенденцию отмечают чиновники из Министерства обороны. О солдатском питании мамашам нынешних рекрутов тоже особо волноваться не стоит. Качество пищи хоть и отличается от столовой к столовой, но от голода, судя по откормленным дембельским лицам, защитники родины точно не страдают.



На самом деле, ничего страшного в срочной службе нет, в украинской армии риск умереть или получить увечье при прохождении службы не больше, чем на «гражданке». Быть может, дело в гласности, при которой чуть ли не каждое ЧП становится достоянием общественности, и это заставляет командиров лучше следить за подопечными, или общий курс на гуманизацию армии дал свои плоды. А может, это следствие плачевного положения дел в самих войсках, ведь когда нет стрельб, то и шальной пули бояться нечего.

«Нормальный мужик» или «настоящий мужчина»?

Бытует мнение, что армия делает из парня мужика. Науке неизвестно, помогает ли срочная служба стать «настоящим мужчиной», но чтобы стать именно мужиком, есть все условия. Хотя всё зависит от человека, ведь именно способ адаптации к новым условиям жизни, реакция на возникающие трудности и умение находить общий язык с самыми разными людьми определяют то, как отразится служба на личности человека. Тем не менее, нелёгкие условия современной гражданской жизни учат справляться с трудностями не хуже, чем воинская дисциплина. В целом, надежды на то, что служба способна кого-либо по-настоящему воспитать, можно описать старой пословицей, мол, «сильному не нужно, а слабому не поможет». Хотя, как некоторый урок самостоятельности, такой опыт может быть полезен тем, у кого не было желания научиться этому другими способами.

Известный политик и журналист Дмитрий Корчинский, вспоминая свои армейские годы говорит, что «это было абсолютное сумасшествие. Я убежден, что срочная служба и тогда была не нужна, и сейчас. Если бы вдруг началась война с агрессивным блоком НАТО, то я, например, точно знаю, кого бы я в роте застрелил в первую очередь. Я думаю, что так все. И многие знали, что застрелят меня в первую очередь. Сейчас уже война должна быть делом профессионалов».

«После срочной службы выходят обычно пацифисты. Я, например, ненавидел оружие, армию, все, что связано с войной, еще несколько лет после срочной службы. Тем не менее, - продолжает Корчинский, - должна быть начальная военная подготовка, профессиональная контрактная армия и военное обучение всего населения. Плюс должны поощряться все парамилитарные организации. Должны быть отменены все позорные статьи УПК, которые предусматривают уголовную ответственность за наемничество и участие граждан в незаконных военных образованиях. Население должно поощряться к участию в военизированных образованиях, к приобретению оружия, к созданию военных братств. Это приведет к общему повышению морального духа нации».

«На офицерские должности должны браться те люди, которые любят войну. В военное училище надо принимать только тех людей, которые отвоевали добровольцами в локальных конфликтах или за границами Украины, в горячих точках. Если человек любит войну, то он будет хорошим офицером, не любит — не будет настоящим офицером», - раскрывает свою позицию лидер партии «Братство».



Но в существующих реалиях, по прибытию в часть, солдата ждёт краткий курс молодого бойца, потом присяга и месяцы рутины, солдатская каша, усталость, недосыпание и тоска по дому. А вместе с тем, моменты, которые вряд ли навсегда исчезнут из памяти: первый прыжок с парашютом, первый выход в море, первый выезд по тревоге. В каждом роде войск своя романтика. Разумеется, романтика хороша, когда она не вечна. Став образом жизни, армейская организация заставляет в корне переосмыслить и переоценить такие естественные, казалось бы, понятия, как личное пространство, свободное время или свобода передвижения. В таком режиме дни тянутся, а месяцы летят. В монотонной череде абсолютно одинаковых дней просто невозможно выделить какой-то один, потому что он почти всегда будет копией предыдущего. Солдат спит – служба идёт, солдат бежит – служба всё равно идёт. Остаётся только ждать дембеля, вычёркивая дату за датой в карманном календарике, и пытаться вынести из всего происходящего хоть какой-то позитивный опыт.

«Я не жалею, что не служил, - делится своим мнением известный модельер Андре Тан. - Я делал коллекцию. Если бы я искал себя и не мог приткнуться — это один вопрос. Я считаю, что армия, во-первых, нужна для мажоров, я бы их всех туда отправил для того, чтобы они понимали, почем пуд соли. И второе, - продолжает Андре, — я бы отправил туда людей, которые еще не определились в этой жизни, потому что армия структурирует человека и дает понять, что детство закончилось, и наступил переломный момент, и пора играться не в танчики, а в другие, серьезные игры. Мне кажется, что армия дает понять, что надо нести ответственность не только за себя, но и за свою Отчизну, за будущую жену, мать и т.д».

«Пока я слышал только позитивные отзывы, что там хорошо сейчас кормят, без всяких перебоев. Это не период перестройки, и не первые годы независимости Украины, когда перловка реально была праздником в армии. Первые полгода там дедовщина, но я считаю, что через это должен пройти каждый, потому что нужно уметь договариваться со всеми. Это бизнес-этика, скажем так. У нас тоже своего рода дедовщина в нашем государстве. Это как институт: не факт, что ты получишь свою специальность, но это школа жизни. Я думаю, что армия — это как раз из такого разряда», - считает модельер.

Также своим виденьем проблемы призывной армии поделилась народная артистка Украины, депутат Оксана Билозир. «Я вам скажу, как мама двух сыновей, правда, никто из них в армии не был, потому что они закончили университеты, военные кафедры, но я глубоко убеждена, что служба в армии молодым людям, особенно в возрасте 18-20 лет, обязательно нужна. Во-первых, это организовывает их жизнь, потому что не все дает семья. Мужчина должен быть сильным по своей природе, ответственным по своей сути, он должен иметь хорошо развитые мужские качества, которые и развиваются при таких обстоятельствах, как в армии: это и чувство субординации, выполнение личных обязательств и много другого. Кроме того, - продолжает известная певица, - сейчас много молодых людей, которым после окончания школы негде себя применить, и им очень тяжело, таким не сформировавшимся личностям, преодолевать все трудности и препятствия, с которыми они сталкиваются при вступлении во взрослую жизнь. Поэтому такая форма их мобилизации, структурирования их личности - я считаю, что это не плохо».



Оксана Билозир вспоминает, что когда она была министром, «президент Ющенко объявил о реформировании Вооруженных сил для того, чтобы была контрактная армия, чтобы исключить срочную службу. И очень много матерей, когда я ездила по стране, ко мне обращались и говорили: «Вы знаете, не делайте этого. Наши дети еще не встали на ноги, они еще не поняли, какое образование они хотят получить, или не имеют такой возможности. Дайте им шанс, чтобы мы могли отправить их в армию, чтобы они могли ощутить себя мужчинами, стали зрелые и духом, и телом».

«Мы знаем, - продолжает народный депутат, - все проблемы, начиная с дедовщины и издевательства над солдатами и т.д. Но вы знаете, в жизни я, как певица, прошла очень много унижений, издевательств, очень много прошла таких вещей, которые меня шлифовали. Они делали меня сильной. Каждый человек на своем жизненном пути, рано ил поздно, с такими вещами сталкивается. Но когда ты уже старше, когда ты уже сформировавшийся человек, тяжело такие вещи пропускать через себя. Поэтому есть периоды детских болезней, которыми надо переболеть в детстве, точно так же есть вещи, которые надо пройти тогда, когда ты шлифуешься».

«Я считаю, что контрактная армия у нас должна быть обязательно, потому что мужская психология — это воин, добытчик, и у них нельзя забирать такую возможность, как выбрать для себя такую профессию. Армия должна быть современной, мобильной, какая существует сегодня в мире», - резюмирует Оксана Билозир.

Служба не Цахал

Тем временем мир действительно потихоньку отходит от концепции призывной армии, сама логика ведения войны смещается в сторону небольших высокопрофессиональных подразделений и дорогостоящей техники. Среди передовых армий мира что-то похожее на призывную модель существует разве что в израильском Цахале, но сравнения тут, как говорится, неуместны. В любом случае, у нас не Франция и не Америка (хотя и там все чаще поговаривают о возврате призывной модели), воинская повинность касается каждого мужчины старше восемнадцати лет, а защита государства – конституционная обязанность каждого гражданина, так что вопрос «идти или не идти?» как бы вообще стоять не должен. Огорчает лишь тот факт, что частей, в которых действительно чему-то учат и служба в которых не станет «сказкой о потерянном времени», с каждым годом всё меньше.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале