...и хранится она под кроватью в спальне родителей. Позже он обнаружил это ружье на чердаке, в мешке с орехами. Антон догадался, что отец прячет двустволку от него. А пострелять из нее очень хотелось! Однажды, когда родителей не было дома, парень достал ружье, зарядил его (коробка с патронами стояла в шкафу), вышел во двор. Поднял ствол вверх, нажал на спусковой крючок и выстрелил в крышу дома. От сильного удара заболело плечо. Стрелять расхотелось. Ружье и коробку с патронами Антон вернул на место.

***

Антон проснулся в половине восьмого. Августовское солнце заливало комнату ярким светом. Отца с матерью дома нет - они еще с вечера на рынок собирались. Достал из шкафа ружье, зарядил его, вышел в коридор и стал ждать. Отца все не было, и он в нетерпении несколько раз выходил на улицу. Наконец отцовские «Жигули» подъехали к воротам. Антон взял в руки ружье и замер в ожидании момента, когда отец войдет в дом. Приклад упирается в правое плечо, прицел - в сердце.

Сергей Антонович зашел на террасу, потом - в коридор, закрыл за собою дверь... Прозвучал выстрел. Еще один. Первая пуля попала в сердце, вторая - в живот. Сергей Антонович упал прямо к ногам сына, лицом вниз. Захрипел...


Переступив через тело отца, Антон направился в гараж, положил двустволку на металлический стол. Затем зашел в летнюю кухню. Сел на табуретку, закурил. «Труп надо спрятать в погребе, - думал он. - Убраться в доме, чтобы никто ничего не заподозрил». Взял два ведра - пластмассовое и железное, вышел во двор, открыл дверь в погреб. Вернулся в дом. Снял с отца рубашку, брюки, носки - сложил все это в пластиковое ведро. Из карманов предварительно достал водительское удостоверение, ключи от автомобиля, мобильный телефон - положил на стол. Подумал немного и отключил мобильный телефон.

После этого перевернул отца на спину и поволок на террасу, далее - по ступенькам, вниз, во двор. При этом приговаривал: «Отдыхай и ничего не бойся...» Подтянул тело к водопроводной колонке, включил мотор и начал мыть. Помыв, потащил тело к погребу, спустил по ступенькам туда, где стояли банки с консервацией. Затем поднялся наверх, вымыл у колонки свои тапочки (они были в крови) и направился в дом. Взял два покрывала, подушку, вернулся в погреб. Расстелил на земле одно покрывало - переложил на него тело, вторым покрывалом укрыл, под голову сунул подушку. Оставив включенным свет, вышел из погреба, закрыл входные двери на винтовой замок.

Теперь Антон принялся наводить порядок в доме. Вымыл пол на террасе и в коридоре, застирал на ковре следы крови и повесил сушиться на низеньком заборчике возле цветочной клумбы. Вынес за сарай ведро с одеждой отца. В кармане рубашки оставалась денежная купюра в 100 грн. Отмыл ее от крови, просушил под феном, спрятал к себе в карман. Отцовскую одежду облил бензином, поджег. Сел в «Жигули» и поехал в магазин за пивом и сигаретами.

Вернувшись из магазина, загнал автомобиль в гараж. Зачем-то включил мобильный телефон Сергея Антоновича. Сразу пошли SMS о пропущенных звонках. Затем позвонил какой-то Максим и спросил, можно ли подъехать к отцу, чтобы поменять рулевую колонку.

- Отца сейчас нет, - ответил Антон. - Приезжайте завтра.

Часы показывали 11.00. Он лег вздремнуть и проспал до двух часов дня. Матери еще не было. Антон снял с забора высохший ковер, постелил его в коридоре. Около 18.00 на мобильный Сергея Антоновича позвонила мать. Антон взял трубку.


- А папа где? - удивилась Елизавета Федоровна.

- Он умер, - сказал Антон.

Мать закричала, что сейчас вызовет милицию.

- Ну, и вызывай! - бросил сын и отключил телефон.

Спустя минут пятнадцать он вновь включил мобильный. Мать снова звонила. Сначала он просто не брал трубку, потом ответил. Елизавета Федоровна кричала и плакала. Он успокаивал ее, говорил, чтобы она ехала на работу в ночную смену.

***

Антон готовил себе ужин. Поставил на плиту кастрюлю с водой. Начал чистить картошку. В этот момент услышал во дворе какие-то крики. Выглянул. Возле калитки, ведущей в огород, стояла Елизавета Федоровна. Увидев сына, закричала:

- Где отец? Что ты с ним сделал?

- Он в погребе, я убил его. Иди отсюда! Иди к соседям!

Мать ушла, а Антон продолжал расхаживать по двору.

Через несколько минут зазвенел звонок у входной двери. Антон подошел к воротам, открыл их. Во двор вошли незнакомые люди (это были сотрудники милиции), а с ними - мать и соседи. В ходе осмотра домовладения в погребе был обнаружен труп Сергея Антоновича Евсеенко. Антона Евсеенко задержали и доставили в райуправление милиции.


Никто из соседей и знакомых не мог поверить, что Сергея Антоновича больше нет. Он был очень хорошим человеком. Трудолюбивый, добрый, отзывчивый; в умеренной строгости воспитывал сына и дочь; ни о нем самом, ни о его семье никто не мог худого слова сказать.

***

Старшая дочь Сергея Антоновича и Елизаветы Федоровны вышла замуж и уехала с мужем на постоянное жительство в другой город. «Антоша хорошо учился в школе, - рассказывает сестра. - Уроки не пропускал, не курил, не пил, наркотики не употреблял. У него было много друзей. После девятого класса пошел учиться в техникум, и там тоже характеризовался положительно». После окончания техникума Антон работал на мебельном комбинате. Через три месяца его уволили за грубый брак в работе. Потом была работа водителя в частной фирме, однако и там Антон сумел продержаться не более полугода. На этой должности записи в трудовой книжке молодого человека обрываются...

Два года назад Антон начал жаловаться на постоянные головные боли, высокое давление. Он стал раздражительным, агрессивным, время от времени у него появлялись галлюцинации. Сначала родители не понимали, откуда пришла такая беда. Отправили сына на лечение в областную психиатрическую больницу. Там поставили диагноз: психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психостимуляторов. Антон дважды проходил лечение - в общей сложности три месяца. А дома принимал прописанные ему таблетки.

Конечно, ему необходимо было периодически лечиться в стационаре, под наблюдением специалистов, однако молодой человек возвращаться в больницу не хотел. Ему категорически было противопоказано употреблять алкоголь, но он не мог отказать себе в удовольствии выпить бутылку-другую пива. А после алкоголя у Антона возобновлялись галлюцинации; его преследовали неприятные запахи, появлялся беспричинный страх, неоправданная агрессия.


«Муж подрабатывал на дому автомехаником, сын иногда помогал ему, - говорит Елизавета Федоровна. - Заработанные деньги от починки автомобилей они делили на двоих. Сергей заметил, что Антон опять начал употреблять наркотики. Это еще больше усугубило поведенческие расстройства сына - он не хотел работать, ни с кем не общался, в последние два месяца вообще из дома не выходил. На этой почве у них с отцом постоянно возникали конфликты. Сергей Антонович кричал на Антона, иногда мог даже поднять руку».

О сложных обстоятельствах в семье Евсеенко никто не знал. Супруги ни с кем не делились своей бедой. Ведь помочь-то - все равно не помогут, но разговоры всякие пойдут. Вот и старались, как могли, молвы избежать. Не думали, что есть что-то гораздо более страшное, чем худая молва...

***

В отношении Евсеенко Антона Сергеевича, 1987 года рождения, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК Украины.

Привлеченный к уголовной ответственности, Антон полностью признал свою вину и на первом же допросе очень подробно рассказал, как он совершил преступление.

Евсеенко А. С. был направлен на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. В заключении экспертизы сказано, что «Евсеенко А. С. в период инкриминируемого ему деяния страдал и в данное время страдает хроническим душевным заболеванием в форме шизофрении параноидной».


При указанном заболевании испытуемый не мог и не может давать себе отчет в своих действиях, не может принимать участие в судебном заседании. По заключению специалистов, Евсеенко А. С. нуждается в применении принудительной меры медицинского характера в виде госпитализации в психиатрическую лечебницу со строгим наблюдением. Постановлением суда для Антона Евсеенко была избрана именно такая мера.