Охота на судей и прокуроров
17.12.2012 17:20
В последнее время участились случаи убийства судей. Причем, с каждым разом эти убийства носят все более и более жестокий характер. Последний, вообще вопиющий случай – убийство харьковского судьи вместе со всей его семьей. Ко всему прочему, убитым отсекли головы. Плюс к этому, убийство произошло в день работника суда Украины.

Журналисты уже называют это резонансное убийство казнью. Преступники явно бросают вызов всем силовикам. Немногим раньше преступники «поздравили» с профессиональным праздником прокурора Мукачево. В день прокурорского работника ему сожгли новенький джип Мерседес, на который с прокурорской зарплатой нужно было работать не один десяток лет. А до этого было резонансное убийство судьи Зубкова, за которое посадили пострадавших от судебного произвола отца и сына Павличенко. Судьи сочли этот мотив для убийства вполне достаточным, хотя свидетели убийц и не опознали. А был еще и убийца милиционера Виталий Запорожец, на защиту которого встало все село...

В общем, милиции есть чем заняться, тем более что 20 декабря профессиональный праздник будет и у самих милиционеров. Дай бог, чтобы в день милиции ничего подобного харьковским или мукачевским событиям не случилось, однако такой «висяк» испортит любой праздник, тем более профессиональный.

Что происходит в Украине? Почему судьи все чаще становятся жертвами? Чем можно объяснить криминальную активность в праздничные для работников правоохранительных органов дни? Каким при сохранении подобной тенденции может быть будущее судебной системы Украины? Почему профессия судьи стала одной из самых опасных? Обо всем этом Новости Украины – From-UA спросили у компетентных экспертов.


Правозащитник, президент Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман отметил, что хоть пока не корректно утверждать о том, что в украинском обществе появился феномен самосудов, но об этом следует говорить.

«Если это феномен социальный, – объяснил Семен Фишелевич, – то это реакция людей на то, что государство абсолютно не видит проблемы. А она состоит в том, что наше правосудие защищает не государство, а карманы тех, кто осуществляет правосудие, а затем только государство и тех людей, которые являются гражданами-налогоплательщиками».

Семен Глузман понимает, что не все судьи и прокуроры негодяи, но говорит о том, что в наше время, если ты порядочный человек, но у тебя нет денег, то судьей стать практически невозможно. Правозащитник потерял всякую веру в то, что и этот состав ВР и Администрации Президента будет заниматься проблемой продажности системы уголовной юстиции, потому что «в значительной мере этот корпус судей и прокуроров их обслуживает».

Руководитель социологической компании «Research & Branding Group» Евгений Копатько считает самосуды не очень позитивной тенденцией, которая появилась в Украине. По его словам, о ней говорят уже сейчас эксперты и сами представители правоохранительных органов.

«Это во многом связано со сложной ситуацией в стране, – объяснил свое мнение социолог, – с правовым нигилизмом, и отчасти с действиями правоохранительных органов. Я думаю, что это комплекс проблем, который отражает внутренние проблемы общества, которое выражаются в таких действиях (убийствах судей, прокуроров людьми. – Ред.)».

Спрогнозировать будущее правоохранительной системы эксперту очень тяжело, «потому что «здесь нужен комплекс мер, и прежде всего, изменение ситуации в жизни всего нашего общества – это связано с ответственностью власти и людей».

По поводу того, стали ли профессии судей и прокуроров самыми опасными на сегодняшний день, Евгений Эдуардович отметил, что «любая профессия, которая связана с людьми, деятельность которой несет определенные последствия за человеческую жизнь и судьбу, безусловно, имеет отношение (к опасности и рискам. – Ред.)». А из-за этого у некоторых представителей в обществе, выразил свое мнение эксперт, это вызывает очень жесткое и неоднозначное поведение.


Журналист, основатель Интернет-издания ОРД Святослав Речинский высказал свое мнение по поводу убийства судьи из Харькова: «Там судья был непростой: с одной стороны, судья, а со второй, – один из известнейших коллекционеров Украины». По мнению эксперта, в этом деле «может иметь место маскировка со стороны кого-то из им осужденных или за последний его приговор, который был очень мягкий, в отношении водителя, который насмерть задавил человека. В таком случае по уровню жестокости это может быть аффект, месть, а может быть, что кто-то имитирует это, а на самом деле причины кроются в хобби судьи».

Святослав Речинский считает, что нападения на судей, прокуроров и работников МВД неспроста, это реакция на беспредел и продажность со стороны сотрудников всех структур.

«И я думаю, что чем дальше, тем будет больше, – предположил журналист, – потому что можно вспомнить, как чествовали человека, который убил беспредельного милиционера Запорожца. На самом деле, народная поддержка есть. И если в России были «приморские партизаны», которые занимались отстрелом работников правоохранительных органов, то я не исключаю возможности, что и здесь что-то подобное появится». Святослав Речинский уверен, что когда умирает правосудие, то начинается самосуд, а от него страдают именно продажные судьи, прокуроры и милиционеры.

«Если Украина будет развиваться по пути латиноамериканской или азиатской диктатуры, тогда правоохранительные органы будут практически бесконтрольны и неподотчетны народу. Это будет отряд защиты правящего строя от нищающего населения Украины», – резюмировал эксперт.

Правозащитник, сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров рассказал, что как одну из версий убийства судьи Харькова и его семьи видит в том, что «это была месть тех людей, которые были недовольны тем или иным решением, которое они получили, считая его несправедливым». И, к сожалению, отмечает эксперт, «когда не действует сила права, начинает действовать право силы».

Кроме работников прокуратуры и судов, рассказал господин Захаров, люди также нападают и на милиционеров. Правозащитник считает, что украинская милиция оказалась между двух огней: приказами сверху, обязательными для выполнения и людьми, по отношению к которым приходится несправедливо поступать. А это, уверен эксперт, существенный сигнал, что эта область неблагополучна.

Евгений Захаров уверяет, что нынешнюю систему уголовной юстиции необходимо реформировать, согласно концепции 2008 года. Но, отмечает эксперт, реформировать нужно в комплексе, а не один какой-то орган (будь то МВД, прокуратура или суд). Но, как всегда, рассказал господин Захаров, предложив реформирование, каждый правоохранительный орган говорил, что «концепция хорошая, но в отношении нас вы поступили не совсем правильно».

Евгений Захаров привел показательный пример: «Должны кардинально быть изменены функции прокуратуры, но она с эти мне соглашается, и это большая проблема. Без изменений функций прокуратуры очень трудно проводить судебную реформу. А самое главное дело в том, что у нас судебная система зависима от исполнительной власти, и те, кто контролирует суды, и дальше хотят это продолжать, поскольку утрата контроля за судами – это угроза существующей власти».


Лидер УСДП, бывший первый замминистра юстиции Украины Евгений Корнийчук напомнил, что это не первый случай, связанный с гибелью судьи, и что за последние два года нам известны три-четыре примера. Эксперт уверен, что «какой-то из этих случаев напрямую связан с профессиональной деятельностью, а поэтому напрямую связаны с тем, что люди не получают честного правосудия и вынуждены идти на конфликты, на абсолютно неоправданные действия, связанные с убийствами».

«Возможно, это не исключает того, что человек не совсем здоровый, – прокомментировал ситуацию Евгений Корнийчук, – но мне известны такие случаи, когда люди по решению судей оставались без жилья, без права на существования. Очень много людей, которые осуждены незаконно, и нам про это известно».

По поводу рисков, связанных с профессиональной деятельностью судей и прокуроров, эксперт сказал, что если они действительно работают по закону, то находятся в полной безопасности.

Господин Корнийчук выразил мнение о том, что нам нужно двигаться к созданию независимой системы правосудия, обвинения в прокуратуре по западным европейским стандартам, которая отделена от следствия, которая фактически несет функцию поддержки обвинения в судах: «Для прокуратуры в мире не присущи функции надзора, что у нас есть отголоском советской системы. А относительно судов: это объективность и отсутствие давления со стороны государства. Но нам к этому еще очень-очень далеко».

Народный депутат Украины от ВО «Батькивщина» Геннадий Москаль ждет Дня милиции: «Если ничего не спалят, значит, милиции в Украине нет».

Геннадий Геннадиевич рассказал о том, что убийство судьи из Харькова – это одна из тех ситуаций, о которых он постоянно пишет на личном сайте, который из-за этого блокирует. Ведь правда про правоохранительные органы, которая не разглашается, уверяет эксперт, нравится только народу.

«Каждый день грабят банки, стреляют, взрывают, убивают и т.д., – сетует на правоохранительные органы господин Москаль. – Но это все скрывается от общественности. К примеру, в тот день, когда на майдане к одной палатке была приставлена вся милиция, подпаливали ресторан «Ажур», где живьем сгорели две женщины. Хоть кто-то палец об палец ударил? Нет. Далее, на следующий день в Луганской области нападают на горно-обогатительную фабрику, всех бьют, все подпаливают. Виновных ищут? Нет. В Сумах убивают священника. Я за свою практику помню лишь один случай – как правило, люди не посягают на духовные лица. В итоге – тишина и благодать. Я уже молчу про грабежи банков, которые уже стали, как карманные кражи, нападения в масках на квартиры, там убили двоих, там троих, там целую семью, там за 150 гривен пенсионеров. В Украине это набрало массовый характер, и нет никакого реагирования.

Геннадий Геннадиевич высказал мнение о том, что Милиция стала политизированной, она сегодня обслуживает действующую власть и реагирует только на политические акции. Эксперт, пользуясь моментом, привел поучительный пример товарища Жиглова из знаменитого фильма «Место встречи изменить нельзя», который говорил, что «правопорядок в стране не определяется количеством преступников, а способностью власти их обезвреживать». Вот как раз вторая составляющая, уверяет генерал-лейтенант милиции, в Украине на сегодняшний день отсутствует.

А обезвреживать преступников, ругает милицию политик, на сегоднящний день невозможно, потому что некому: «На сегодня я знаю два-три человека, которые могли бы заняться преступлением, которое совершили в Харькове, а больше таких людей, которые остались в МВД, нет, их уволили. За что? Разве те бандиты, которые буди при Ющенко, ушли вместе с ним? Нет, они все остались. Мне кажется, что им до лампочки, кто сегодня президент, и вряд ли они знают его фамилию. Они занимаются своим «ремеслом» и смена власти их абсолютно не интересует».

Если брать количество преступлений и потерпевших, рассказ оппозиционер, то «наиболее не защищены не работники правоохранительных органов, а руководители предприятий, учреждений, организаций, в частности финансовых – они чаще всего становятся жертвами преступлений».


Иного мнения по поводу убийства судии из Харькова и его семьи народный депутат Украины от фракции Партии регионов Владимир Олийнык. Он считает, что надо выяснить, какова была мотивация в преступлении по отношению судьи из Харькова.

«Если она связана с профессиональной деятельностью, – комментирует ситуацию политик, – то надо еще проанализировать, с какой. Если она была правосудной, то нам надо всем немедленно делать все для того, чтобы правосудие в Украине было защищено. Подобная ситуация была и в Италии, когда шла реальная борьба с мафией, судьи находились под угрозой, и государство соответственно отреагировало. Если в результате расследования будет установлено, что суд использовался для иных целей, нежели правосудие, тогда надо немедленно менять ситуацию в системе судов: это подбор кадров, это контроль за судебной деятельностью».

Раньше, рассказал регионал, если кто-то хотел стать судьей, то ему надо было иметь хорошего знакомого в суде, в управлении юстиции. А сейчас Высшая квалификационная комиссия, которая создана согласно закону, выставляет вакансии на сайте. Все желающие делают заявки.

«Первый этап называется анонимным тестированием, – рассказал подробнее о конкурсе на должность судей Владимир Николаевич. – Три с половиной тысячи юристов, которые хотели занять эти должности, прошли это тестирование, и его честность у меня не вызвала сомнений. Второй этап – экзамен, также анонимный. Третий этап – среди тех, кто набрал больше баллов, проходят подготовку, потому что не каждый юрист может быть судьей, и только после этого человек может занять должность. Должности распределяются по следующему принципу: тот, кто набрал максимальное количество баллов, имеет право выбора места работы, то есть право выбора остается за претендентом, а не за администрацией».

Эксперт поддерживает инициативу главы государства в том, что нам надо внести изменения в Конституцию: запретить депутатам ВР назначать и увольнять судей.

«Также необходимо внести изменения в Конституцию, – рассказал политик – относительно принципа формирования Высшего совета юстиции. Высшая квалификационная комиссия занимается подбором кадров, а ВС юстиции должен контролировать. И президент настаивает, чтобы в его состав не входили прокуроры, министры и т.д., туда должны входить судьи (но не все) и ученые, которые могут дать оценку». Такие изменения, уверен представитель ПР, дадут свои результаты, но постепенно.