Своими размышлениями с автором этих строк любезно согласился поделиться чрезвычайно интересный человек – депутат Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик Владимир Черепович. Как известно, состоявшиеся в 1989 году выборы были последними в истории СССР.

Новости Украины - From-UA: - Владимир Анатольевич, готовясь к этой встрече, я, по обыкновению, обратился к информационным запасам Интернета, однако ничего, кроме того, что вы были депутатом Верховного Совета СССР, не обнаружил. Раскроете тайну?

В. Черепович: - Неудивительно, что вы ничего не нашли обо мне в Интернете. Я не стремлюсь к публичности. Родился на Дальнем Востоке, закончил авиационный техникум, институт, работал на авиазаводе, в армии служил в авиаполку, преподавал в институте в Комсомольске-на-Амуре. Был младшим научным сотрудником. Платили, по меркам Дальнего Востока, мало – 180 рублей. А у меня семья, ребенок. Поэтому пошел работать на завод, где делали атомные подводные крейсеры, способные нести ядерное оружие. Через пару лет стал ведущим инженером, ответсдатчиком по радиоэлектронике. В середине 1970-х годов космонавт получал 850 рублей в месяц, а у меня выходило порой до 1000. Кстати, тогда члены политбюро ЦК КПСС получали пенсию от 400 до 500 рублей. Это был предел. Соотношение между высокой и низкой зарплатой тогда было такое же, как нынче в Европе – один к четырем-пяти. У нас же сейчас соотношение между депутатами и простыми людьми, получающими минимальную зарплату, больше, чем в 20 раз. Одна только доплата на оздоровление у них как три годовых минимальных зарплаты выходит.


Новости Украины - From-UA: - Где Дальний Восток, а где – Украина. Как вы здесь оказались?

В. Черепович: - В 1978 году остро встал вопрос о здоровье сына. Чтобы его сохранить, нужно было сменить климат. На выбор врачи предложили переехать в Одессу, Николаев или Херсон. Одесса мне нравилась, но по менталитету я всё же не одессит. Николаев подходил больше – там строили вертолётоносцы, а это в какой-то мере сопоставимо по сложности с подводными лодками. Но я выбрал Херсон. С одной стороны, сам город очень понравился – он был такой уютный, чистый, компактный, а с другой – у меня тут были друзья. Я и до сих пор очень люблю этот город.

Новости Украины - From-UA: - Как вас принял Херсон?

В. Черепович: - Я пошёл работать на судозавод, в Днепровское предприятие ЭРА – электро-, радиоавтоматика. Первое впечатление было – вернулся лет на 30 назад. По сравнению с атомными подлодками техника была примитивной, о космической связи и не слышали. Начал работу с минимальных для инженера 115 рублей, со временем стал начальником участка спецсвязи.

Новости Украины - From-UA: - Насколько мне известно, вы были членом КПСС. В партию вступили ещё на Дальнем Востоке?

В. Черепович: - Вовсе нет. В партию я вступил уже в Херсоне по рекомендации трудового коллектива. Такие советы много тогда значили, они были основой, и входили в них наиболее активные, прямолинейные и честные люди. Через некоторое время я стал секретарём парткома завода.


Новости Украины - From-UA: - «Партия – наш рулевой», руководящая роль и всё такое?

В. Черепович: - Я тоже сначала так думал, но реальность заставила меня снять розовые очки. У меня тогда было уже двое детей, достаточный жизненный опыт, а школа партийной работы мне на многое раскрыла глаза. То, что произносили с трибун, зачастую не соответствовало тому, что было на самом деле. Мысли, слова и действия были как Лебедь, Рак и Щука. Кстати, тогда я понял, почему инженеру или учителю вступить в КПСС было не так просто, приоритет был для рабочих и колхозников. Интеллигенция быстрее прозревала и видела фальшь нашего «рулевого».

Новости Украины - From-UA: - Существует мнение, что после XX съезда КПСС, когда официально осудили культ личности Сталина, коммунисты начали превращаться в новое дворянство – государство в государстве, потому что тогдашний глава государства и партии Никита Хрущёв запретил контроль над ними со стороны МВД и вновь созданного КГБ.

В. Черепович: - С чем-то здесь можно согласиться, а с чем-то – нет. Я думаю, что Хрущёв прежде всего свою шкуру спасал, потому что к репрессиям был причастен не меньше, чем Берия. Ударив по Сталину, он, по сути, обезопасил себя, и рыться в его прошлом стало довольно сложно. Да, контроль со стороны милиции и КГБ стал не таким, как при Сталине, но партийный контроль остался достаточно жестким. Даже при мне партийная номенклатура боялась партконтроля больше, чем прокуратуры. Попасть на собеседование в горком или обком означало обречь себя. Разговор короткий – без суда и следствия. К примеру: «Нам известно, что ты аморален в таких-то моментах». Этого достаточно, чтобы поставить крест на карьере. И это в 1980-е годы! Такое впечатление, что в партконтроль специально подбирали чистых в моральном плане людей. Это было что-то вроде партийного НКВД.

Новости Украины - From-UA: - Как вы стали парторгом такого крупного предприятия?

В. Черепович: - Я никогда не думал о партийной карьере. Просто работал, дорожил мнением коллектива, старался сказанное превращать в реальность – вот коммунисты и оказали мне доверие, избрав парторгом.


Новости Украины - From-UA: - А как насчёт зарплаты стало? Спецпайки, курорты?

В. Черепович: - О чем вы?! Зарплата освобождённого парторга была 200–230 рублей. Правда, одна льгота всё-таки имелась – полагался к отпуску оклад на оздоровление.

Новости Украины - From-UA: - А как вы стали народным депутатом? Вас выдвинули по партийной линии?

В. Черепович: - Это произошло в январе 1989 года. По сути, это были первые демократические выборы. Депутатов по территориальным округам выдвигали трудовые коллективы. От избирательного округа нас было человек 6–7 кандидатов. На окружном собрании разговор шёл о наболевшем, о том, что многое нужно срочно менять, в том числе и саму партию. Зал был полон. Мне задали больше сорока вопросов и проголосовали подавляющим числом голосов. Обком партии был против моего выдвижения. Дело в том, что Верховный Совет пытались сформировать по старинке – по социальному срезу, который задавала партия. Заранее были определены пропорция мужчин и женщин, их возраст, количество рабочих, колхозников, интеллигенции и прочее. По Херсону этим критериям, видимо, отвечал кто-то другой, а не парторг, который не соглашается с мнением партийных органов. Меня пригласили на ковёр и предложили снять свою кандидатуру. «Иначе будем копаться в грязном белье», – сказали мне. Я ответил, что меня выдвинули не коммунисты, а совет трудового коллектива: сказал, что кандидатом меня избрал народ. Я не питаю иллюзий, что стану депутатом, но давайте будем последовательными. Что за парторг, который говорит с трибуны, ему верят, а потом он отказывается от своих слов? В общем, на выборах меня поддержали около 70% избирателей.

Новости Украины - From-UA: - Что изменилось с того момента?

В. Черепович: - Когда я утром узнал об этом, меня бросило в жар. Мне всего 42 года, а нужно нести такую громадную ответственность перед людьми. Тогда я понял, что предстоит многому научиться в школе народовластия.

Новости Украины - From-UA: - Говорят, что сейчас без миллиона долларов в кармане в кандидаты можно и не соваться. Скажите честно, сколько и кому вы заплатили тогда за то, чтобы стать депутатом Верховного Совета?

В. Черепович: - По нынешним временам удивительно, но платить не нужно было нисколько и никому. Опора была только на энтузиазм, боевой дух моей команды помощников и встречи с избирателями. Таких встреч было 117. Открытый, честный разговор с народом с анализом реалий жизни, кризиса экономики, экологии, и как результат – поддержка избирателей.


Новости Украины - From-UA: - Сейчас много говорят о депутатских льготах. Их то собираются отменять, то вдруг «пугаются» и не отменяют. А какие льготы полагались депутатам Верховного Совета? Какие у них были зарплаты?

В. Черепович: - Льготы, конечно же, имелись. Как и сейчас, это – бесплатный проезд в городском общественном транспорте, в поезде и самолёте. Зарплату мы получали от предприятий, где работали. Сработал завод хорошо – получай с премией 400–500 рублей, плохо – не более 200. На возмещение расходов по депутатской деятельности полагалось 200 рублей ежемесячно. Они приходили почтовым переводом. С жильём в Москве было два варианта. Если забираешь с собой семью, то на срок депутатства давали 3-комнатную квартиру на Рублёвском шоссе (когда развалился Союз, многие умудрились их за собой потом сохранить), если нет – одноместный номер с двумя кроватями, ванной и туалетом в гостинице «Москва». Естественно, при моей семье в семь человек, на то время с четырьмя детьми, я предпочёл проживание в гостинице. Оплачивал номер, как и все депутаты, сам, как раз из тех 200 рублей на депутатскую деятельность. Еще 300 рублей полагалось на всех помощников – как хочешь, так и дели, поэтому практически все они работали на общественных началах. Горисполком выделил два кабинета для приёма граждан. Из оргтехники – ксерокс, который мне предоставил судозавод. Каждую неделю перелёт Москва–Херсон: обязательная встреча с избирателями. Автомобиля не было ни своего, ни служебного.

Новости Украины - From-UA: - Наверное, пенсия у вас депутатская – большая…

В. Черепович: - Это у нынешних депутатов пенсии более 16 тысяч гривен, а я как депутат Верховного Совета СССР получаю пенсию за основное место работы, то есть судозавода. Такую же, как и все люди. Плюс доплата за то, что был депутатом СССР. Сейчас это примерно 200 гривен к основной пенсии.

Новости Украины - From-UA: - А как же «назначенцы» в Верховном Совете, ведь не всех выдвигали трудовые коллективы?

В. Черепович: - Конечно,«назначенцы» были. Депутатов было всего 2250. Треть от национальных округов, треть от территориальных, а треть – от колхозников, филателистов, книголюбов, прочих «клубов по интересам». Вот они-то и были «назначенцами». Утром проснулись – и уже депутаты. Почти последние выборы по партийным спискам. Поэтому неудивительно, что ни они не знают своих избирателей, ни избиратели их. Плюс социальная защита народа построена на экономическом популизме. Отсюда и бунты. Если раньше бунтовали, потому что были не поняты, то сейчас – потому что не накормлены. И, несмотря на то, что народ у нас терпеливый, гуттаперчевый, мнут его по-всякому, но рано или поздно пружина распрямится и ударит. Я смотрю на нашу власть. Создаётся впечатление, что уже 20 лет идёт процесс неуклонной деградации. Хотя именно безразличие большинства на выборах и закладывает фундамент такой власти. Но что делать, если выбирать подчас просто не из кого?


Новости Украины - From-UA: - Сейчас нардепы по закону имеют право носить пистолеты. А как раньше?

В. Черепович: - Конечно же, никакого оружия не было. Об этом речь не шла. Это нонсенс! Быть представителем народа и защищаться от народа? Зачем мне оружие? Моим оружием были сила слова, убеждения и принятие тех законов, которые отражают реалии жизни.

Новости Украины - From-UA: - По поводу развала Советского Союза существуют две точки зрения. Одни считают, что это – благо, другие полагают, что это – величайшая геополитическая катастрофа прошлого века. Что думаете вы?

В. Черепович: - Я входил в межрегиональную депутатскую группу. Там были Ельцин, Сахаров, Собчак и многие другие. Всего 250–270 человек. Мы понимали, что 6-я статья Конституции, где указано главенство партии, должна быть отменена. Я хоть и был секретарём парткома, но понимал, что не может быть в демократическом государстве однопартийной системы. Жалобы тогда шли тысячами – телефонное право работало на всю катушку. Секретарь райкома звонит прокурору, а тот козыряет и выполняет. Первыми об отделении заговорили прибалты, потом Украина и остальные республики. В Конституции СССР было заложено право наций на самоопределение. Я понимал, что если мы разойдёмся, то экономически нам будет очень сложно. Звучали такие тезисы, что Украина кормит Россию. Глупость! У меня были достоверные данные по народному хозяйству каждой республики (я работал в комитете по общесоюзному рынку). Да, когда мы разбежались, экономический, кадровый потенциал, по мнению европейских экспертов, у Украины был самым высоким. Но, как говорил Бисмарк, с плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной, но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы. В результате мы оказались глубоко в том неприличном месте, где мы сейчас есть.

По поводу развала Союза? Задолго до этого, когда Горбачёва избирали президентом, я голосовал против. Просто я ранее встречался с ним по некоторым вопросам и понял, что он не лидер. Вот Назарбаев и в Союзе был лидером, и в Казахстане уже 21 год лидер. Это личность, а Горбачёв – нет. Поэтому против него был и глава Кабмина Рыжков, и многие другие. Силовики Горбачёва вообще на дух не переносили. Крючков, Пуго и Язов всегда на сессиях сидели втроём, и при виде Горбачёва их буквально корёжило. Генеральный секретарь ЦК КПСС с лёгкостью предал партию. А развал Союза начался с кризиса нефтедолларов в 1985 году.


Новости Украины - From-UA: - Нынешние депутаты Верховной Рады практически открыто лоббируют интересы тех или иных финансово-экономических группировок. А как было в СССР?

В. Черепович: - Лоббирование началось в Верховной Раде независимой Украины, и вовсе не сразу. В первом созыве в ней были романтики, которые пытались изменить мир к лучшему, делали всё честно и по совести. Тогда сказывался ещё бывший соцреализм, который гарантировал народу более высокий уровень жизни, нежели нынешний. По-моему, политика должна отражать состояние экономики, но не определять его. Позже начались «дерибан», лоббирование, рейдерские захваты – всё не без «крышевания» депутатов. Чем серьёзнее бизнес, тем серьёзнее и дороже «крыша». Я как-то спросил у своего знакомого, для чего он рвётся в депутаты. Он ответил, что идёт туда защищать свой бизнес: «Если я туда не попаду, то меня просто раздавят». Не для людей он туда пошёл. Конечно, люди разные – и депутаты разные. Но многие не задумываются, что власть не даётся пожизненно, упоение ею рано или поздно закончится. Депутатство – лишь небольшой период жизни для реализации того, что ты обещал народу, и использовать его следует эффективно. И каждый выбирает сам для себя, будут ли вспоминать о нём с благодарностью или пожизненно плевать в его сторону.

Новости Украины - From-UA: - Говорят, что за 20 лет в Украине приняли законов больше, чем за всё время существования СССР.

В. Черепович: - Это неудивительно. Законы постоянно меняются в угоду чьим-то экономическим интересам. Сегодня одних, завтра других. К тому же подзаконные акты зачастую нивелируют смысл законов. Но не следует забывать, что советское законодательство тоже не было идеальным. В этом плане мне нравится Германия. Там многие законы прямого действия, которые не оставляют возможностей судьям для манёвра и коррупции. И нарушитель заранее знает, что его ждёт.

Новости Украины - From-UA: - У нас политические партии множатся как грибы после дождя. Их количество вплотную приблизилось к двум сотням. Не многовато ли?

В. Черепович: - Партия – это организованное общественное мнение. У нас 90% из них – это просто «клубы по интересам», причём интересам экономическим. Они не отражают чаяния народа и ни на что не влияют. Пройдёт время, и останется максимум десяток партий, а то и вовсе 4–5.


Новости Украины - From-UA: - Создаётся впечатление, что у нас есть «преступная власть» и «демократическая оппозиция», которые периодически меняются местами и названиями. Но меняется ли что-нибудь от перемены мест слагаемых?

В. Черепович: - Я согласен с вами. Это лишь подчёркивает, что политика определяет экономику, а не наоборот. В Верховную Раду идут, чтобы нажиться, закрепить и развить свой бизнес. Своеобразное хождение во власть ради власти денег. Мало депутатов, которые действительно бы думали о народе. На выборах опять начнут спекулировать на вопросе отказа от депутатских привилегий вместо того, чтобы просто от них отказаться. Вопрос должен быть один: как наполнить бюджет и повысить благосостояние народа, не работать всей властью на 10-15 семей, а работать на весь народ. Вот тогда и будет польза. Во многих странах основой является средний класс. У нас же он, не успев толком возникнуть, подавляется. Народ не верит ни власти, ни оппозиции, ни двум сотням политических партий. Я думаю, Тигипко – лидер уже без партии. Литвин, как и коммунисты, колеблется вместе с линией правящей партии. Какой-то шанс есть у Яценюка. Просто он еще не успел себя скомпрометировать в той же степени, как его старшие коллеги-парламентарии. О компартии вообще не говорю. Коммунисты - стали анахронизмом, они не понимают, в какой стране живут. По этому поводу приходят на ум стихи Есенина: «Остался в прошлом я одной ногою, стремясь догнать стальную рать, скольжу и падаю другою…». Если Симоненко говорит, что сложно ему прожить на 15000 гривен в месяц, то что остаётся делать рядовым членам Компартии в основном живущим на 800 гривен?

Новости Украины - From-UA: - Какой, по вашему мнению, из постсоветских стран удалось в наибольшей степени сохранить лучшее, что было в Советском Союзе, и одновременно взять лучшее у западных стран?

В. Черепович: - С экономической точки зрения – Беларуси. Ей удалось сохранить 85% советского потенциала, хотя демократией там и не пахнет. Сохранен потенциал и в Казахстане. И в этой стране, и в Узбекистане, и в Киргизии нет какого-либо спровоцированного политиками противостояния между людьми по языковому признаку. Вытесним русских, а на авиационном заводе в Ташкенте чабаны или хлопкоробы работать будут? Так вопрос не стоял. Они понимали, что для сохранения экономики нужно в первую очередь сохранять кадровый потенциал. У нас это не делается. К сожалению, перспектива Украины… Страшно становится. Что-то изменится лишь тогда, когда мы до отчаяния доведём собственный народ. Тогда или произойдёт социальный взрыв, или Украина на корню будет скуплена. Последней каплей может стать продажа земли.


Американцам не нужны 46 миллионов граждан Украины. Чтобы обслуживать поля, достаточно будет 300 тысяч. Все остальные приедут. Вот уже тендеры проводят. За 3 тысячи евро в месяц фермеры едут, чтобы показать нашим аграриям, как работать нужно.

Новости Украины - From-UA: - Занимались ли вы политикой после Верховного Совета?

В. Черепович: - Я не могу быть вне политики. Мы с друзьями, а они достаточно авторитетны, часто встречаемся, спорим, анализируем. Я неоднократно получал предложения от тех или иных политических сил, но всякий раз отвечал отказом. Я готов помогать многим, но выдвигаться – нет. Сейчас политика – не просто грязная вещь, это преступно грязная вещь, а я хочу сохранить своё лицо. Странная у нас властная пирамида. У депутатов сельских и районных советов порядочности и ответственности больше, чем у депутатов Верховной Рады, которые больше нуждаются в нравственности, чем их избиратели.

Новости Украины - From-UA: - Спасибо за интересное и содержательное общение.