Искусство многовекторности в Украине в совершенстве освоил еще Леонид Данилович Кучма, который подобно Моисею водил Украину между Западом и Востоком. Однако при всей кажущейся многовекторности на самом деле Украина потихоньку дрейфовала на запад.

В какое место дрейфует наша страна сейчас, сказать гораздо сложнее. То есть формально наши вожди рвутся туда, где больше денег. Но тут закавыка – на Запад завлекают тем, что могут больше дать. А на Востоке обещают меньше забирать, что в наше кризисное время тоже немаловажно для бедных украинских олигархов.

В результате, чтобы получить побольше и при этом никого не обидеть, наши политики придумали новую идею многовекторности – идти во все стороны одновременно. По крайней мере, такой вывод можно сделать из заявления министра иностранных дел Леонида Кожары, который в эфире программы «Свобода слова» пообещал не много, а очень много. По мнению министра, Украина может иметь свободную торговлю и с Европейским, и с Таможенным союзами одновременно!

В принципе, идея абсолютно здравая и похвальная. Если бы у нас была Зона свободной торговли со всем миром, было бы вообще замечательно. А если к тому же правительству удалось бы полностью открыть границы на Запад, народ бы аплодировал им стоя. Точнее, украинцы хлопали бы на бегу, стремительно исчезая за кордонами богатых западных соседей. Таким образом, каждый гражданин смог бы решить проблему евроинтеграции для себя лично. Вот только кроме нашего желания нужно еще и согласие соседей на то, чтобы их товары рекой текли в Украину, а затем без лишних формальностей, по-братски перепродавались в ЕС или России.

В связи с этим возникает вопрос - возможна ли в реальности такая украинская многовекторность? Как увязать два союза одновременно? Что изменилось в мире за последнее время, ведь и Россия, и Евросоюз не высказывали особого энтузиазма по поводу двойной игры нашего правительства?

Министр также заявил, что блокирование ВР закрывает наше окно в Европу, так как нет возможности проголосовать страшно нужные законы (или лозунги), которые окончательно подавят сопротивление европейцев. Так ли это? Что такое нужно проголосовать в ВР, чтобы Украина резко продвинулась в Европу? Кто или что является главным тормозом нашей страны на пути в Зону свободной торговли с Европой и (или) в Таможенный союз с Россией? Об этом Новости Украины – From-UA спросили у компетентных экспертов.


«Многовекторность в том смысле, в каком ее применил Кожара, - это торговать со всеми. Это правильно", - считает известный журналист и публицист Вячеслав Пиховшек. Интерес России и ЕС к Украине, по его мнению, сводится к двум вещам: «Это 25 % мировых черноземов в первую очередь, и второе — это довольно крупная численность населения по европейским меркам".

«Мы вроде бы находимся в отношениях ассоциации с ЕС. В таких же отношениях сейчас находится и страна-герой Марокко, - продолжил журналист. - Они раньше это начали, это маленькая страна, курортный регион ЕС. Дистанция между членством в ЕС и ассоциацией может быть невероятно большой, может быть, протянется 20-30 лет. Я не готов здесь занимать какую-то позицию — быстро это или не быстро будет. Все продиктовано интересом к платежеспособности населения и черноземам. Это может быть очень быстро, а может быть очень медленно».

«25 февраля состоится саммит Украина — ЕС, какие-то соглашения там будут подписаны. Известно, что в ноябре на саммите восточного партнерства в Вильнюсе было подписано соглашение об ассоциации. Я думаю, что оно будет быстро ратифицировано в Польше, Словакии, Греции. А дальше возникает вопрос, который в украинской журналистике вообще не обсуждается: а дальше что? Наша страна на 10 шагов вперед думать не умеет, она на пять еле думает. Помните, как это было во время Оранжевой революции, когда Ющенко сказал: мы победили, счастье наступило. Дальше что?» - задал риторический вопрос Вячеслав Пиховшек.

Приемлемым и возможным вариант свободной торговли и с ЕС, и с ТС назвал директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала. «Если мы не будем вступать в организационные структуры ТС и ничего не будем подписывать, то проблем с ЕС у нас не будет».

Свободная торговля со странами СНГ, с точки зрения эксперта, «не может мешать и вряд ли помешает свободной торговле с ЕС. Другой вопрос - насколько украинской дипломатии удастся в переговорном процессе снять то напряжение, которое существует в Брюсселе и Москве, и развести эту ситуацию в контексте тех ультиматумов, которые звучат».


Если посмотреть на все это дело чисто технически, с экономической точки зрения, то, если очень постараться, можно пойти на компромисс — чтобы Украина имела ассоциацию с ТС и Евразийским союзом и в то же самое время имела ассоциацию с ЕС, считает германский политолог Александр Рар. ЕС тоже имеет, с одной стороны, договора с азиатскими странами, с другой стороны, с США, Латинской Америкой.
«Экономически все можно сделать при условии, если страны ТС все станут членами Всемирной торговой организации. И тогда членство в других зонах — и в западной, и в восточной, если и западные, и восточные страны - члены одного клуба - ВТО, возможно». Однако, по мнению Александра Рара, достижению такого компромисса мешает политика:
«Вопрос очень политизированный, потому что за ним стоят не только экономические аспекты, но и политические — принадлежность Украины к Западу или к России».

«Украина подписывает соглашение с ЕС — и это не противоречит зоне свободной торговли со странами СНГ. А вот если Украину все-таки втянут в Таможенный Союз, то тогда ЗСТ с ЕС будет невозможна», - уверен политолог, профессор Киево-Могилянской академии Алексей Гарань.

Эксперт обратил обращает внимание, что страны Таможенного Союза являются одновременно и странами СНГ — то есть теми странами, с которыми у Украины уже есть свободная торговля. Поэтому «здесь вопрос именно о вступлении в ТС, потому что если ЗСТ со странами СНГ не противоречит ЗСТ с ЕС и наоборот, то здесь нет принципиального противоречия. А вот вступление в ТС перечеркнет нам возможность Зоны свободной торговли с Европейским Союзом».


Президент Центра экономического развития Александр Кошик согласен с тем, что членство в ТС несовместимо с членством в ЕС, который тоже является формой ТС, причем более высокой интеграцией. Однако, по его мнению, Зона свободной торговли с ЕС не даст Украине никаких выгод: «Многие страны Северной Африки имели соглашение об ассоциации и ЗСТ с ЕС, но это не дало им никаких ни политических, ни экономических выгод. То же самое произойдет и с Украиной в случае такого развития ситуации». Поэтому у Украины, по мнению экономиста, есть выбор: полноценное участие в ТС, что дает большие экономические выгоды, или подписание ассоциации с ЕС, которое Украине, по большому счету, ничего не дает. По его словам, у нас реально конкурентоспособными может быть только ряд товаров — это продукты низкой степени обработки, определенные виды металлопродукции, химпромышленности, некоторые виды сельского хозяйства. «Что касается высокотехнологической продукции, продукции машиностроения, самолетостроения, станкостроения, то они, во-первых, не смогут конкурировать на этом рынке, а во-вторых, их туда никто и не пустит. Поскольку существуют изъятия в ЗСТ, то всегда Европа сможет закрыть от нас свои рынки».

В свою очередь президент российского Института национальной стратегии Михаил Ремизов обратил внимание на то, что вхождение Украины в ТС не выглядит реальным в ближайшем будущем, главным образом по причине политической расстановки сил в Украине.

«Восток Украины контролируется сырьевым лобби, которое представляет металлургию, химию и является активным экспортером на европейский рынок. Соответственно, для них критически важен доступ на европейский рынок, а российские предприятия являются для них конкурентами на евразийском рынке. Поэтому они экономически заинтересованы в доступе на европейский рынок и экономически не заинтересованы в обеспечении доступа на российский рынок».

Если делать ставку на Украину как на развитую страну с сильным обрабатывающим сектором, продолжил российский аналитик, то, конечно, интеграция в Таможенный Союз была бы на данном этапе предпочтительнее просто потому, что в рамках ТС был бы обеспечен оптимальный уровень конкуренции - не подавляющая конкуренция, а конкуренция, которая развивает, потому что конкурируют сопоставимые игроки. Кроме того, это и достаточно масштабный рынок. Но «политических сил, которые бы представляли именно эти интересы, нет или они слабы, соответственно, этого не произойдет».