Поговаривают, что в нынешнем 2012 году в Украине состоится один единственный рок-фестиваль. Но, как говорится, лучше качество, чем количество. 31 августа и 1 сентября Херсон на пятом юбилейном международном фестивале «кРок у майутнє» будет выступать солидное количество всемирно известных и не очень рок-команд. Судите сами: «Август» (Россия), Oomph! (Германия), My Favorite Scar (Нидердланды), Morton (Украина), Jayce Lewis (Украина), OneLegMan (Италия), «Режим» (Украина), «Біла Вежа» (Украина), Mellowtoy (Италия), «Фабула» (Украина), The Fading (Израиль), Cantinella (Эстония), Riff Action Family (Россия), Янсен Кукансен (Украина), «Паруса» (Украина). Вход на концерты, что не особо привычно в нынешние времена, совершенно бесплатный, да и сам фестиваль – предприятие некоммерческое и к тому же никакого отношения не имеет ни к предстоящим парламентским выборам, ни к политике как таковой. И это не может ни подкупать. Это была преамбула, амбула дальше.

Пожалуй, для любителей рок-музыки группа «Август» в каких-то особых представлениях не нуждается, а для тех, кто все же не знает, скажем, что это одна из команд, создавших советский хард-н-хэви, как ни странно когда-то звучало такое сочетание слов. Именно «Август», наряду с группами «Чёрный кофе», «Круиз» и «Мастер», одним из первых записал свои композиции на виниле. Это была пластинки «Демон» и «Ответный удар», вышедшие в 1987 году. И именно «Август» был признан самой мелодичной советской, а ныне российской рок-группой, играющей «металл». В Украине последний раз эти классики отечественного рока были в 2010 году на фестивале «кРок у майбутнє», на котором выступили, кстати, хедлайнерами. Примут участие музыканты «Августа» в пятом юбилейном фестивале и в этом году. И в том, что состоится он как раз в августе, они видят добрый знак. По крайней мере, в этом убеждён фронтмен, как принято называть вокалистов в роке, и нынешний лидер группы Павел Колесник, с которым связался автор этих строк:


- Для начала, Павел, открой секрет, откуда берутся рок-певцы?

- Ну, с эти всё просто. Я родился (смеётся – Авт.). Ну, а если серьёзно, я из Собинки. Это такой город под Владимиром на реке Клязьме. Нас в семье было восемь детей, я по счёту седьмой. Мама всю жизнь работала почтальоном, папа – пожарным.

- А ты стал ни почтальоном и ни пожарным, а рок-певцом…

- Ну, просто моя мама всю жизнь мечтала, чтобы кто-то из детей вышел на профессиональную сцену. В шесть с половиной лет я пошёл учиться играть на трубе, кстати, в духовом оркестре я проиграл целых 14 лет. Но самым первым моим инструментом стала балалайка – мне тогда три года было. Игрой это назвать было трудно, но что называется, затянуло. Потом труба, потом аккордеон, баян, потом освоил гитару. Играл на бас-гитаре, ударных – очень их люблю. С 13-ти лет начал петь в ансамбле, и мне это безумно нравилось. Я многое попробовал в жизни – занимался в драмкружке, учился танцам бальным, народным. Не поверишь, но я много лет ансамблем русской песни руководил, мы даже альбом выпустили.

- Ну, а когда всё началось профессионально?

- В 1976-м меня призвали в армию. Как духовик попал служить в Питер в Дом офицеров. Вот там-то я и начал петь на вечерах с группой «Караван», два года на гастроли с ребятами ездил. Её Александр Назаров создал. Он потом ещё в «Форварде», «Форуме» и «Электроклубе» басистом был. После службы остался в Ленинграде, работал фрезеровщиком, одновременно учился на вечернем в Университете музыкальных искусств на вокальном отделении. Сейчас он, правда, как-то по-другому называется. Когда я в него поступил, это было первое в России хозрасчетное вечернее училище, то есть мы платили деньги и учились… Подрабатывал, играя на танцах. Правда, группа наша никак не называлась, но музыканты в ней были классные: Валентин Янковский и Федя Иванов (они потом в «Рок-штате» играли), ударник Николай Тараскин («Корпус-2», «Форвард» и «Королевская охота»), вокалист Сергей Пак.


- Паша, а как ты попал в «Август»?

- В 1985 году меня туда «сосватал» Саша Назаров. Им как раз вокалист нужен был. На следующий день я приехал на репетицию, это, кстати, 1 апреля было, а уже через неделю пел с группой первый концерт.

- С твоим приходом связывают как раз «потяжеление» стиля «Августа».

- Это не совсем так. Композиции, которые вошли в диск «Демон» уже были. Но я, что называется, попал в струю. Я всегда тяготел к такой музыке и потому легко вписался в группу.

- А потом было множество гастролей, по Союзу, Германия, Польша, Скандинавия, около десятка клипов, «Август» сняли в фильме «Музыкальные игры». И конечно же, популярность. Кстати, Павел, а ты помнишь приезд в Херсон в 1987-м?

- Это было что-то потрясающее! Меня тогда ещё в местных газетах обвинили, что я стал инициатором разгрома зала, где мы играли.

- «Юбилейного»…

- Да, кажется, так он назывался.

- Я там тоже был. Сиденья по залу летали… Желающих посмотреть или хотя бы послушать «Август» было столько, что была жуткая давка. Кто-то из администрации ещё умолял в микрофон: «Ребята! Перестаньте ломать стулья!».


- Это точно. Люди с билетами не могли пройти внутрь через центральный вход и пытались это сделать через служебный. А некоторые отчаявшиеся забрались на крышу с монтировками и ломами, в надежде пробить крышу и увидеть то, что увидели другие. Но крыша им не поддалась... Концерт тогда мы начали с большим опозданием. Всё шло очень хорошо, но когда я закачивал петь песню «Осень», на последней фразе закрыл глаза, а когда их открыл передо мной стоял огромный парень, который в одно мгновение ока сорвал с моей груди все цепи (а их тогда на мне было немало...), и пулей убежал в зал. Я ушёл за кулисы, чтобы переодеться, и вернулся после инструментальной композиции на сцену. Подходя к микрофону, обнаружил на сцене куски от моих цепей, медленно нагнулся, не отрывая глаз от публики и, ещё не выпрямившись полностью, бросил всё, что подобрал, в зал. Боже! Что после этого началось... Короче, концерт доработали, а потом по всему Херсону прошли массовые демонстрации в нашу честь. Это было незабываемо! Просто, многое из всего этого не очень понравилось тогда властям, а так, всё было мило, по-моему...

- Кстати, а ведь были не единственным вокалистом группы в те времена?

- Вскоре после херсонского концерта появился Володя Трушин. В те времена несколько вокалистов в группах было обычным явлением. Это было модно. В 1989 году пришёл ещё Коха Шустарёв. Это было связано с тем, что была идея двигаться в направлении стиля AC/DC, а у него как раз голос подходил. Тогда получилось так, что я остался как бы ни у дел. По просьбе лидера «Августа» Олег Гусева я собрал команду «Агент». Вот так в тандеме и работали. «Агент» - первое отделение, «Август» - второе. А через год почти все ушли, и Гусев остался один. Собрался новый состав, и вместе с ним я доработал в «Августе» до начала 1991 года, когда меня сменил Александр Потапчук, а вскоре группа распалась уже полностью.

- Тогда ходили слухи, что ты чуть ли не в монастырь ушёл.

- Это явное преувеличение, но в 1989 году я действительно принял крещение, но по настоящему покаялся только через год. Тогда я встретился с отцом Виктором Мнояном. Он подарил мне кассету с песнопениями иеромонаха Романа. Это духовное имя Александра Матюшина. Они так меня тронули, что несколько из них я аранжировал и записал. Писал я на его замечательные стихи и музыку. Были ещё и песни на слова Михаила Каневского, Павла Романова. Я тогда три сольных концерта записал. Потом я попал на радиостанцию «Теос». Меня пригласил её главный редактор Евгений Недзельский. Я спел на одном из христианских фестивалей песню «Отрок», он меня заметил и пригласил в поездку на фестиваль в Херсон. Да-да, снова Херсон! А там уже состоялся серьёзный разговор, и я стал на радио «Теос» главным музыкальным редактором, ведущим прямых эфиров и музыкальных программ. Раз в две недели выходила авторская программа «В гостях у Павла Колесника». Тогда у меня побывало много гостей: музыкантов, актеров, артистов - в большей степени друзья, а также достаточно известные люди, такие, как Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Борис Штоколов, Паша Кашин, Владимир Рекшан, Игорь Корнелюк, Юрий Шевчук…


- А возрождение «Августа» как произошло?

- В 2002 году ко мне пришёл мой друг – гитарист и сооснователь «Августа» Гена Ширшаков. Он сказал: «А не начать ли всё заново?». Я ухватился за эту идею. Через год мы выпустили альбом «Август – это сейчас!». И хотя состав и менялся, с тех пор мы выпустили ещё два альбома – «Абсолют – это всё..» и в 2010 году «За чертой». Было множество выступлений, участий в фестивалях, в том числе и в Херсоне «кРок у майбутнє».

- А после 2010-го что было?

- В общем-то, немного. Изменение только одно. Нас оставил гитарист Андрей Дятлов, который был в Херсоне в 2010 году, и его место занял Андрей Коваль. Хороший гитарист, перспективный. Он нам помогает и в различных финансовых делах. Благодаря ему, мы надеемся, в этот раз на пятилетие фестиваля «кРок у майбутнє» привезем футболки, юбилейный диск – в этом году «Августу» исполняется 30 лет, календари, постеры и тому подобное. По большому счету, за два года ничего нового не произошло. Единственное, что мы работаем сейчас над новым альбомом, но к приезду в Херсон сделать его не успеем.

- Но что-то из него прозвучит?

- Нет, пожалуй, нет. Не хочется раскрывать пока новые песни. Раньше мы делали как? На каждом концерте что-то новое исполняли, а потом когда выходил диск, все эти песни уже знали.

- То есть хочется сделать сюрприз?

- Естественно. А в Херсоне будут звучать наши хиты. Что касается нового альбома, то пусть все дождутся, пока он выйдет, и, надеюсь, все порадуются. Этот альбом будет необычным в том смысле, что в отличие от предыдущего, в написании его песен приняли все музыканты, а не почти всё написал один я, как было в «За чертой». Альбом разноплановый, поэтому думаю, что он более интересен целиком, а не отдельными песнями. А так, работает, работаем. Честно говорю, у нас были большие проблемы с тем, что каждый участник группы работает где-то ещё. Я не могу наезжать на ребят и говорить, вот только занимаемся «Августом» и всё. Поэтому, скажу прямо, репетиционные встречи редки, но плодотворны.


- Мне всегда импонировало, что у «Августа» были мощные не только гитарные, но и клавишные партии. Я сам когда-то играл и считался неплохим клавишником. Эта традиция в новом альбоме сохранится?

- Я понял вопрос. В новом альбоме действительно будет уделено много внимания клавишным, конечно же, не забывая при этом о гитарах. Потому что хочется идти вперед в ногу со временем. Ну, а внимание клавишным партиям – это от основателя группы Олега Гусева. Он ведь клавишник. В его авторской музыке они всегда преобладали. Сейчас клавишных соло будет тоже немало.

- Кстати, а сам Олег Гусев почему не с вами?

- Всё от дефицита времени. У него сейчас самая лучшая в России студия для съемки видеоклипов.

- Херсон 1987-го и 2010-го года. Это один и тот же город? Публика одна и та же или всё-таки разная?

- Спустя годы публика, конечно, меняется. Но принимали нас так же хорошо. На сцене «кРок у майбутнє» мне было бесконечно приятно, когда молодежь, которую я видел, пела вместе со мной все наши тексты. Правда! Я уверен, что у музыки не бывает границ. Когда публика знает твои песни и поёт вместе с тобой, это дорогого стоит, потому что всё, что мы делаем, это достояние народа. Мне часто задают вопрос: «Паша, почему Август, наверно, единственная группа в России, которая выставляет в Интернете полностью все свои альбомы не фрагментарно, а целиком?». Вот я так всегда и говорю – всё, что делает музыкант - это достояние народа, то есть тех людей, для которых мы, собственно, и работаем. Поэтому мне приятно, то, что я видел в Херсоне, и надеюсь, что это повторится и в этом году на юбилейном «кРоке».

- А с сольной деятельностью у тебя как сейчас?

- С сольной деятельностью, скажем так, у меня есть мысли. Просто я большую часть своего времени и сил отдаю именно «Августу». Очень хочется, чтобы к нашему тридцатилетию команда действительно зазвучала. В хорошем смысле этого слова зазвучала. Поэтому сольные проекты отошли на второй план. Сольным проектам, думаю, вернусь позже.



- Когда «Август» два года назад приезжал в Херсон, вы отыграли еще и на открытии храма. Твоё отношение к Богу не изменилось с тех пор?

- Отнюдь. Для меня это принципиально важно. Я имею в виду веру в Бога. Скажу больше, сегодня, как впрочем, и в любое другое воскресенье, мы с семьей ходили в церковь, исповедались, причастились. И тема, которую я избрал для «Августа» в последние годы имеет весомое значение для всех нас. Я очень рад, что мое отношение к вере разделяют все музыканты группы. И они относятся к этому трепетно и с душой. Мы поём о вечном. Это замечательно, это нормально. Я не хочу петь о портвейне, не хочу петь о разврате, не хочу петь о наркотиках. Хотя о наркотиках наша песня «Дорога в никуда». Но она говорит, что ничего хорошего нас не ждет, если мы будем с наркотиками, правда? Вот так можно образно сказать. Мы делаем то, во что мы верим.

- Не так давно в Украину приезжала немецкая группа «Бонфайер». Я тогда спросил у её солиста Клауса Лессманна, знают ли в Германии что-то о советском, нынешнем российском и украинском роке? Он сказал, что очень и очень мало. Причина – прежде всего языковой барьер. Но ведь Украина и Россия гораздо ближе друг другу и территориально и в плане языка. Что-то у вас об украинских командах слышно?

- Кто очень популярен сегодня в России, так это «Океан Эльзы» и «Вопли Видоплясова». Это, наверно и всё, не считая Верки Сердючки, конечно. Она пронзила всё, что можно пронзить в нашей стране. Но мы говорим о рок-музыке. А песни этих команд я часто слышу по радио здесь в Петербурге. Хотя я знаю и другие замечательные команды. К примеру, «Мортон» из Киева, «Фабулу» из Херсона. Это совершенно потрясающие классные команды. Но до нас они еще, к сожалению, по каким-то причинам не дошли, хотя достойны уважения и внимания. Хочется жить не так, как мы сейчас живем, а так, как жили в советские времена. Тогда все команды, какие были и в Украине и в России, друг друга знали, дружили, вместе работали, и это было здорово. Сейчас есть какой-то занавес, к сожалению. Он делает своё дело. Это с одной стороны. А с другой, в последние годы рок все-таки немножечко ушел на второй план, во всяком случае, в России. У нас есть команды, которые на плаву, и наверно долгое время будут на плаву, но в основном потому, что музыканты работают по контрактам. «Август» в свое время распадался по причине того, что появился тот же «Ласковый май».

- Который все обгадил… Советский рок убил «Ласковый май» и Марина Журавлева


- Я соглашусь. А чем, по-твоему, они убили рок?

- Ну, наверно, тем, что их музыка не требовала каких-то мысленных усилий. Поп - для ног, рок, джаз, классическая музыка - для головы. Когда-то мне понравились слова Дитера Болена: «Я пишу песни, которые, очень надеюсь, хоть что-то стоят сегодня и совершенно ничего завтра». А рок музыка – это вечно. Потому до сих пор и слушают The Beatles, Deep Purple, Judas Priest, Iron Maiden, потрясающий Whitesnake и многих других?

- У меня несколько иная точка зрения. Когда появился «Ласковый май», многие рок-команды, в том числе и «Август», потерпели фиаско. Почему? Потому что «Ласковый май» на гастроли привозил кассету и выступал под фонограмму. А «Август», в частности, таскал за собой по всему Советскому Союзу 40 тонн аппаратуры. И звук и свет мы привозили свои - вот и стали нерентабельными. Вот проблема-то в чем в первую очередь. Хотелось бы и сейчас возить с собой эти 40 и даже 160 тонн аппаратуры, как это делают западные группы, приезжая к нам. Они не заказывают звук по райдеру, они всё своё везут, чтобы действительно классно звучать. Говорить о том, лучше поп или рок, не совсем правильно. Вот, буквально сегодня мы были в гостях у друзей, и я поднимал эту тему. В начале 1990-х годов был «Ласковый май», который собирал стадионы. Я тогда говорил: «Вы представляете, что нам предстоит слушать лет через десять?». Это мы сейчас и пожинаем. Вот результат. К сожалению. Я не говорю, что это плохо. Это хорошо для определенного слоя населения. Но почему мы при этом забываем хорошую, качественную, живую музыку? Вот в этом проблема. Почему у нас на телевидении и в СМИ гоняется исключительно то, что забивает стадионы, а живая музыка, к сожалению, убивается? И это связано с тем, что люди, которые радели за хороший саунд, за хороший свет остались за бортом. К сожалению. Так в 1991-м году случилось и с «Августом». И сейчас мы пришли к тому, что принимающая сторона звонит мне и спрашивает: «Ребята, а что бы вы хотели из звука?». Я всегда отвечаю, что у нас есть конкретные условия, и если вы их соблюдаете, то мы к вам едем. Никак иначе. Это нормально, потому что мы должны ЗВУЧАТЬ. Мы не приедем с кассетой, мы не приедем с диском. Мы приедем живьем играть. Вот в этом-то и вся сила сегодняшнего, вчерашнего, да и завтрашнего рока. Я в этом убеждён. Я вообще не знаю, что такое играть под фонограмму, если честно. Это отличительная особенность джаза, рока, классики. А вживую играть, не вкладывая в это душу, невозможно. Вот и все.


- Спасибо, Павел! До встречи в Херсоне!

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале