...провели исследование политической ситуации в Грузии, где в понедельник, 1 октября, состоятся парламентские выборы в парламент (77 депутатов будут избраны по спискам, 73 – по мажоритарным округам). Экспертами выступали ведущие грузинские политологи, социологи, правозащитники, PR-специалисты, представители общественных организаций и средств массовой информации. Выводы экспертного опроса для Грузии неутешительны: опыт свободных и честных выборов отсутствует, власть и оппозиция являются антагонистами, исход голосования непредсказуем и во многом зависит от внешних факторов.

В выборах парламента участвуют 16 партий и объединений, но основная борьба ведётся между пропрезидентским «Единым национальным движением» и оппозиционной коалицией «Бидзина Иванишвили – Грузинская мечта». При этом, о каком-либо конструктивном общественном диалоге не идёт и речи. Власть и оппозиция ищут не возможности публичного обсуждения проблем страны, а всё новые инструменты взаимной дискредитации.

Оппозиция обвиняет правительство во всевозможных злоупотреблениях. Власть отвечает на критику ужесточением контроля над СМИ, ограничением и дискредитацией политических противников, расширением полномочий силовых структур. На «Единое национальное движение» работают налоговая, полиция, местные администрации. Однако, по мнению многих экспертов, давление на избирателей лишь вызывает обратную реакцию, стимулирует протестные настроения и может в итоге привести к непредсказуемому всплеску эмоций.

«Партия власти» имеет «электоральную фору» до 20% голосов, но сегодня у оппозиции значительно большие шансы добиться успеха, чем когда-либо раньше в истории Грузии. Около 40% избирателей, которые собираются прийти на участки, ещё не решили, за кого голосовать. По мнению экспертов, это реальный резерв оппозиции. Однако, созданная всего несколько месяцев назад «Грузинская мечта» далеко не монолитна, коалиция состоит из разных политических сил, которые преследуют собственные цели.

В грузинском обществе и в диаспоре есть глубокое убеждение, что страна нуждается в переменах. Часть избирателей связывает эти перемены с продолжением политики Саакашвили и его сторонников, однако всё больше грузин выступают за смену власти. Основные причины такого недовольства существующим положением дел – социальные проблемы и неясные экономические перспективы, а также издержки авторитаризма, которые проявляются всё более наглядно. Вопросы внешней политики и безопасности, несмотря на сохраняющуюся актуальность, в нынешней предвыборной кампании отходят на второй план.

Проблемная кампания

На сегодняшний день не менее 25% граждан Грузии из-за тяжёлых социально-экономических условий в стране находятся за границей. Значительная часть этих мигрантов, естественно, недовольна режимом Саакашвили. При этом, несмотря на многочисленные требования, зарубежные избирательные участки в нужном количестве так и не были открыты. Большая часть грузинской диаспоры (до 400 тысяч избирателей) находится в России, с которой Грузия не имеет дипломатических отношений с 2008 года. Там не открыто ни одного участка – под предлогом того, что нет условий для обеспечения безопасности. Важный момент: выборы назначены на понедельник, а для большинства избирателей за границей очень проблематично голосовать в рабочий день. Выходит, мнение как минимум четверти грузинских избирателей, причём, преимущественно оппозиционно настроенных, будет, по сути, проигнорировано.

Ещё одна проблема – «мёртвые души». Согласно данным ЦИК, в Грузии зарегистрировано 3 621 256 избирателей, а в 1991 году (эти выборы эксперты оценивают как единственные более-менее честные в истории Грузии) их было 2,5 миллиона. Таким образом, в выборах могут «принять участие» те, кто уже давно эмигрировал из страны или даже умер.

Опрошенные нами эксперты назвали и другие проблемные факторы избирательной кампании:

- непрозрачность и зависимость судов;
- несбалансированная система распространения информации – оппозиционные телеканалы (ТВ является основным инструментом предвыборной кампании в Грузии) покрывают гораздо меньшую территорию, чем три общенациональных телеканала, контролируемые правительством, и имеют в два раза меньшую аудиторию;
- несовершенство избирательного законодательства (зависимость от власти ЦИК и местных избиркомов);
- преимущества, которые имеют отдельные партии в использовании рекламных площадей;
- возможность использования силовых структур для репрессий против политических оппонентов и подавления вероятных протестов.

Данностью современной Грузии является отсутствие системы сдержек и противовесов. Сильный президент и монолитная правящая партия, для которой нет барьеров, обусловили фактическую бесконтрольность власти. Как отметил один из экспертов, «правящая партия хочет быть при власти перманентно». В таких условиях о демократичности выборных процедур говорить не приходится. Сложно говорить даже о приближённости к демократическим стандартам.

Значительная часть экспертов отметила, что «в Грузии ещё никогда не проводились свободные прозрачные выборы». Стоит добавить, что ни одни выборы в Грузии не завершались без противостояния между противоборствующими политическими представителями, а пришедшие к власти политики, как правило, сводили счеты с противниками в довольно жёсткой форме. Характерно, что на отсутствие демократических традиций в Грузии указывали и провластные, и оппозиционные, и независимые эксперты, что подчёркивает серьёзность этой проблемы. Не менее показательно то, что, по мнению экспертов, нарушения в ходе кампании допускали как правящая партия, так и оппозиция. При этом в списке злоупотреблений власти чаще всего отмечались использование административного ресурса и неравное применение закона, а оппозиции предъявляли нарушения в финансировании избирательного процесса.

Непредсказуемый результат

Эксперты единодушны во мнении, что только две политические силы гарантированно преодолеют избирательный барьер – «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили и коалиция «Бидзина Иванишвили – Грузинская мечта». Среди других политических сил чаще других называли «Христианско-демократическое движение» Георгия Таргамадзе. Остальные партии-участники кампании упоминались в единичных случаях, да и то в качестве статистов. Только один эксперт предположил возможность ситуации, когда «третья сила» получит «золотую акцию». Дважды отмечалось, что большая часть остальных партий является сателлитами власти. Ещё один эксперт охарактеризовал ситуацию следующим образом: «Некоторые партии, две или три, возможно, смогут попасть в парламент, и затем будут торговать своими местами».

В целом в экспертной среде Грузии существует три группы мнений, которые формируют соответствующие сценарии (подаются по частоте упоминаний):

1. Победа «Грузинской мечты». Многие эксперты полагают, что административный ресурс сделает её не слишком убедительной. Другие отмечают, что оппозиция, скорее всего, победит по партийным спискам, но в конечном итоге, за счёт депутатов, избранных по мажоритарным округам, большинство в парламенте будет у «Единого национального движения».

2. Победа «Единого национального движения». В честную победу правящей партии верят только провластные эксперты, да и то с изрядной долей неуверенности. Оппозиционно настроенные политологи, социологи, общественные деятели etc полагают, что политическая сила Саакашвили может выиграть лишь с помощью давления, фальсификаций и админресурса.

3. Примерное равенство депутатских мандатов у двух основных партий. При этом эксперты считают, что другие партии, преодолевшие избирательный барьер, вероятнее всего войдут в коалицию с «Единым национальным движением».

Оппозиционно настроенные эксперты сходятся во мнении, что для победы «Грузинской мечты» ей необходимо набрать абсолютное большинство голосов в общенациональном округе (50-80%). При этом уровень реальной электоральной поддержки «Единого национального движения» они оценивают в пределах 10-45%, с учётом вероятного успеха правящей партии в одномандатных округах.

Если настроения грузинских избирателей и ход предвыборной кампании определяют внутренние факторы, то её окончательный исход в значительной степени будет зависеть от факторов внешних. При подведении итогов парламентских выборов в Грузии очень многое зависит от того, насколько оперативно и безоговорочно их официальные результаты будут признаны иностранными наблюдателями. Фактор иностранных наблюдателей в качестве определяющего для закрепления успеха на выборах отмечают как провластные, так и оппозиционно настроенные эксперты. Более того, некоторые эксперты заявили, что условия для проведения в Грузии честных и справедливых выборов прямо зависят от степени контроля со стороны международных организаций.

Эксперты не смогли предсказать, как будет развиваться ситуация в Грузии после голосования 1 октября. Судя по всему, конкретного плана действий нет ни у власти, ни у оппозиции. Массовость поствыборных демонстраций и накал уличного противостояния зависят от того, насколько сильно будут искажены результаты выборов и появятся ли у недовольных граждан какие-то дополнительные раздражители. Так, раздражителем, переломившим ситуацию, стало обнародование двух фильмов – записей издевательств над заключёнными и ленты «Маяк демократии». Фильмы вызвали широкий резонанс, в том числе и за рубежом, и стали причиной массовых протестов на улицах грузинских городов. Большинство экспертов считает, что этот скандал нанёс сокрушительный удар по электоральным позициям правящей партии.

Массовые протестные акции в Грузии начались за несколько дней до 1 октября. На улицы вышла наиболее активная часть грузинского общества, в частности против режима Саакашвили впервые за годы его правления выступили студенты. В этих условиях объявление победителем парламентских выборов «Единого национального движения» неизбежно вызовет новый всплеск эмоций и приведёт к эскалации противостояния. «Грузинская мечта» уже сейчас предупреждает о готовящихся фальсификациях результатов голосования и готовится к акциям протеста. Таким образом, уже на следующей неделе мы можем стать свидетелями очередной «цветной революции» в Грузии, последствия которой могут оказаться еще болеет непредсказуемыми, чем результаты парламентских выборов.