Первую часть интервью читайте здесь: «Сотрудничество с Украиной открывает огромные возможности для европейской экономики»

Новости Украины – From-UA: - Одной из важнейших проблем экономической интеграции Украины с ЕС являются высокие стандарты, принятые в Евросоюзе. Как быть с этой проблемой?

Владимир Лановой: - Можно жить в грязи, в болоте, в бараках и считать, что мы живем хорошо. А можно разрушить старое жилье и построить новое. Мы не должны ожидать чего-то и думать, что это достойно всех нас. Ясно, что миллионеры живут хорошо, они уже живут в европейских условиях, а другие люди ведут нищенское существование.

Я уже не вспоминаю о медицине, о детской смертности – это уже просто клеймо для Украины, потому что мы на одном уровне с африканскими странами. СПИД, туберкулез – это вообще признак нецивилизованных стран. Если есть туберкулез, это значит, что плохие условия жизни, что людям холодно в квартирах, что им не хватает компонентов питания: мяса, жиров и т.д. Туберкулез был в условиях войн, разрухи, а не мира. Нам нужны такие стандарты, чтобы медицина обеспечивала услугами, диагностикой, лекарствами.

Для этого в ЕС есть целые программы развития услуг. Когда велись переговоры с Украиной, то поднимался вопрос о развитии этой системы. На самом деле уже 80 % ВВП дают услуги: телефония, транспорт, ЖКХ, страховые, торговые и т.д. Кроме этого нужно учитывать стандарты в области финансов, которые позволят нам не удивляться тем платежам, которые банки выставляют за свои услуги, или тем тарифам, которые нам постоянно поднимают операторы мобильной связи, телевизионных кабельных услуг. В Европе эти сферы очень жестко регулируются. Там директивно устанавливаются цены и тарифы на услуги монополистов. То есть это не только стандарты, связанные с окружающей средой, с качеством воды, с состоянием и безопасностью разных систем, но это и требования. В том числе я напомню, что слаборазвитые страны Европы получают инвестиции из Фонда развития регионов. Насколько я знаю, в восточных странах Европы строятся дороги, заменяются на современные телефонные и кабельные системы, системы передачи электричества в частности в Прибалтике.



Например, в Европе работают системы постоянного тока, а у нас переменного. Этот ток некачественный, он нарушает работу агрегатов, изнашивает системы. Для того, чтобы страны Европы были примерно на одинаковом структурном уровне, деньги предоставляются безвозвратно для жизненно важных систем.

У нас, например, Днепр в страшном состоянии, и это влияет на климат в Европе. Поэтому у них есть фонды, которые безвозмездно поднимают эти системы. Конечно, мы собираемся не только руку протягивать для таких денег, ведь есть и коммерческие проекты, и разного рода инвестиционно-кредитные программы для разных отраслей, потому что создание совместных предприятий требует финансирования. Для этого и существуют банковские системы и низкие процентные ставки. Но они будут идти не туда, куда нужно украинцам, а туда, где европейцы будут работать. Понятно, что деньги не пропадут, они будут использованы по назначению. И кроме того, европейцы будут уверены, что эти высокие технологии дадут прибыль, то есть снизятся риски невозврата кредитов и невыплаты процентов. А для всех пользователей низкая ставка означает более активное кредитование. У нас кредиты вообще сейчас остановились из-за этих кризисов.

Новости Украины – From-UA: - Владимир Тимофеевич, скажите, какие отрасли экономики, по Вашему мнению, поднимутся благодаря ЗСТ с Евросоюзом? Какие отрасли могут стать «профильными»? А какие могут оказаться убыточными?

Владимир Лановой: - У нас почему-то все думают, что руководители больше и лучше знают, чем обыватели. Очень часто у нас звучат слова, что нам нужно хорошего министра, директора завода, топ-менеджера – и все будет хорошо. Не в этом источник роста и успехов. Предпринимательство, частная собственность, инициатива профессионалов – на своих собственных предприятиях.



Прежде всего, это сфера услуг. Все эти 80 % ВВП должно давать частные предпринимательство, а не холдинги, госпредприятия, олигархические огромные системы старого типа, монополистические структуры, которые нам дают свет, тепло, которого не дождешься в домах. А оно у нас задавлено. Я напомню, что когда начался в 2008 году кризис, то английское правительство 60 млрд. фунтов стерлингов выделило из своего бюджета специально малому и среднему предпринимательству. Только из этих отраслей вырастают истинные эволюционеры. У нас такое впечатление, что в Германии есть только огромные заводы. Нет, это было до войны, после этого активно начал развиваться малый бизнес, который вывел страну в наиболее конкурентоспособные и мощные страны мира. Япония поднялась на тех отраслях, которые государство не финансировало. Нам нужно дать ход малому и среднему предпринимательству, ведь это частный бизнес, который субсидируется государством разными льготными кредитами, льготами по аренде. И малый бизнес должен вырастать в огромный бизнес, транснациональный.

Сам бизнес должен быть ответственным. Если он будет частным и ответственным, то он будет думать сам, как крутиться, как обновляться, какие новые рынки для себя открывать, как покупать новые идеи и т.д. Зачем Коломойскому или Ахметову новые идеи? Они имеют тысячу предприятий и просто смотрят, где капает, а где нет, чтобы знать, что продать, а что купить. Олигархический бизнес, к сожалению, не развивает производство, он просто пользуется тем, что существует.

Поэтому мы должны вырваться, чтобы понять, что мы можем сделать. Общее условие – ориентация на ту рабочую силу, которая у нас есть, которая лучше, чем в других странах. Финны вдруг ни с того, ни с сего сделали «Нокиа». Изучили рынки, изучили способности самих людей и создали мощную компанию.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы думаете, не приведет ли экономическое сближение с ЕС к проблемам в сотрудничестве с Россией?

Владимир Лановой: - Вопрос состоит в том, будут ли наши товары продаваться в России, потому что другого вида сотрудничества у нас вообще нет. Россияне не хотят вместе с нами делать технику, не хотят выполнять военные заказы, они берут все на себя. Нет областей, где мы могли бы рисковать потерей правильных производственных отношений.



Поднимет ли Россия барьеры для наших товаров, если мы перейдем в ЕС? Чтобы продать что-то в России, нужно производить этот товар качественно лучше, чем немцы, испанцы, англичане. Зачем россиянам украинская продукция? Они лучше купят итальянские макароны, сирийские яблоки, голландское молоко, чем украинский продукт.

Нам надо поднимать качество и конкурентоспособность. Только тогда россияне будут покупать украинские товары независимо от того, какие там барьеры, и изменят свою политику в отношении украинских продуктов.

Мы на самом деле не всегда качественно делаем какие-то изделия, и есть всегда повод зацепиться, хотя, конечно же, Россия нуждается и в некачественных продуктах питания, потому что есть регионы, где люди не могут большие деньги заплатить. Им нужны некачественные продукты для того, чтобы люди выжили. И мы, может быть, работаем на эти плохие российские рынки, лишь бы продать, лишь бы по дешевке, лишь бы увеличить экспорт. Ну так сколько можно жить за счет этого? Россия поднимется, и регионы откажутся от некачественных украинских продуктов, что мы тогда будем объяснять? А зерна в России столько, что они являются вторыми в мире по экспорту зерна. Все это говорит о том, что нам надо смотреть на себя, как нам подниматься и стать привлекательными.