Поначалу картина представлялась благостной: никакой наркомании в Советской России не было... Разве что богема покуривала да покалывалась или судимые граждане варили себе всякую гадость по притонам и малинам. А особенно лучезарной выглядела картина в многочисленных произведениях апологетов социализма, появившихся в девяностые годы. Там наркомания вообще считалась "порождением демократии" и рассматривалась исключительно как средство, которое западные державы использовали, чтобы извести нашу страну и ее народ.

Тем не менее следы наркоманов 60-х годов мне удалось отыскать. И где бы вы думали? В секретном сообщении Министерства охраны общественного порядка (так именовалось тогда МВД) РСФСР, адресованном Бюро ЦК КПСС! Итак, открываем папку с соответствующим грифом и надписью "Экз. № 1", датированную 8 мая 1964 года (см. фото)...

Откуда Дровишки?

Министр охраны общественного порядка России Вадим Тикунов был крайне обеспокоен тем, что на территорию Российской Федерации стало завозиться все больше наркотиков: "За последнее время... получило распространение употребление наркотических веществ, особенно гашиша".

Только в Омской области 62 наркодилера, арестованных милицией, сбыли наркоманам почти тонну гашиша. В те времена считалось, что пресекалась примерно одна десятая часть противоправных действий в данной сфере. Таким образом, омские наркоманы могли выкурить за год до 8 тонн дури. Цифра немаленькая...


"В погоне за легкой наживой, - пишет генерал Тикунов, - поставщики и спекулянты при перевозке гашиша прибегают к различного рода уловкам и ухищрениям. Они помещают его в специально изготовленные чемоданы с двойным дном, в банки с консервированными фруктами или вареньем, начиняют им резиновые мячи, арбузы, дыни".

Из сообщения министра секретариат ЦК КПСС узнал, что, оказывается, наркоманы "часто похищают наркотические вещества из аптек, больниц, поликлиник, складов и других мест хранения медикаментов или же по украденным рецептам получают их в аптеках". В качестве мест, где "такие факты имели место", называются Башкирия, Чечено-Ингушетия, Удмуртия, Омская, Куйбышевская, Саратовская, Оренбургская области и, конечно же, Москва.



Наркодилер Шнейдерович

Тогда наркобизнес строился так: поставщики сбывали гашиш спекулянтам (сейчас таких граждан именуют наркодилерами), а те, в свою очередь, распространяли его среди наркоманов. Стоимость килограмма наркотика составляла 200 - 300 рублей, а за одну дозу гашиша (менее грамма) наркоманы платили спекулянтам до рубля. Это, конечно, не сверхприбыль, но для тех времен получить 3 - 5 рублей на один затраченный целковый было выгодным делом.

Генерал Тикунов писал в ЦК о том, что количество притонов все более увеличивалось, а в качестве примера привел квартиру казанского наркодилера Сафина, отмечая, что его "офис" ежедневно посещали более 50 наркоманов.

Мы уже отмечали, что Омская область называлась в качестве одной из лидирующих по торговле наркотиками. В качестве одной из удачных операций силовиков упоминалось задержание крупного сбытчика гашиша гражданина Шнейдеровича.

Милиционеры подсчитали, что его прибыль от торговли наркотиками составляла более 50 тысяч рублей. По тем временам это примерно 17 500 бутылок "Московской особой" водки, десять "Волг" ГАЗ-21 или на 8 тысяч рублей больше той суммы, которую свергнутый через четыре месяца после упоминаемых событий Никита Сергеевич Хрущев получил за 7 лет после своей отставки...


Курят на переменах...

Еще один миф советской пропаганды - это то, что наркоманами были либо ранее судимые граждане, либо деклассированные элементы, в крайнем случае богемные персонажи. На самом деле социальный портрет "наркомана шестидесятых" был совсем иным.

В письме министра общественного порядка в ЦК красной нитью проходит мысль о том, что в употребление наркотиков все больше вовлекаются молодежь "и даже несовершеннолетние". В Куйбышеве, к примеру, было взято на учет 183 наркомана-подростка, в Саратове и Омске было выявлено 870 наркоманов, из которых 70 процентов составляла молодежь, причем отнюдь не богемная.

Сотрудница криминалистической лаборатории из Саратова Нефедова писала в министерство: "Вот уже второй год эта зараза захватывает все больше и больше людей. Достаточно побывать в скверах... чтобы увидеть, как группы школьников, рабочих парней, студентов раскуривают гашиш".

Наркомания в школах стала обычным явлением. Даже министр был поражен тем фактом, что некоторые школьники обкуривались на переменках до такой степени, что не могли связать двух слов: "В отдельных школах учащиеся курят гашиш в перерывах между уроками и... оказываются не в состоянии продолжать учебу..."


(Кстати, история повторилась на этой неделе в Москве. Учеников одной из школ госпитализировали после употребления на переменке курительной смеси. - Прим. ред.)

Можно приводить много цитат из этого и подобных ему документов, которыми правоохранительные органы бомбардировали ЦК КПСС. Но ясно только одно: наркомания, в том числе и подростковая, появилась не вчера и не сегодня. И то, что эти проблемы в ЦК решались под грифом "Секретно", отнюдь не означало того, что их не существовало в принципе...

А коноплю запретить!

Какие же меры предлагали руководители милицейского ведомства для борьбы с наркоманией? Этому посвящена последняя страница документа. Отмечая, что гашиш изготавливают из южной чуйской и южной маньчжурской конопли, которую в то время окультурили и сеяли в Киргизии, Казахстане и других республиках, министр писал, что она составляет меньше трех с половиной процентов от всей конопли в СССР. Отсюда и предложение - запретить посевы этих культур на территории СССР и ввести уголовную ответственность за нелегальные посевы.


ЦК КПСС пошел навстречу министерству. Секретарь ЦК Андрей Кириленко доложил вопрос в Совете Министров уже в конце мая. А 3 июня по данному вопросу было принято постановление Совмина, запрещавшее посевы наркосодержащей конопли. Польза от этого, однако, была мизерной - страна шла к новому всплеску наркомании начала семидесятых...
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале