Помнится, как-то был я приглашен на своего рода кастинг в одну из программ Шустера. Дело маленькое – трынди себе с гостем, а народ пусть пялится. Но трындеть надо как-то так… занимательно, чтобы народ, значит, от экранов не отходил.

И вот сижу я, еще один отличный парень – спортивный комментатор, и Таня Чорновил. А перед нами Чечетов. Задаемся вопросом – о чем болтать будем? Таня и говорит – «Межигорье». Безусловно, тема отличная, Тане близкая, ВЕЧНАЯ и беспроигрышная. Начинаем болтать, а я беру да и спрашиваю:

- Ну, хорошо, заберут Межигорье, что дальше?

Моя коллега смотрит непонимающе:

- Это народная собственность!


Я чувствую себя полнейшим дилетантом. Мелкой сошкой, ни черта не смыслящей в таких серьезных вопросах. Татьяна посмотрела презрительно как-то и… не ответила. Ну, правильно – что с дилетантом говорить. Ату его. А вопрос у меня в голове остался.

Прошло несколько лет, Таня прыгнула через забор, получила рейтинг от избирателей, искренне считающих эту предвыборную бессмысленную блажь «подвигом». А я все думаю – что с Межигорьем делать, если свершится-таки? Ну, отняли у супостата территорию вместе с беседками, полями для гольфа и кораблями. И что дальше? С минусами понятно – множество журналистов останутся без куска хлеба. Найди еще такую тему, которую можно облизывать, как гигантский леденец, а он все не заканчивается. И прибыльно, и безопасно.

Но хотелось бы подумать о плюсах. Вернуть Межигорье народу надо. Я уверен – необходимо. И правильно добиваются возврата в собственность украинского народа всех страусов и кораблей мои коллеги, «лупающие» эту скалу уже сто лет подряд. Но что будет дальше? Из Межигорья устроят парк, как в Умани? Сколько будет стоить вход? И этично ли оставлять всю эту прелесть, приобретенную за народные деньги, нетронутой? Может, все поделить? Продать, а деньги раздерибанить? Но денег получится маловато на каждого жителя страны. Да и как эти деньги выплачивать каждому?

Стало быть, продать и деньги отправить в казну. А там уж грамотные пацаны разберутся, что с ними делать. Автопарк Кабмину обновить или устроить тендер по покупке швабр стоимостью в 20000 гривен для уборки подъездов депутатских домов. Лавочек там по 50000 тысяч или дверных туалетных ручек по 10000 - что-нибудь придумают пацаны. Не впервой.


Страусов определить в зоопарк, чтобы они там благополучно передохли, пчел вывезти, пеньки выкорчевать. Далее? Надо же разобраться с внутренним убранством помещений. Продавать выгоднее не оптом, а по отдельности. Люстры там, хрусталь, все такое. Кто будет этим заниматься и кто сколько на данной теме приватизирует? Может статься, что разворуют все ценности народные. Тогда получается, нужно все оставить, как есть, и просто ПЕРЕДАТЬ НАРОДУ, как это пафосно провозглашается в лозунгах борцов с Межигорьем.

Значит, все же парк устроить а-ля Софиевка. На галеоне легендарном детишек катать. Будут ли удовлетворены жители отдаленных от Межигорья областей? Не думаю. Несправедливо как-то получается – обещали вернуть всему народу, а привилегиями будут киевляне пользоваться, как обычно. Или прямо местным крестьянам поля для гольфа передать? А уж мудрый украинский народ живо разберется и со страусами, и с беседками, и с люстрами, и с золотыми унитазами, о которых так много говорят.

Безусловно, я дилетант в таких вопросах. Даже не спорю. Но разъясните мне – каким образом состоится передача народу украденного у народа Межигорья? То, как мой народ умеет поступать с возвращенными природными богатствами, которых его, народа, лишали, мы видим на примере угодий Лозинского. Ранее этот изверг мог накормить браконьера кишками убитого кабана. Теперь изверг за решеткой, и хозяином в его кишащих дичью угодьях стал народ. Говорят, сначала перебили кабанов вместе с поросятами. Потом всех остальных парнокопытных, ушастых, прыгающих и бегающих. Короче, ныне в лесах Лозинского пусто. Белки вроде бы еще остались. Народ мудро воспользовался тем, что ему вернули…


Я категорически против того, чтобы бывшую резиденцию Постышева, Косиора, Хрущева и Щербицкого выводили в частную собственность сынки Януковичей и другие Клюевы. Я уверен, что Межигорье является символом коррупции, пронизавшей всю государственную власть сверху донизу, вдоль и поперек. Но какая конечная цель у борцов за возвращение этих земель и объектов в народную собственность, я откровенно не понимаю. Не лучше ли планомерно в судах отнимать у «собственников» им не принадлежащее имущество, чем заниматься глупейшим и бессмысленнейшим пиаром и орать о возврате конкретного Межигорья абстрактному «народу»?