Украина стала первой страной в мире, которую постигла ядерная экологическая катастрофа. Но это не научило нас бережнее относиться к природе. Граждане так боятся умереть от голода, что считают за счастье умереть от букета заболеваний, которыми их щедро снабжают родные заводы.

По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно свыше двух миллионов жителей планеты погибают из-за жизни в условиях с загрязненным воздухом. Украина - одна из шести стран Восточного партнерства, где динамика загрязнения окружающей среды ухудшается из года в год. По данным Государственной службы статистики, в 2011 году выбросы вредных веществ в атмосферу составили около 6,8 млн тонн. При этом со стационарных источников загрязнения поступило 4,4 млн тонн, что на 5,9% больше показателя 2010 года. Это, кстати, еще одна загадка украинской действительности. Почему кризис и затягивание поясов сопровождаются усиленными выбросами?

Лидерство по загрязнению удерживают Донецкая, Днепропетровская и Луганская области - на их стационарные источники припадает примерно 35%, 22% и 11% от общего объема загрязняющих веществ по стране.

Основным передвижным источником загрязнения воздуха в Украине является автотранспорт (90% общего объема выбросов). Кстати говоря, когда дело касается Киева, вдвойне обидно, что транспорт особенно интенсивно травит жителей из-за пробок, а теперь еще и из-за многочисленных ям. То есть, загрязнения от машин становится все больше, а пользы все меньше.



На каждого жителя страны в 2011 году припадало 4,4 тонны выбросов диоксида углерода и 95,7 кг других вредных выбросов. На каждый квадратный километр территории Украины припадало 335 тонн диоксида углерода и 7,2 тонн других веществ. Диоксид углерода (СО2, углекислый газ) способен оказывать наркотическое влияние на центральную нервную систему и слизистые оболочки. Раздражающие группы СО2 при длительном воздействии на организм вызывают головную боль, кашель, канцерогенные группы - раздражение слизистых оболочек глаз и дыхательных путей, утрату аппетита, бессонницу и т.п. При этом, в Донецкой области объемы выбросов в расчете на 1 кв. км были больше в 7,9 раз, чем в среднем по стране, в Днепропетровской - в 4 раза больше. Предприятия Киева за год выбросили 38,8 тонн загрязняющих веществ на 1 кв.км, что превысило средний показатель по стране в 5,5 раз.

Но и это еще не конец. Пока не понятны экологические последствия от добычи сланцевого газа в Харьковской и Донецкой областях, да и в целом экономические прибыли для «молодого голодного государства», как говорили регионалы в Давосе стоят гораздо выше экологии или безопасности украинцев.

Что с нами будет, как мы будем выглядеть, что есть и чем болеть, если и дальше будем загрязнять свою страну такими темпами? Какие экологические угрозы готовит нам завтрашний день и что можно сделать, чтобы уменьшить их последствия? Об этом Новости Украины – From-UA спросили у компетентных экспертов.


«Я могу сказать, что особой трагедии нет. Я был в Китае — смог в Пекине значительно выше, чем у нас. Там действительно нечем дышать днем, вплоть до высоты 9 этажа. Поэтому мы еще нормально себя тут чувствуем». Так заслуженный врач Украины, депутат Киевсовета, председатель комиссии по вопросам здравоохранения и соцзащиты Михаил Салюта прокомментировал сообщение о том, что динамика загрязнения окружающей среды в Украине ухудшается из года в год, а уровень загрязнения в Киеве превышает средний показатель по стране в 5,5 раза.

«Если участки Киева или других городов хорошо проветриваются, то это вообще безопасно. Такие районы Киева, как Ленинградская площадь, Дарницкий район, немного хуже проветриваются, но в то же время сейчас все производственные предприятия стоят, поэтому только загазованность может повлиять. Дарница еще чревата тем, что там мусоросжигательный завод, поэтому если ветер подует, то несколько повышается загрязненность. Что касается Бортнической станции аэрации — то это просто дурной запах, а с экологической точки зрения не настолько ужасно, а вот ниже станции, где идут стоки, — вот там есть над чем подумать. Там еще рядом пытаются дома строить, я думаю, что это не лучший вариант», - считает эксперт.

«Так что для украинцев я особой опасности не вижу, хотя мы еще не знаем до конца о влиянии малых доз радиации. Это японцы уже знают немного, и на каких-то островах в Тихом океане есть 2 миллирентгена в час, и там тоже люди живут, они высокого роста. Но человек, уже адаптировавшийся в другой географической зоне, приезжая в Киев, чувствует это, потому что дома он меньше болеет. То есть мы с вами каким-то образом медленно и упорно пытаемся сохранить свое здоровье, но оно гробится экологической средой. Это говорит об экологическом воздействии на здоровье человека. Прежде всего, это вода, продукты питания и воздух, потому что без него человек жить вообще не может», - добавил депутат Киевсовета.

Подводя итоги, Михаил Салюта сделал вывод, что вред, конечно, есть, но не стоит никого этим пугать: «Конечно, в Донецке неблагоприятная ситуация, а в Мариуполе еще хуже, поэтому об этом надо говорить. Но надо говорить на уровне правительства, чтобы обязать вложить в цену стали, которую там выплавляют, стоимость очистных сооружений для воздуха. Об этом надо говорить и это надо делать, потому что заболеваемость легких повышается, так как легочная ткань в первую очередь принимает на себя все эти вредные вещества».


Одной из «новоиспеченных» экологических проблем в Украине является добыча сланцевого газа, которую хотят начать на территории Харьковской области. Координатор общественной организации «Зеленый фронт», эколог, доцент кафедры истории и культурологии Национальной академии народного хозяйства Игорь Рассоха так пояснил суть проблемы и те риски, которые пока тщательно скрывают от украинцев:

«Технология добычи сланцевого газа заключается в том, что нагнетают воду в слои земли до давления, которое подобно силе взрыва — 6 тыс. атмосфер, это примерно как если бы на вас свалился многоэтажный дом. Но обычная вода для этого не годится, в эту воду добавляют добавки, которые не позволяют ей вступать в реакцию с окружающим грунтом и т.д. Какие конкретные добавки, наши друзья из фирмы «Шелл», которая занимается добычей сланцевого газа, не рассказывают, это коммерческая тайна. Причем они не рассказывают не только формулы этих добавок, они не говорят и об их действии».

«Известно, что эти добавки меняют свойство воды, - отметил эколог. - Что происходит с той водой, которую туда закачали? Они рассказывают, что они ее потом выкачивают. Но, во-первых, бывают слои не только водонапорные, но и водоносные, куда может попасть эта вода. Спрашивается, куда они девают ту воду, которую выкачали? Нам ни разу не объясняли, как будет храниться эта вода, которая является экологически опасной».

Игорь Рассоха уверен, что такая вода по своей опасности равна радиоактивной: «Радиоактивную воду, которую используют для охлаждения АЭС, потом там же и хранят в подземных резервуарах. Если бы для этой воды также сделали резервуары, то, по крайней мере, это была бы не немедленная угроза (угроза бы возникла после того, как эти резервуары протекут). В данном случае ни о каких герметичных резервуарах речи не идет. Это очень страшно. Фирма «Шелл» на все эти вопросы не отвечает. Но эти вопросы совершенно законные, и их имеют право и должны задать, в частности, депутаты. Согласно Орхусской конвенции (Орхус - город в Дании, где эта конвенция подписана) и по нашей Конституции в Украине не может быть засекреченной информации об окружающей среде».

«Во всех колодцах, во всех районах и даже во всем регионе, куда пойдет эта вода по слоям, не знают, что именно туда закачают. Кроме того, газ, который таким способом добывают, может пойти не в скважину, а в тот же самый колодец. И эта водичка, которую туда закачают, будет гулять с этими добавочками неограниченно долго», - констатировал координатор «Зеленого фронта».


Председатель экологическая группы «Печенеги» Сергей Шапаренко тоже наслышан об этой проблеме, но признает, что в Харьковской области хватает и других экологических бед, которые замалчиваются. Вместо властей люди вынуждены обращаться за помощью к местным активистам:

«Если 2 года назад обращались в основном из-за незаконных застроек и вырубки деревьев, то сейчас обращаются по самым разным вопросам — могут обращаться и по поводу ухода воды из колодцев, разработки сланцевого газа и разработки песчаных карьеров. Мы занимаемся сланцевым газом, есть компании, связанные с водой, реками Харьковщины — вот по этому поводу к нам и обращаются. Самая острая проблема в Харькове — это коксовый завод. Он работает фактически без разрешений и постоянно устраивает вечером и по ночам выбросы. Многие люди с ним судятся. Я живу от коксозавода на расстоянии нескольких десятков километров, и иногда ощущаю вечером запах даже я».

Денис Москаль, председатель постоянной комиссии Киевсовета по вопросам экологической политики и председатель Партии Зеленых Украины, поделился информацией о первоочередных задачах, которые сейчас стоят перед киевскими местными властями: «Если говорить об экологических проблемах города Киева, то на самом деле их достаточно много. Это и загрязнение атмосферы вредными веществами, и отсутствие системы переработки бытовых отходов, и плачевное состояние Бортнической станции аэрации, и застройки парков и скверов, и ситуация с отчуждением поселковым советом Коцюбинского Беличанского леса, который является территорией столицы».

«На данный момент в Киеве очень остро стоит проблема загрязнения воздуха, - подчеркнул господин Москаль. - Ежегодно выбросы вредных веществ в атмосферу города увеличиваются на 6%, а выбросы углекислого газа (СО2) – на 7%. Основным источником загрязнений воздуха является автомобильный транспорт».

В качестве частичного решения «зеленые» в 2013 году мы планируют проводить в Киеве мониторинг уровня загрязнений окружающей среды и создать карту загрязнений города, а также внести предложение о внедрении в столице службы коммунального электротакси.

Денис Москаль уверен, что Киеву критически необходим мусороперерабатывающий завод: «Стратегия развития Киева до 2025 года предусматривает строительство мусоросортировочных и мусороперерабатывающих комплексов. А в Программе обращения с твердыми бытовыми отходами до 2015 года запланировано строительство трех сортировочно-перерабатывающих комплексов, комплекса для сбора и переработки изношенных автомобильных шин и реконструкция завода «Энергия». Я считаю, что городу необходимо привлекать инвесторов для реализации данных проектов, ведь такие инвестиции во всем мире успешно окупаются».

Председатель экологической комиссии Киевсовета упомянул и о злополучной Бортнической станции аэрации, но признал, что это очень дорогой проект для столичного бюджета: «Стоимость реконструкции и модернизации станции составляет порядка 500 млн. евро. Это непосильная сумма для городского бюджета, особенно учитывая, что изъятия из бюджета Киева в общегосударственный в 2013 году составят более 8 млрд. грн».


Координатор центра экологических технологий СЕТ и гидробиолог Владимир Колмаков полагает, что экологические проекты имеют в Украине большую перспективу, и охотно делится историями о самых интересных проектах: «У нас разработана Н-сфера – это модель клетки величиной с дом, мы фундамент уже построили, а летом будем саму сферу строить. Фундамент сделан из отработанных автомобильных шин, заполненных песком, снаружи фундамент обкладывается стеклянными бутылками (и для теплоизоляции, и для того, чтобы шины не загорелись), а изнутри — пластиковыми бутылками, заполненными водой. Мы используем вторичные ресурсы: мы утилизируем отработанную резину, стеклянные и пластиковые бутылки. Получается холодильник, который работает без электричества, то есть погреб на несколько тонн, который зимой запасает холод за счет замерзающей воды в бутылках, а летом он используется как холодильник».

«Еще мы строим климатроны — это стеклянный шарик величиной до 200 м и больше. Благодаря большому объему, солнечного света достаточно для того, чтобы поддерживать там положительную температуру. Таким образом, в любой климатической зоне, не занимая поверхность земли и не трогая дикую природу, мы создаем пространство, которое обеспечивает пищей человека. Архитектор создает эту конструкцию, затем мы подключаем институт, который создает биоценоз внутри. Сейчас мы договариваемся с Институтом гидробиологии, чтобы его специалисты выполняли эту работу. Подобные вещи уже были сделаны в России, климатрон был сделан в ботаническом саду. А мы сделали еще лучше, теперь нужно финансирование», - подытожил гидробиолог.

Ведущий специалист по связям с общественностью и прессой Киевского городского Дома природы Светлана Петрова рассказала о том, как приучают к заботе об окружающей среде и экологии маленьких киевлян: «Сейчас у нас проходит выставка флористики - картины сделаны из тополиного пуха, просто шедевры: портрет Шевченко, пейзаж. Это тополиный пух, с которым киевляне знакомы как с тем, что летит, что мешает, забиваясь в рот и нос. А оказывается, что кроме того, что он забивает нос и рот, из него можно создать произведения искусства. Когда к нам приходят школьные экскурсии, то часто маленькие детки хотят все потрогать ручками. И мы материалы, из которых делаются картины — листочки, пух, — складываем в коробочки и даем деткам посмотреть, из чего сделаны картины. И они берут этот пучок пуха и несут эту пушинку уже как некое чудо. И им рассказывают, что тополь — это дерево, которое лучше всего поглощает все вредные вещества из выхлопных газов, что это дерево, которое растет на песке, причем может расти на таком месте, где вообще больше ничего не растет, — и ребенок уже другими глазами смотрит на это дерево и на природу вообще».

«Мы работаем с широким кругом наших посетителей, начиная от дошкольного и заканчивая пенсионным возрастом, - пояснила пресс-секретарь. - Мы проводит эколого-просветительскую работу. С маленькими детьми мы также проводим занятия по раздельному сбору мусора».