Он отказался от подозрительного продукта якобы по этой причине, а не потому, что лапы были коротки. Возможно, такими же принципами руководствуются люди, уверенные в том, что нашли корень зла, который не дает нашим детям вырасти достойными гражданами. Уже несколько недель в стране обсуждается задача, поставленная перед Нацкомиссией по вопросам защиты морали: определить, влияют ли негативно на умы юных украинцев мультфильмы?

Охоту на мультики в этот раз инициировали представители греко-католической церкви, распространившие некое исследование об опасности, которую те несут. Приведен целый список «нежелательных для просмотра мультфильмов»: от российских «Маши и медведя» и «Лунтика» до «Симпсонов», «Губки Боба», «Шрека», «Мадагаскара», диснеевских «Микки-Мауса», «Короля Льва», «Гуффи», «Золушки», «Пиноккио» и т.д. Садизм, извращения, пропаганда гомосексуализма и порнографии, смакование зла, искажение отношений в семье — это только краткий перечень того, что увидели в этих мультфильмах авторы исследования.

От поросят до свинства

Лет сто назад был популярен такой анекдот: одна старая дева утверждала, что «мужчины — это неприлично». На вопрос, почему, отвечала: «Они ведь голые!» Ей показывали: да нет, все одеты, вот же штаны, пиджаки, жилетки. А старая дева торжествующе восклицала: «Нет, вы меня не собьете, под одеждой-то они все равно голые!»

Анекдот как раз к тому, что в любом продукте творчества каждый видит то, на что заранее настроился. И мультфильмы не исключение. Возьмите хоть сказку о трех поросятах. Воспринимать ее можно как победу добра над злом. Или как историю, мораль которой, к сожалению, совпадает с убеждениями некоторых молодых украинцев: допустимо быть ленивым, глупым, хамоватым, можно бездельничать, веселиться, и все равно наградой будет беззаботное существование и уютный домик, построенный кем-то другим.


«Если к мультфильмам подходить в лоб, с точки зрения взрослого человека с его жизненным опытом и устоявшимися взглядами, то запрещать нужно все мультфильмы, в том числе и считающиеся классикой мировой мультипликации, — говорит заведующая детским отделением Республиканской психиатрической больницы №1 Евгения Блинчик. — А также закрыть доступ ко всему новому, что будет создаваться. В мультфильмах образы героев всегда слегка утрированы, хорошие поступки уравновешивают плохие, и это нормально. Без зла нет добра, без трудностей невозможно преодолеть препятствия. Нельзя постоянно выхолащивать подаваемую детям информацию о жизни, в том числе и содержащуюся в мультфильмах. Ребенок должен учиться реагировать на те или иные жизненные ситуации, потому что в быту всему научить невозможно, а мультипликация — самая доступная для малыша форма получения информации».

Директор крымского республиканского предприятия «Киновидеопрокат» Ольга Прудникова-Юшкова рассказала, что в советское время на киностудиях, где создавались мультфильмы (в Украине это была студия научно-популярных фильмов), существовала цензура на каждом этапе производства, начиная с отбора сценариев. И в те времена тоже находились люди, которые «замечали» нежелательный намек, сходство или совпадение. Но здравый смысл часто побеждал, авторам удавалось отстоять свое детище.

Синдром старой девы

То, что кажется крамолой взрослому, не видно ребенку. Он в состоянии принять оценку взрослого только после того, как тот укажет ему на цепочку ассоциаций или совпадений. В том же «Губке Бобе» (главного героя этого мультика упоминавшиеся уже «исследователи» причислили к секс-меньшинствам) маленький зритель упивается приключениями морских обитателей. Возможно, мамы и папы подметят, что мультик — своего рода срез американского общества: хороший парень Губка, стремящийся соблюдать правила, но поддающийся влиянию; его приятель морская звезда — типичный труднообучаемый ребенок, меркантильный бизнесмен краб, белка-ученый с университетским образованием, обделенный талантом, но стремящийся к творчеству осьминог. А «старая дева» нашего времени увидит розовую купальную шапочку, пижамные вечеринки, обнимающихся при встрече друзей и сделает вывод, что просмотр мультфильма — прямой путь к гомосексуализму.

До какого абсурда может дойти намеренное выискивание «неправильностей» в кинопродукте, адресованном детям? «1К» попросила специалистов оценить с этой точки зрения несколько мультиков из «золотой коллекции» советского времени. Детскому психиатру Евгении Блинчик достались «Трое из Простоквашино». «Обстановка в семье Дяди Федора неблагополучная, — констатировала она. — Мама — астеничка и истеричка, папа флегматичен, но такое ощущение, что у него есть другая жизнь, возможно, любовница. Скандалы продемонстрированы вскользь, но создается впечатление, что их много, они происходят постоянно: мать все время кричит, отец ее игнорирует».

Диетолог, специалист по правильному питанию Сергей Слесаренко всмотрелся в «Винни-Пуха и его друзей» и пришел к выводу, что мишка страдает булимией. «Постоянное желание есть может быть обусловлено как психологическими причинами, так и болезнями эндокринной или центральной нервной системы, — пояснил он. — И он поглощает огромное количество сладкого в ущерб другим продуктам, так и до сахарного диабета недалеко».


Угрозы, шантаж, кражи

На любимом несколькими поколениями Карлсоне, извините, просто клейма ставить негде! Юрист Гульнара Абдурешитова, проанализировав мультфильм с точки зрения законопослушности «мужчины в полном расцвете сил», выяснила:

— за незаконное проникновение в жилище (ст. 162 УК Украины) Карлсон мог бы заплатить 850 — 1,7 тыс. грн. штрафа, либо отправиться на исправительные работы на два года, либо его свобода была бы ограничена на срок до 3 лет;

— порчу имущества и незаконное лишение свободы фрекен Бок можно квалифицировать как хулиганство. За это в Украине предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность, от штрафа до исправительных работ и админареста. К тому же вовлечение несовершеннолетнего в административное правонарушение или преступление является фактором, отягощающим вину.

По героям «Колобка» тоже тюрьма плачет, высказывания в адрес главного героя со стороны зайца, волка и медведя можно квалифицировать как угрозу убийством, причем имелись реальные основания ее опасаться (ст. 129 УК, арест до 6 месяцев или ограничение свободы на срок до 2 лет). В «Аленьком цветочке» чудовище с помощью шантажа и угроз насильственно удерживает предположительно несовершеннолетнюю девушку (ст. 146 УК — незаконное лишение свободы или похищение человека). В «Двенадцати месяцах» налицо эксплуатация детей, не достигших возраста, с которого законодательство разрешает трудоустройство, путем использования их труда с целью получения прибыли (ст. 150 УК). А чему учит мультфильм о крокодиле Гене и Чебурашке — как вместе с подельниками воровать строительную технику и стройматериалы? За это ст. 185 УК предусматривает штраф, исправительные работы, арест и даже лишение свободы на срок до 3 лет.

Если не передергивать

Проблема еще в том, что само «пагубное воздействие» толком-то и не установлено. Не считать же им, в самом деле, как указано в упоминавшемся выше исследовании, то, что после мультфильмов дети «кривляются в присутствии малознакомых взрослых, дразнятся, громко хохочут, демонстративно повторяя разные бессмыслицы». Но для малышей 3 — 5 лет это как раз нормально, раздраженное «перестань!» только подстегивает их повторять то, что не нравится взрослым. Мальчики 10 — 12 лет, обожающие японское аниме, проявляют интерес к длине девичьих юбок вовсе не потому, что насмотрелись на героинь с обнаженными «по самое не могу» ногами. Это, пояснила Евгения Блинчик, нормальный этап развития подростков. Точно так же, как и игры в доктора, когда малыши изучают тела друг друга, — и нет в этом ни «извращения», ни «тлетворного влияния» мультфильмов. А стремление ребенка что-то ломать и уничтожать вполне может быть связано с тем, что мамы и папы не находят времени, чтобы поиграть и поговорить с ним. И при чем тут Гуффи с Микки-Маусом?


Есть ли сегодня смысл в запрещении мультфильмов? Можно «не пущать» их на украинские каналы, но другие-то остаются! Есть Интернет, домашние видеотеки, пиратские диски. Конечно, разумно выявить и развести по времени мультфильмы для детей и взрослых. Ну а дальше что? «Мы живем во время, когда значительная часть информации воспринимается с экрана, ее очень много, она разнообразна, поэтому необходимо учить детей ориентироваться в этом пространстве, — считает Ольга Прудникова-Юшкова. — В России уже поднимается вопрос о введении в школе специального предмета — видеограмотности, который будет существовать с первого по последний класс. В Украине пока идет эксперимент по формированию учебных программ, апробированию методик». Пожалуй, это действительно единственный разумный выход: детей всегда учили читать, но пора учить смотреть. Возможно, через несколько лет школьникам действительно начнут задавать на дом просмотр и анализ мультиков.