Как засвидетельствовала проверка, проведенная Генеральной прокуратурой, «причинно-следственных связей между введением детям вакцин и наступлением их смерти не выявлено». Точка.

По идее, и букве закона ведомство господина Соловьева должно было бы высказаться и возобновить использование данных вакцин. Однако в нашей стране сложилась интереснейшая ситуация. Заключается она в том, что постепенно, незаметно для себя, мы построили государство, строй в котором можно назвать «чиновничий абсолютизм». Этот термин придуман лично мною. Смысл его заключается в том, что нам только кажется, что управление государством находится в руках каких-либо выборных людей – депутатов, мэров или Президента. И нам только кажется, что контролирующие функции все еще находятся в руках контролирующих и правоохранительных органов, вроде прокуратуры. А на самом деле вся полнота власти в государстве сосредоточена в руках целого класса людей – чиновников разного уровня. И никто уже ничего не в состоянии с этим сделать, ни Президент, ни Генпрокуратура. Выражаясь языком поэтических метафор, тараканы захватили власть над нашей квартирой, и теперь мы живем в ней только для того, чтобы их кормить.


Пример абсолютной бесконтрольной власти чиновников, причем совсем не самых главных и высокопоставленных – это Гослекслужба и вакцинирование. Вот смотрите.

С одной стороны, в Украине существует процесс вакцинации и соответствующий календарь. Календарь отвечает всем нормам ВОЗ – Всемирной Организации Здравоохранения. Существуют производители вакцин, как отечественные, так и зарубежные. И те и другие производят разнообразные препараты для того, чтобы государство их закупало и прививало своих граждан. Согласно календарю вакцинации, согласно рекомендациям ВОЗ, согласно международным критериям качества. Все вроде бы логично и нормально.

С другой стороны, в Украине существует такая контора, как Гослекслужба. В ее задачи входит контроль качества лекарственных средств. Начальником этой Гослекслужбы является Алексей Соловьев. И относится к своей работе он ревностнее некуда. Исходя из вполне логичной рабочей формулы «кто что охраняет, тот то и имеет», он пользуется любым поводом для того, чтобы проявить свою власть и упрочить свои позиции. И когда я говорю «любым», я не имею в виду «любым мало-мальски логичным», я имею в виду «любым, хотя бы и самым безумным». В частности, вполне легитимным поводом для проявления своей единоличной власти Алексей Соловьев считает вышеупомянутый процесс вакцинации, а именно такое виртуальное понятие, как «детская смертность в поствакцинальный период». Понятие настолько интересное, что о нем стоит рассказать подробно.

Все производители вакцин многократно проверяются разнообразными государственными, негосударственными и международными структурами. Контроль качества вакцин в Украине, как и во всем мире – абсолютный. Даже производство оружейного урана – менее контролируемая сфера, чем производство вакцин.

Однако, дети, несмотря на все вышесказанное, иногда умирают. Это прискорбно, однако, это факт. Дети умирают в роддомах, сразу же после родов. Дети умирают дома, прямо у материнской груди. Дети умирают в детских садах. Дети умирают в школах. Дети вырастают, и умирают в автокатастрофах, в больницах, в собственных кроватях.

Но в жизни каждого из нас, оказывается, существует особый период, изобретенный для дополнительного контроля производителей вакцин. Это так называемый «поствакцинальный период» – 30 дней с момента прививки. Каждая смерть ребенка в этот период обязательно с особой тщательностью расследуется различными комиссиями, вплоть до Генпрокуратуры. Каждая партия вакцин, которой вакцинировался этот ребенок, обязательно отзывается для дополнительной перепроверки. Каждый раз в случае подобной смерти ребенка в поствакцинальный период, вакцинация прекращается до завершения всего комплекса проверок и расследований.

И вот что показывают проверки и расследования.


У меня в руках копия письма Генпрокуратуры за исходящим номером 08/2-49 от восьмого февраля 2013 года. Документ посвящен результатам расследований Генпрокуратуры за 2011-2012 годы по фактам смертей в поствакцинальный период. Цитирую: «…під час перевірок не встановлено причинно-наслідкового зв’язку між введенням дітям вакцини та настанням їх смерті». Абсолютно официальный документ, под которым не побоялся подписаться лично заместитель Генпрокурора Украины Белоус.

Повторяю, переводя с соловьиного прокурорского на язык родных украинских берез – ни один факт смерти за последние годы в поствакцинальный период не связан с вакцинированием вообще никак. Ни-как. Не связан. Да, дети действительно умерли через какое-то время после того, как им сделали прививки. Но вакцинация не имеет к этому ни малейшего отношения (и я напишу здесь в скобках, шепотом: обратившись к царице наук статистике, мы узнаем, что на Украине вообще смертность в 30-дневный поствакцинальный период не превышает смертности во все прочие периоды).

Как, к примеру, вы выпили кофе, и с тех пор находитесь в «посткофейном» периоде. А через неделю съели шоколадку, подавились ею, и умерли от удушья. Что в этом случае должно совершить с точки зрения Гослекслужбы? Правильно, закрыть ресторан, в котором вы на прошлой неделе пили кофе, для проверки Генпрокуратуры. Заблокировать всю партию кофе и изъять ее для дополнительной проверки из всех кофеен страны. Связаться с иностранным производителем и местным импортером, и потребовать от них дополнительной проверки качества производимого и импортируемого кофе. А на время всех многочисленных небыстрых проверок запретить продажу и приготовление кофе по всей стране. Потому что забота о здоровье граждан – превыше всего! Не спровоцировало ли кофе на прошлой неделе сегодняшнюю шоколадку? Мы не можем исключать такую связь до проверки Генпрокуратуры, правда?

С виду – бред сумасшедшего. Однако мы слышим этот бред сумасшедшего из уст начальника Гослекслужбы, с регулярностью, которая уже перестала быть пугающей, и стала для нас нормальной, привычной. И более того, этот бред не остается пустыми словами. Регулярно накладывается мораторий, регулярно проводятся расследования Генпрокуратуры, дополнительные проверки качества, вот это вот все.

А я отдельно хотел бы заметить, что у вакцин есть срок годности, и этот срок годности – очень небольшой. И пока Алексей Соловьев, «наш рубаха-парень, как я его называю», проводит проверки, вакцины постепенно приходят в негодность и их необходимо утилизировать. А утилизация вакцины, например, от полиомиелита – это сложный и дорогостоящий процесс, эту вакцину нельзя просто вылить в унитаз и привет. К слову, сейчас не используется вакцин на общую сумму более 11 млн грн!

Я уже молчу об убытках, которые несет производитель от того, что произведенные им вакцины сначала были изъяты из оборота, потом за деньги самого же производителя были проведены проверки, а потом за деньги самого же производителя их нужно будет уничтожить.

Хотя чего это я молчу? Тут не о чем молчать. Тут надо сказать. Сказать, что производитель производит вакцины из вполне рыночных соображений – чтобы их продавать. И если государство в лице Гослекслужбы делает все возможное, чтобы производитель вместо прибыли получил убытки в размере, многократно превосходящем предполагаемую прибыль, то вполне логично, что в какой-то момент производитель откажется работать с шизофрениками, свернет производство и сменит текущий рынок сбыта на рынок с более низким процентным содержанием идиотов при власти.

Другими словами, забота Алексея Соловьева о здоровье наших детей не только бессмысленна. Не только причины этой беспощадной заботы надуманы от начала и до конца. Но она еще и совершенно преступна. Потому что вследствие этой неистовой заботы производители вакцин просто отказываются от обслуживания населения Украины, во-первых. И сама вакцинация блокируется, во-вторых.

Разумеется, если полностью перестать прививать детей, то они перестанут умирать в поствакцинальный период. Но не потому, что исчезнет детская смертность. А потому что исчезнет поствакцинальный период. Так победим.

Но и это еще не всё. Я понимаю, что уже сказанного вполне достаточно, чтобы схватиться за голову, и начать ею биться в стену. Однако, есть ещё. Фактов достаточно для того, чтобы схватиться за голову Алексея Соловьева, и начать биться в стену не своими органами связи, а его. С целью защиты населения Украины от его неизбежной заботы.

Так вот. Сперва фирмой Фармстандарт-Биолик была произведена партия вакцин от гепатита В. Вакцинация от гепатита В – жизненно необходимая процедура как минимум для 400 новорожденных детей в месяц. Именно столько малышей за этот период рождается в Украине от HBs-положительных матерей. Отдельно надо заметить, что среди всех вакцин, конкретно вот эта вакцина от гепатита – самая безопасная по всем параметрам, безвредная абсолютно, стопроцентно. От нее у ребенка даже покраснение кожи не появляется. И да, это подтверждено всеми проверяющими органами по очереди. Документы многочисленных, подтверждающие сей факт, прилагаются.


Производственная линия прошла проверку и лицензирование Гослекслужбой. Успешно прошла проверку. И вот теперь партия вакцин заблокирована по вышеописанному сценарию «эге-гей, давайте все закроем» в связи со смертью ребенка в поствакцинальный период.

Потом был проведен весь комплекс проверок, и проверки подтвердили высокое качество вакцин. Специальная проверка Государственного Экспертного Центра МОЗ Украины по направлению Гослекслужбы провела полную проверку всей партии вакцин, о чем и свидетельствует документ за исходящим номером 19/15/МІБП от 17.01.2013 и за подписью Генерального директора Государственного Экспертного Центра М.М.Нестерчука, и 16 страниц приложений в виде таблиц, где в каждой строчке есть слова «соответствует нормативам».

Потом были проведены проверки Генпрокуратуры, и подтверждено полное отсутствие связи между вакцинированием и детской смертью.

И вчера Алексей Соловьев уже по всем законодательным нормам должен был разблокировать партию вакцин и позволить уже, наконец, спасти жизнь этим несчастным четыремстам новорожденным детям в месяц.

И тут ОП! Алексей Соловьев этого не сделал. Почему? А нипочему. Вот не сделал и всё. Давайте, говорит он, проверим-ка еще разочек, что вам стоит. Как говорится, не вижу, отчего бы благородному дону не провести дополнительную проверку. Не надо торопиться, на кону как бы детские жизни.

И таки да, черт побери! На кону детские жизни. На кону немало детских жизней. Мы даже знаем точное число. Более 400 детских жизней в месяц. Более 400 младенцев, рожденных от HBs-положительных матерей. Могут перестать жить. Умереть смертью насмерть. Потому что лично Алексей Соловьев плевать хотел на все законодательные нормы, на всю информацию от Генпрокуратуры, и даже на результаты своих собственных двух проверок, и предлагает не торопиться и провести третью проверку. Цена этой проверки отлично известна.

Надеюсь, я достаточно часто повторил слово «смерть», чтобы донести мысль о том, что происходящее – преступление, массовое убийство?

Действия высокопоставленного чиновника по вопросу вакцинации уже сейчас находятся не только за рамками человеческой логики и здравого смысла. Они уже находятся еще и за рамками законодательства. И уже сейчас, сегодня, прямо вот в эту секунду они приводят к тому, что в этом месяце рискуют своими жизнями и здоровьем как минимум 400 младенцев.

Одно радует. Эти дети не умрут в поствакцинальный период. У них вообще никакого периода не будет. Они тут у нас не слишком задержатся.


А вот что мы с орлом нашим Алексеем Соловьевым, «нашим рубахой-парнем, как я его называю» так и продолжим жить на одной и той же планете, это да, это весьма расстраивает.