Много лет эта пара тщательно скрывала свои отношения, ведь за такое могли расстрелять. Даже их сын долго ничего не знал. Только после смерти матери заплаканный отец признался, что он не Василий Доценко, а Вильгельм Дитц и что ради любви отрекся от своего прошлого и родины. Так 40-летний Павел Васильевич (Вильгельмович) из Смелы Черкасской области узнал, что его отец - немецкий офицер, которого много лет считали погибшим.



Встретил судьбу в капусте

Война для паренька из небольшого городка Вехстебах началась в далеком 1939-м. Польша, Бельгия, Франция, Украина… Смерть обходила его стороной, а за храбрость и отвагу в боях Вилгельм Дитц получал награды и звания. Вместе с 6-й армией Паулюса он дошел до Сталинграда. Здесь ему снова повезло: прошитого пулями и иссеченного осколками, его чуть ли не последним авиарейсом успели эвакуировать в тыл - в небольшой украинский город Смела, где в ту пору располагались немецкие госпитали.


Однажды на капустном поле он встретил девушку. "Привет, я Вильгельм". "Привет, а я Феня Острикова", - неожиданно для парня на немецком ответила красавица. А потом вдруг покраснела и убежала.

- Мама испугалась внезапно возникшей симпатии, - рассказывает Павел Вильгельмович. - И потом еще долго его избегала.

Странный муж

Вскоре в дом к Остриковым пришла страшная весть: Феня в числе прочих девушек подлежит отправке в Германию. Чем это грозит, здесь если и не знали точно, то догадывались. И вот тут произошло неожиданное: Вильгельм собрал весь свой нехитрый скарб (паек и золотой талисман) и отдал полицаям за то, чтобы вычеркнули из списков Феню.

Спустя месяц Феня ему отплатила тем же. На дворе стоял 1944-й год. Фронт стремительно приближался, немцы отступали. Советские бомбежки стали регулярными. Во время очередного такого налета Вильгельм Дитц пропал. Кто-то из его бывших боевых товарищей видел, как рядом с ним разорвалась бомба. Искать солдата было некогда - на подступах к городу уже стояли советские войска. 7 марта 1944 года его родные получили похоронку: "Пропал без вести. Считать погибшим".


Бомба действительно тогда разорвалась рядом с Вильгельмом. Его бесчувственного нашла Феня и отволокла к себе домой.Посовещавшись с родителями, решила не выдавать немца, спасшего ей жизнь. На чердаке оборудовали комнатку, где Вильгельм практически безвылазно прожил первые десять лет.

За это время у них с Феней родился сын Павлик. Чтобы перед соседями оправдать его рождение, девушке пришлось на несколько месяцев уехать к родственникам: мол, там вышла замуж. А позже всем предъявила и мужа Василия. "Какой-то он странный", - судачили местные. "Да просто контуженый", - отмахивались другие.

Две жизни

- К тому времени папа выучил украинский и мог более-менее нормально изъясняться, - продолжает Павел Вильгельмович. - Но старался лишний раз ни с кем не разговаривать. При этом продолжал месяцами безвылазно жить на чердаке, где оборудовал мастерскую - на жизнь зарабатывать как-то нужно было. Любопытствующим мама объясняла, что папа в Киеве на заработках, приезжает редко, а его изделия - расписную керамику и ковры - выдавала за свои.

Впрочем, местная паспортистка странностей за Василием не заметила, потому без лишних вопросов восстановила ему якобы утерянные в войну документы и расписала с Феней под фамилией Доценко.

Уже после смерти Фени Василий рассказал сыну, кто он на самом деле. А потом (дело было в начале 90-х) повез Павла и внука на историческую родину. Вильгельм потом еще несколько раз ездил в Германию и всякий раз просил вычеркнуть его имя из списка погибших, начертанных на стене местного собора. Но получал отказ: "Вильгельм Дитц погиб на Восточном фронте зимой 44-го, а вы тогда родились".


Вильгельм Дитц уже несколько лет как умер. Но его сын и внук поддерживают отношения с немецкой родней в соцсетях - у них там есть своя закрытая группа.