Институт социологии НАН Украины регулярно проводит опросы украинцев по поводу их стратегии решения проблем. Как показало исследование 2012 года, 27% украинцев стараются к проблемам приспособиться. Еще 32 % пытаются уйти от проблем (социологи назвали это стратегией избежания). 25% болтаются, как известный субъект в ополонке, то есть не имеют вообще никакой определенной жизненной стратегии. И только 16 % украинцев пытаются активно преодолевать свои жизненные проблемы.

При этом, как заметили социологи, приспосабливаться стараются украинцы всех возрастов, а значит, это свойство передается из поколения в поколение. Немного больше влияет на жизненную стратегию географическое местонахождение человека. По данным социологов, наиболее активное население проживает на востоке, наиболее пассивное – в центре Украины. Причем количество приспособленцев потихоньку уменьшается, с 2003 по 2007 год количество людей, активно преодолевающих свои жизненные проблемы, увеличилось вдвое. Но затем эта цифра остановилась на отметке в 16% и вот уже несколько лет не растет.

Почему у украинцев сформировалась такая ментальность? Это наследие времен СССР или базовая характеристика нашего народа? Означает ли такой покладистый характер украинцев, что их можно бесконечно эксплуатировать - люди все равно приспособятся или в крайнем случае сбегут за границу. Возможно ли построить демократию или вообще что-нибудь в стране, где активно преодолевают жизненные проблемы всего 16% граждан? Кто эти активные люди и благодаря каким факторам их количество хоть понемногу и не каждый год, но растет? Об этом Новости Украины – From-UA спросили у компетентных экспертов.


Украинский певец, писатель, телеведущий, продюсер и актер Кузьма Скрябин считает, что такая стратегия приспособления у людей появилась в последние 20 лет, «когда основная масса осознала, что трепыхайся не трепыхайся, но ничего вокруг не меняется, а наоборот, визуальная картинка становится в сто раз темнее и серее». «Страна похожа на руины, – добавил он, – и это отбивает у людей охоту тратить свой жизненный ресурс на то, чтобы улучшать свою собственную позицию. Думаю, что все зависит от геополитического положения людей, то есть от украинских границ».

Кузьма Скрябин убежден, что «совок» уничтожил значительную часть интеллигенции, «а, как известно, интеллигенция – движущая сила прогресса, потому что сначала должен быть мозг, а только потом уже рабочая сила».

«Я думаю, – высказал мнение украинский шоумен, – что среди людей, которые пытаются решать проблемы, можно назвать представителей среднего бизнеса с оборотом 100-500 тысяч гривен, которые начали с низов и достигли каких-то бонусов в виде заработанного, что дало им возможность приобрести иной социальный статус, потому что люди, которые работают на кого-то, им как ничего не светило, так ничего и не светит. Но не секрет, что 50 % людей среднего бизнеса еле-еле сводят концы с концами. А у миллиардеров не возникает проблемы что-то преодолевать, потому что у них деньги переходят в разряд спорта».

Иного мнения руководитель социологической компании «Research & Branding Group» Евгений Копатько, он считает украинскую модель общества менее успешной, чем та, которая существовала при Советском Союзе.

На вопрос о том, почему в наши дни украинцы пытаются бежать от проблем, Евгений Эдуардович ответил так: «Страна, которая пережила тяжелый переходный период – это большой стресс. А с другой стороны, модель поведения, которая заложена в нашем обществе, как правило, строится на негативе, потому что у нас абсолютно негативное информационное пространство, несолидарное общество, очень высокий уровень конфликтности и социального пессимизма. И люди при всем при этом еще умудряются чему-то радоваться, у части людей уровень социального оптимизма достаточно высокий. И это имеет под собой очень высокий индекс выживаемости, хотя жизнь заставила людей быть более прагматичными, эгоистичными».

Евгений Копатько рассказал, что пессимизм строится на том, что постоянно приходится выживать. Кроме этого, он называет и другие причины: «Человек не может надолго планировать, к сожалению, потому что очень быстро и очень часто меняются правила игры. С другой стороны, люди опасаются и постоянно ожидают повторения каких-то сложных экономических моментов – кризиса, революционных действий. У нас существует настрой менять ситуацию не эволюционно, а радикально. У нас уровень защищенности людей крайне низкий, особенно людей старшей возрастной группы, и это еще одна проблема нашего общества. Плюс у нас еще очень сильные иммиграционные настроения населения».

Кто же те 16% украинцев, которые преодолевают проблемы? Евгений Копатько уверен, что это «молодые люди, имеющие высокий образовательный ценз, относительно здоровые и социально активные, проживающие, как правило, в больших городах».

На вопрос о том, согласен ли социолог с результатами опроса украинцев, которые показали, что наиболее активное население проживает на востоке, наиболее пассивное – в центре Украины, Евгений Эдуардович высказал следующее мнение: «Я бы выделил три больших субрегиона: запад, центр и восток. На юго-востоке проживает большая часть населения, чем в центре или на западе. Второе: в индустриальных регионах большинство составляет городское население. Например, в Донецкой области городское население составляет 90 %, в то время как в Житомирской, Винницкой областях процент сельского населения значительно выше. Модель поведения в индустриальных регионах – одна, в сельскохозяйственных (куда можно отнести центр и запад) – несколько иная. В пограничных регионах – Львовская, Закарпатская, Черновицкая области – другая. Это вопрос занятости, миграции».


Писатель и журналист Олесь Бузина полностью согласен с результатами социологического опроса украинцев: «Когда говорят о расслоении общества, о том, что у нас основная масса нищая и есть узкий круг успешных людей и еще более узкий богатых и сверхбогатых, это как раз и доказывает, что большая часть населения предпочитает либо не видеть проблем, либо видеть их, но не решать. Первые прячутся от проблем, как страусы, а вторые их все равно не решают. Украинцы стали зарождаться как народ в XVI веке, когда здесь стали скапливаться активные личности из России, Польши, Малой Руси (северная Украина), Белоруссии, которые всегда решали проблемы». А в результате гигантского катаклизма ХХ века, уверяет Олесь Алексеевич, резко упала пассионарность украинского общества: «У нас огромный процент субпассионариев, по Гумилеву, – это люди, которые не способны удовлетворить даже свои личные потребности».

Эта социологическая выборка, убежден журналист, показывает демографический и генетический кризис общества.

«Я подозреваю, – высказал мнение Олесь, – что резкое сокращение поголовья украинцев приведет к тому, что слабые особи вымрут и здесь через некоторое время образуется новое качество людей. Идет естественный отбор. Причем эти люди не будут просто прямыми потомками граждан Украины. Когда местное население начинало вырождаться, тут всегда появлялись люди извне. Кто торгует в Украине шаурмой? Выходцы из Средней Азии, потому что они не пьют, не курят и способны по восемь часов стоять около печки».

Олесь Бузина для более полной картины проблемы привел пример из истории: «Был демографический всплеск ХІХ века, вызванный тепличными условиями жизни в Российской империи. Народ размножался гигантскими темпами. После Первой мировой войны у правительства не хватило сил удержать систему в порядке, а революция означала взаимное самоуничтожение. Сначала самые активные особи уничтожили самых активных, затем менее активных и т.д. После 1917 года чем занималось общество? Белые пытались уничтожить красных и наоборот – это признак генетического надлома. Победившие красные стали уничтожать попов, дворян просто потому, что они по происхождению дворяне. Большевики уничтожили самых активных крестьян. Уничтожили кулаков как класс и получили к 1953 году очень гармоничное послушное общество. Но к 1991 году ослабел импульс управления людьми, потому что отбор наверху шел по принципу избирать худших из худших. Кем был Горбачев до 1985 года? Приспособленцем, который лизал ж... более старым членам Политбюро. И эти более старые сказали: ну, пусть молодой пошевелится. И этот молодой так шевельнулся, что все развалилось».

А вся беда в том, резюмирует писатель, что нам не хватает человеческой энергии для того, чтобы держать социальные структуры украинского общества.


Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев считает такой низкий процент оптимистов среди украинцев проблемой структуры общественных отношений: «Отсутствие прочных горизонтальных и вертикальных связей, отсутствие лифтов в экономике, политике, социальной структуре, зашлакованность каналов роста».

«И в целом как результат, – объясняет политолог, – отсутствие полноценного влияния граждан, в том числе и как избирателей, и как носителей не только электоральных и политических прав, но и личных и гражданских прав на жизненные процессы. А жизнь как раз и состоит из решения одних проблем и создания других проблем более высокого порядка. Это говорит не о том, что у украинцев какое-то специфическое создание, а о том, что уровень свободы в постсоветском обществе ниже, чем в странах, где люди привыкли не пассивно адаптироваться к проблемам, не заниматься уходом от проблем в свою личную психологическую скорлупу, андеграунд, культурные катакомбы и т.п., а решать их».

«Человек активный, – рассказал Вадим Юрьевич, – вот что характерно для обществ, которые являются открытыми для свободы и для действий человека, в то время как украинское общество более закрыто. Для украинцев закрыта экономика. Он (украинец. – Ред.) не может взять кредит для того, чтобы развивать свой мелкий или средний бизнес. Более того, его целенаправленно прессуют, уничтожают, карают налоговые органы. Человек не может достаточно серьезно влиять на политическую власть, которая в Украине не столько решает проблемы, сколько их создает, потому что в мажоритарных округах действует административный ресурс, в партийной части избирательной системы – закрытые списки. А это означает, что допуск в политику лежит через личную доверительную связь с лидером списка. С другой стороны, это означает, что избиратель голосует за бренды, а не за программы партий, но как раз программы партий – это рациональный способ решения проблем, которые встают перед обществом».

Жесткий навес, уверяет господин Карасев, который «придавливает и давит, а иногда даже сплющивает, как асфальтовый каток, человека, обусловлен тем, что эти проблемы переходят из постсоветского прошлого и из нынешнего капиталистическо-олигархического настоящего, учитывая сложный переходно-транзитный характер украинского общества».

«Поэтому единственный рациональный способ, – советует эксперт, – это адаптироваться, смириться, построиться. Вместо того, чтобы бороться с коррупцией, лучше дать взятку чиновнику, при этом громко ругаясь, что коррупция достала». Каждый выживает в одиночку, говорит он, а это свидетельство того, что нет капитала доверия в обществе, нет привычки к коллективному действию, к кооперативным усилиям.

Это, с одной стороны, для власти хорошая новость, считает Вадим Карасев, но с другой стороны, потенциал недовольства в обществе накапливается: «И за спадом активности может наступить революционный взрыв, когда всех так все достанет, что возникнет некое взрывное массовое действие, как майдан».


Актер театра и кино, народный артист Украины Евгений Паперный относит тех людей, которые не знают, что им делать, к потерянному поколению.

Евгений Васильевич по этому поводу привел личный пример из жизни: «Когда мне пришлось уйти на вольные хлеба, я ушел и не жалею об этом, я стал свободным художником и продолжаю жить самостоятельно и ни от кого не завишу».

По этому поводу народный артист Украины рассказал четверостишие:

«Пусть ты пройдешь хоть ада семь кругов,
Пусть даже в пекло дверцу приоткроешь.
Когда не станет у тебя врагов,
Поймешь, что ничего уже не стоишь».

Кроме этого, для еще большей бодрости духа он поведал старую притчу: «Когда две лягушки упали в огромную емкость с молоком, одна сказала: «Ну, писец нам тут», – и свесила лапы. А вторая барахталась до тех пор, пока не взбила молоко в масло, оттолкнулась и выпрыгнула. Я считаю, что таким образом надо жить. Надежда – это последнее, что умирает в человеке. Оптимист в наполовину наполненном стакане видит, что стакан наполнен наполовину, а пессимист, что стакан наполовину пустой».

Руководитель Центра психологии «Новый день» Елена Лукьяненко заявила, что Украина последние десятилетия живет в постоянном стрессе, что у нас нет уверенности в завтрашнем дне. Плюс все наши масс-медиа, добавила она, порождают стрессовую ситуацию.

«Нас никто не учит, – объяснила психолог, – каким образом надо бороться с проблемами, каждый выживает, как умеет. Кто-то в силу характера просто складывает руки. Покорность – это наша традиционная черта».

Генофонд страны, который имеет умственные способности и таланты, отметила госпожа Лукьяненко, старается уехать за границу учиться, работать: «Такая тенденция отслеживается, и для этого есть много факторов. У нас практически на корню убивается патриотизм, потому что государство вообще не думает о своих гражданах».


«На самом деле наша жизнь зависит от нас самих, – уверяет нас эксперт. – Это огромный миф о том, что все вокруг негодяи. И в Украине можно жить достаточно счастливо и хорошо. Каждый из нас может изменить свою жизнь к лучшему, начиная с себя. Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят – примерно то же и с жизнью. Она такая, какую вы ее себе придумали. Позитивная психология – субсредство в решении проблем, поэтому если ты хочешь решить свои проблемы, если ты хочешь быть счастливым, то ты сам должен принять решение быть здоровым, счастливым и любимым, и делать какие-то шаги. Если вы просто будете сидеть на диване, ничего не произойдет».