…Потому что демократия давно уже перерастала быть народовластием даже на Западе. А в Украине никогда таковой и не была. Так за что же мы каждый раз голосуем?

Деньги решают всё

В нашем тихом провинциальном избирательном округе за депутатский мандат сражались целая дюжина кандидатов. Впрочем, дюжина – это громко сказано. Реальную борьбу за голоса избирателей ведут между собой лишь трое из них: кандидат от админресурса (он же экс-директор крупного завода, он же действующий депутат), политик-бизнесмен и «член команды» человека с большими деньгами.

Словом, все трое – люди состоятельные. У кого-то есть хороший резерв собственных средств, у кого-то доступ к «кассе». Что и позволяет им вести бурную предвыборную агитацию, привлекая внимание электората. Устраивать мероприятия, оказывать различную спонсорскую помощь, покупать время в телеэфире и места на бигбордах, печатать огромные тиражи агитационной продукции, нанимать себе помощников и консультантов. Благодаря этому их фамилии у всех на устах, жители города активно обсуждают эту троицу, и голосовать они будут за кого-то из них. Только у этих троих есть шансы быть избранными.


Конечно, остальные кандидаты тоже не нищие. У одного очень хорошая зарплата (в разы выше средней), у другого небольшой бизнес, третий пользуется деньгами партийной ячейки. Но это всё мышиные слезы. Для этих людей даже избирательный залог (полторы тысячи долларов) серьезные расходы. Их скромных фондов едва хватило на небольшой тираж листовок – всего по одной на двери подъездов, пару бигбордов и пару выпусков агитационных брошюр. Их помощники – это в основном родственники и друзья, да школьники с пенсионерами, которые расклеивают листовки за полсотни гривен. Шансы быть избранными у этих кандидатов такие же, как у харьковского «Металлиста» обыграть «Челси».

В точно такой же ситуации находятся и участвующие в выборах украинские партии. Те их них, кто обладает необходимым ресурсом, прежде всего материальным, получает возможность регулярно светиться во всех СМИ. Во время выборов они могут позволить себе хорошее финансирование своих избирательных штабов – хотя половину денег там непременно украдут, остальных с избытком хватит на хорошую агитационную компанию. Опять же, избирательные залоги для таких партий (250 тысяч долларов на выборы в Раду и 300 тысяч долларов на выборы Президента) не обременительны.

Исключением не стали даже левые партии. Не будем тыкать пальцем, однако мы все знаем о ком именно идет речь – в украинский парламент эта партия регулярно проходила не столько благодаря своей популярности у старушек, сколько финансированию со стороны буржуев. Да и сами вожди там далеко не пролетарии…

А вот партии, которым не повезло получить достаточное финансирование от состоятельных людей, как правило, всегда остаются по ту сторону проходного барьера. Еще и получают обидное прозвище «маргинальных». Кстати, незаслуженное. Ведь насколько бы привлекательными и актуальными не были их лозунги и обещания, они просто не всегда могут донести их до людей. У них нет столько денег!

Вы всё еще удивляетесь, почему в Верховной Раде сидят более трехсот миллионеров? Верно – потому что именно их мы туда избираем. Почему там практически нет «простых людей», не являющихся бизнесменами или дорого продающимися политиками? Потому что их мы практически не замечаем. А если и замечаем, то насмешливо машем рукой: э, это какой-то несерьезный, откуда он только такой вылез, весь потертый!


Нас уже приучили отдавать свой голос не за «достойных», а за состоятельных. Кого из миллионеров на этот раз выбрали вы?

Партии и мы

Но не будем сильно сокрушаться над тем, что мы живем в «этой …опе». Подобная ситуация давно сложилась в большинстве т.н. демократических стран. Это только в теории каждый тамошний гражданин может быть избран депутатом или президентом. В реальности простой американский или германский работяга может самостоятельно подняться разве что в члены городского совета. Да и то, если это небольшой город.

Собственно говоря, на Западе никогда и не скрывали, что демократия – это отнюдь не равные шансы для всех. Например, до XX века во многих западных государствах даже не все граждане имели право голоса. Французские женщины вообще получили его только в 1945 году! А уж какие барьеры ставили на пути тех, кто хотел избираться сам! В своё время весьма распространенным был т.н. имущественный ценз, который был призван не допустить во власть разных там нищебродов. Сейчас его роль играет сама система демократии, которая просто не даст одиноко пищащему индивидууму быть услышанным избирателями.

Вас не удивляет, почему в США президентами избирают только представителей двух вечно правящих партий – хотя там гораздо больше и политических объединений, и отдельных независимых кандидатов? Почему в Европе избиратели зачастую ничего не знают о личности того или кандидата, а голосуют целиком за партию? Почему западная демократия, по сути, превращается в партократию – поскольку почти всю власть там монополизировали те или иные партии?

Помните, как во времена «перестройки» Запад назидательно критиковал советскую «однопартийную систему»? А мы, развесив ослиные уши, согласно кивали: да, безобразие, тирания компартии, вот в Америке двухпартийная система, реальный выбор, там и в магазинах потому выбор, вот бы нам побольше разных партий и сортов колбасы! Теперь вот получили, и партии, и колбасу – но всё равно недовольны.


Мы до сих пор не в курсе, что между КПСС и Республиканской партией США разница не только идеологическая. Например, если бы при штурме Иводзимы (1945) членов Республиканской партии призвали бы пойти в первых рядах атакующих, то это бы только сильно озадачило солдат. Потому что Республиканская и Демократически партии США – это всего лишь избирательные объединения. Их единственная задача состоит в том, чтобы выдвигать на выборах своих представителей и помочь им получить поддержку избирателей. Всё, больше ничего! Это вовсе не объединения «лучших сынов Америки» - и не объединения самых богатых людей страны, самых умных, самых активных и т.п. У этих категорий американцев существует совершенно иные тусовки, называемые обычно клубами и движениями.

При этом члены одного такого клуба - например, элитного экономического - могут поддерживать разные избирательные партии. Вот играют они в гольф где-то на Гавайях и мирно беседуют: знаешь, Джонни, я решил баллотироваться в губернаторы Небраски от республиканцев – неплохо, Томми, а выставляю свою кандидатуру в конгресс от демократов! А могут ставить сразу на двух лошадок. Сидят на Уолл-Стрит черствые таки старички и потирают ладошками: и этого я купил, и этого я профинансировал, в любом случае мэр будем моим!

А вот КПСС (в прошлом ВКП (б)) была универсальным объединением: и политическим, и общественным, и хозяйственным, и избирательным. А заодно и клубом «самых достойных». И мы до сих пор еще не можем осознать, что той мега-партии больше нет. Есть только больше сотни украинских избирательных партий, которые созданы исключительно для выборов. И ожидать от этих людей каких-то особых качеств просто бесполезно. Нынешние левые – это не коммунисты прошлого. Это просто члены левых избирательных партий. А люди, избирающиеся от правых партий, вовсе не являются «бандеровцами». Просто у них избирательные лозунги такие!

Всё, что должны члены избирательных партий – это следовать своим партийным уставам и отчитываться перед избирателями о выполнении предвыборных обещаний. Впрочем, в Украине они не делают даже этого.

Но проблема вовсе не в том, что политический избирательные партии кидают нас, избирателей. А в том, что они узурпируют право быть избранными. От этого не спасет даже возвращение к смешанной системе выборов: уже сегодня подавляющее большинство проходных мажоритарщиков либо являются членами политических избирательных партий, либо принадлежат к пока еще неофициальным клубам бизнес-элиты. А часто и то, и другое.


При этом стоит помнить, что принадлежность к тусовке «элиты» или «группировке власти» для них является в миллион раз более важным, чем членство в избирательной политической партии. Партии они могут спокойно менять: сейчас избираются в одной, через 4 года в другой. Почему бы нет, ведь нынешние партии, напомним, это не КПСС с её требованием верности идеалам, это просто избирательные объединения.

К сожалению, процесс партийной узурпации, поразившей уже почти все демократические страны, выглядит куда более отвратительно, чем это можно представить. Во-первых, контролирующие политические партии элиты стремятся к закрытости, кастовости правящей социальной прослойки. В их ряды все реже попадают люди из низов – места наверху ограничены, а их нужно зарезервировать для своих. На Западе пока еще делают исключение для публичных политиков: многих из них специально поднимают из народа, чтобы народ голосовал за «своего» и не сомневался в демократии. В Украине на мнение простолюдинов, как известно, плевали: им тычут под нос кандидатуры, выдвинутые неизвестно кем, и настойчиво призывают «пойти и проголосовать».

Во-вторых, узурпировав власть, правящая элита держит её в своих руках вовсе не для того, чтобы удовлетворять все запросы избирателей. Прежде всего, она будет решать вопросы своего бизнеса. Затем проблемы государства и политического строя – потому что это механизм, позволяющий элите править обществом и стричь с него шерсть. А ещё элита в этой стране живет, и ей нужно её как-то обустроить (это украинские олигархи в Украине только делают бизнес, а живут за границей). И уже в самую последнюю очередь обращают внимание на стенания масс – и занимаются острыми социальными вопросами…

Нужно сказать честно

Впрочем, если правящая элита не хочет решать реальные социальные вопросы, она с легкостью заменяет их надуманными. Благо, напомним, в её руках сосредоточена вся агитационная машина. С помощью которой вовсе не трудно убедить людей в том, что, к примеру, тема защиты прав геев или реабилитации УПА является чрезвычайно актуальной. Запускается «общественный диалог» и, глядишь, люди уже забывают про отсутствие горячей воды или рост безработицы.


Можно ли морочить голову людям вечно? Трудно сказать. Пока что это удается. Однако ничто не вечно под луной, даже демократия. Нужно сказать честно: так же само, как прогнивали и вырождались другие политические системы, однажды изживет себя и демократия. В этом вы можете быть полностью уверенны! Почему?

Ну, во-первых, процесс разложения демократии уже идет. Народовластие как таковое вообще просуществовало недолго, оно быстро заменялось его имитацией, описанной выше. Иногда даже возникает мысль: а было ли оно вообще? Например, в США. Разве народ, а не кучка купцов и плантаторов, инициировали созыв Континентального конгресса и конфликт с метрополией? Разве народ решил объявить «войну против рабства»? Разве народ, на 25% состоявший из этнических немцев, дважды объявлял войну Германии?

Только в США официально существует служба по промыванию мозгов избирателей с целью «направления общественного мнения» - созданная еще Рузвельтом как раз для популяризации идеи войны с Германией. То есть не американский народ решает, с кем дружить и с кем воевать их стране. Это решает правящая элита, которая затем корректирует мнение избирателей в нужное направление. Такая вот демократия! И она устанавливается по всему миру. В редких странах (Швейцария, Швеция) остались такие атавизмы народовластия, как референдумы по особо важным вопросам. В Украине вот от них отказались. Не хотят больше у нас спрашивать мнение народа. А то вдруг он ответит не так, как нужно!

Вторая причина, по которой можно уверенно готовиться к похоронам демократии – это то, что подобное в истории уже случалось. Весьма развитая античная демократия, с которой, кстати, и списали нынешнюю, благополучно сгнила ещё до рождения Александра Македонского. Такая же судьба постигла и новгородскую демократию.

В обоих случаях крах наступал из-за того, что народ уставал надеяться избрать более лучшую власть. Элита подсовывала ему, практически, одинаковых прохиндеев, только с разными именами. При этом, узурпировав право на власть, она не допускала в процесс демократических выборов «свежую силу». В конце концов, среди избирателей утверждалось мнение, что «выбирай, не выбирай – а все равно….». И они разочаровывались не только в своей элите (которую были готовы утопить у причала), они разочаровывались в самой демократии. Вплоть до того, что предпочитали ей власть врагов своего государства: чужой порядок казался лучше собственного бардака.

Это закономерность, которой не избежать. Вопрос лишь в том, когда это случится – и что в результате мы получим? Будет ли это тирания элиты, переставшей играть с народом и жестоко подавляющей его недовольства? Или может мир ожидают социальные потрясения, период новых революций и переворотов? А может быть, наши потомки предпочтут демократический бардак исламской гармонии или китайской дисциплине?


Всё это покажет время. А пока что каждым своим голосом мы просто продлеваем агонию изжившей себя системы…

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале