До определенного момента обыватели не могут увидеть между ними разницы. Потому что сегодня антигерои имеют в своем распоряжении целую наемную армию специалистов по PR, которые из черного и преступного могут слепить образ «белого и пушистого». Однако со временем припудренная ложь и скрытое мошенничество становятся явными. Увы, правду порой люди узнают слишком поздно. Например, как это произошло в Словении, которая из-за финансовых махинаций местного мультимиллионера Бранко Дробнака за 20 лет из ведущей республики бывшей Югославии деградировала до экономической нищенки ЕС.

Гламурный социалист-капиталист

Кто же такой Бранко Дробнак (Branko Drobnak), который находится на вершине хит-парада самых богатых словенцев, чье «легальное» состояние до мирового экономического кризиса 2010 года оценивалось в 200 миллионов евро? Как удалось бывшему простому госчиновнику всего за 20 лет после распада социалистической Югославии заработать на каждом из жителей Словении по 100 евро (население страны составляет 2 миллиона человек)?

С 2004 года, когда Словения вошла в состав Евросоюза, Бранко Дробнак начал подчищать свою деловую репутацию. Большинство своих финансовых махинаций он осуществлял через подставных лиц (в том числе сотрудников ЕБРР) и фиктивные компании. Это позволило ему завладеть крупными активами в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Сербии, Черногории, Болгарии, Румынии и Молдове. Поэтому его настоящую биографию приходится складывать как мозаику, по кусочкам.

В последние годы 61-летний словенский комбинатор много средств и сил тратил на приобретение общественной репутации. Пожилой метросексуал тщательно следит за своей внешностью и стилем одежды: на публике он появляется с неизменным шелковым платком вокруг шеи и носовым платком в нагрудном кармане пиджака. Кстати, этим он чем-то напоминает голливудских мафиози.

Когда во второй половине 2010 года по бизнесу Дробнака ударил кризис, он без колебаний заявил о банкротстве. Сделал это гламурный делец умышленно, так как за два года до этого купил акции крупнейшего государственного банка NLB (NovaLjubljanskaBanka). Финучреждению требовалась рекапитализация в 381 миллион евро. По меркам Евросоюза, это «несколько центов». Да и сам Бранко Дробнак мог бы оживить банк, если бы часть своих активов бросил на рекапитализацию NLB. Однако он решил умыть руки, свалив тяжесть банкротства на государство. В результате чего Словения оказалась на грани рецессии.


В это время Дробнак не придумал ничего лучшего, как разыграть из себя инвалида, здоровье которого якобы подорвал мировой кризис. На самом деле он просто выжидал момент, когда Словения окончательно останется без денег и обратится за помощью к ЕС. Похоже, его мечта скоро осуществится, так как до конца 2012 года страна может столкнуться с дефолтом. Эксперты считают, что у правительства Словении осталось два варианта: просить полный пакет помощи от Европейского фонда или, подобно Испании, просить деньги для своих банков. По оценкам экономистов, словенским банкам потребуется от шести до восьми миллиардов евро.

Часть от этого европейского пирога думает откусить и псевдо-жертва Бранко Дробнак. Ведь это не первый случай, когда он пытается заработать на кризисе и чужом горе. Сначала была война.

Богатство на крови

Бранко Дробнак до распада Социалистической Федеративной Республики Югославия начинал свою карьеру как чиновник. В 1974-1975 годах он стажировался в правительственном Комитете по внешним экономическим отношениям. Потом четыре года был советником Генерального секретаря в правительстве Словении. С 1979-го по 1984 год значился помощником главы строительной ассоциации IMOS. После этого Дробнак до 1990 года был замглавы, главой исполкома местного райсовета Любляна-Бежиград.

Именно в этот период наш герой, вернее – антигерой, заразился идеями национализма. Вернее, почуял ветер перемен, так как советский блок во главе с СССР затрещал по швам. Поэтому Дробнак, пользуясь служебным положением и связями в правительстве, переквалифицировался в предприниматели. В 1990 году он стал гендиректором инвестиционной компании «Slovenijalesd.o.o.».

Словения была самой развитой в экономическом отношении республикой в составе СФРЮ. На ее долю приходилось более 17 % производимого в стране общественного продукта, 19 % промышленного и 7 % сельскохозяйственного производства. Когда во второй половине 80-х годов ХХ века к власти пришли националистически настроенные политики, Словению, как и другие республики СФРЮ, охватил экономический кризис. Около 800 предприятий находилось на грани финансового краха, росли безработица и нехватка валютных средств. В целом в республике начал резко падать уровень жизни.


На фоне кризиса всех ветвей власти в СФРЮ словенское руководство проявляло все большую самостоятельность. Националисты стремились сплотить население вокруг идеи о независимости. Именно лидеры Словении, в том числе и мелкие главы местных советов, вроде Дробнака, стали подстрекателями последующей кровавой бойни между республиками и народами Югославии.

В 1990 году Любляна, столица Словения, вошла в прямую конфронтацию с официальным Белградом. Из названия республики было изъято слово «социалистическая». Одновременно местным органам были переподчинены военные части, находящиеся на их территории. Напомним, что в это время наш будущий миллионер уже готовился сменить должность председателя исполкома райсовета Любляна-Бежиград на частного предпринимателя. То есть, у Дробнака появилась не только своя маленькая армия, но и доступ к оружию, бесконтрольная торговля которым позже велась со всеми участниками югославского конфликта.

23 декабря 1990 года в Словении прошел референдум, на котором 88% населения высказались за отделение республики от Югославии. 25 июня 1991 года разразилась так называемая «Десятидневная война» за независимость Словении. За полторы недели погибли десятки людей, в том числе мирных жителей, сотни получили ранения. При содействии Евросоюза был подписан Брионский мир. Благодаря близости Словении к Западной Европе (граничит с Австрией и Италией) ей удалось избежать затяжной гражданской войны, в которую втянулись Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина.

Однако именно в кровавые 90-е годы Бранко Дробнак заработал свой первоначальный капитал. Близость войны позволял словенским бизнесменам обогащаться по двум основным схемам. Во-первых, через поставки оружия своим бывшим соотечественникам по федерации, а затем – противоборствующим сторонам в гражданской войне. Во-вторых, выбивая финансовую помощь у Запада, апеллируя к тому, что страна является буфером между «югославскими боевиками» и Евросоюзом.Кстати, в 1999 году европейские страны – члены НАТО (без США) на войну с Югославией, по приблизительным подсчетам, тратили около 10 миллионов долларов США в день! Конечно, немалая часть этих денег уходила на укрепление словенской «буферной зоны», а на самом деле «осваивалась» местными дельцами, такими как Дробнак.

Правда, Гаагский военный трибунал интересуют исключительно преступники и их подельники с проигравшей стороны. Подстрекателей не судят!

Новые феодалы Юго-Восточной и Восточной Европы

Параллельно с приобретением «кровавого» капитала Бранко Дробнак принял активное участие в приватизации различных словенских предприятий. В 2010 году в интервью местному изданию «Dnevnik» он откровенно заявил, что в 1993-2000 годах ничего так не сдвинуло частный бизнес в молодом государстве, как так называемая «сертифицированная» приватизация. Иными словами, чиновники, которые имели доступ к государственным предприятиям, через различные финансовые махинации становились их собственниками. Как это было в России, Украине и Молдове.

Дробнак становится гендиректором или входит в наблюдательные советы с десятка компаний. Одной из таких фирм в 1992 году стала «Poteza». Он понимал, что в такой небольшой стране как Словения достичь успеха можно лишь тогда, когда получить контроль над потоками инвестиций. Т.е. привлекать западный капитал якобы для обновления экономики Словении, но на самом деле пускать в оборот в собственных интересах.

Со временем эта компания превратилась в крупный фонд «PotezaAdriaticFundBV» (с главным офисом в Голландии), в котором Бранко Дробнак с 2003 до 2009 года занимал должность главы комитета по инвестициям, а на самом деле являлся его собственником.Именно через этот фонд Дробнак занялся скупкой (через подкуп местных чиновников и ряд фиктивных фирм) различных предприятий и банков Юго-Восточной и Восточной Европы – в Боснии и Герцеговине, Македонии, Болгарии, Румынии, Молдове и т.д. Прибыли бывшего словенского социалиста начали измеряться несколькими десятками миллионов евро.

Показательным примером того, какими грязными и мошенническими методами действовал Бранко Дробнак, является история с приватизацией крупнейшего молдавского Коммерческого банка «Moldova-Agroindbank» (MAIB).


Еще в 2001 году в список акционеров MAIB вошли Европейский банк развития и реконструкции (ЕБРР) и «WesternNISEnterpriseFund». Так как Бранко Дробнак еще со времен гражданской войны в Югославии начал налаживать связи с европейскими функционерами, скупку активов в Европе он проводил при их непосредственном участии. Получить доступ к молдавскому «Агроиндбанку» ему помог представитель ЕБРР Генри Поттер (который на сегодняшний день покинул эту организацию, однако остается бизнес-партнером словенца).

В 2006 году в результате чисто формальной процедуры (в уголовном кодексе она определяется как мошенничество) пакет акций, принадлежавший ЕБРР и «WesternNISEnterpriseFund», был продан трем юридическим лицам – резидентам Словении – «FactorBankad.d.», «ActivaInvestd.d.» и «DrugaPenzija D.O.O.». Еще одним покупателем выступил частный фонд «PotezaAdriaticFund B.V.», зарегистрированный в Голландии.Общая сумма сделки составила 122,4 миллионов леев (по текущему курсу лея это приблизительно 9,4 миллионов долларов).

Не трудно догадаться, что все эти компании принадлежали одному человеку – Бранко Дробнаку. Во время аукциона была создана иллюзия прозрачной конкурентной продажи. На самом деле аукцион был безальтернативным. Генри Поттер, который был в то время важным функционером ЕБРР, попросту продал акции молдавского банка своему словенскому партнеру. И это при том, что «PotezaAdriaticFund B.V.» поначалу был «забракован» тендерной комиссией. Данный фонд не мог участвовать в аукционе, так как не имел на тот момент необходимого трехлетнего стажа деятельности. Кроме того, в его прошедшей деятельности были зарегистрированы балансовые убытки по итогам года.

Однако его лоббисты психологически передавили молдавские власти тем, что одним из учредителей и акционеров «PotezaAdriaticFund B.V.» являлся IFC – структурное подразделение Всемирного банка («WorldBankGroup»). Да и нельзя исключать фактор взятки, которая была предложена молдавским контролирующим органам от словенского мошенника. Другими причинами объяснить грубое нарушение законодательства Молдовы иностранцами объяснить невозможно. Причем в знак благодарности Генри Поттер получил должность члена совета акционеров MAIB.


Сегодня Бранко Дробнак различными манипуляциями и ухищрениями пытается легализоваться и воскресить свои обанкротившиеся фонды. Крах NLB существенно подкосил финансовое состояние словенского афериста. Тем не менее, он пытается «воскреснуть» за счет своих восточноевропейских приобретений, таких как MAIB.