Но историки утверждают, что жертв было полторы тысячи.

13 марта 1961 года в Киеве произошел потоп, который вошел в историю как Куреневская трагедия. Это была техногенная катастрофа. Причиной ее стало то, что в Бабьем Яру прорвало дамбу, за которой годами скапливались стоки с кирпичного завода.

Трамваи застывали на ходу

В тот черный понедельник утром песчано-глиняная пульпа хлынула через земляную насыпь. Селевый поток с гулом и свистом понесся вниз по пешеходной дорожке (сейчас – ул. Е. Телиги) в сторону ул. Фрунзе. Очевидцы утверждают, что он достигал 20 метров в ширину, а в высоту покрывал человеческий рост.


Больше всего пострадала часть ул. Фрунзе – трамвайное депо им. Красина (сейчас – Подольский трамвайный парк), горбольница № 15, стадион «Спартак», 34 частных и пять двухэтажных жилых дома на Куреневке, два общежития барачного типа. Из-за коротких замыканий загорался электротранспорт, в котором гибли люди.

Если бы несколько работников трамвайного депо не пожертвовали своими жизнями и не отключили силовую подстанцию, жертв могло бы быть намного больше. Спасение людей, которые не могли удержаться под силой несущегося потока, осложняло то, что песчано-глиняная пульпа, растекаясь, тут же застывала и становилась твердой как камень.

Одной из ошибок тогдашней городской власти считают то, что она отказалась укреплять края яра железобетоном, хотя ученые настаивали на этом. Вторая ошибка – что жижу с завода пускали в Бабий Яр беспрерывно в течение многих лет. Хотя по проекту она должна была литься в течение одной рабочей смены и перекрываться на две последующие, чтобы вода успевала уходить в землю.

Но больше всего люди винят градоначальников даже не за эти технические моменты, а за то, что местом для скопления стоков от производства кирпича был выбран Бабий Яр, где упокоились тела десятков тысяч горожан, погибших от рук фашистов во время войны.


Под грифом «секретно»

Власть держала информацию о случившемся в строгой секретности. Соболезнование родным погибших было напечатано в газете «Вечерний Киев» лишь несколько недель спустя. А через два года застрелился председатель Киевского горисполкома Алексей Давыдов (его имя носит бульвар на Русановке). Ходили слухи, будто бы в своей предсмертной записке он написал о муках совести из-за Куреневской трагедии. Но официально этого никто не подтвердил.

В память о киевлянах, погибших в той нелепой трагедии, возле ступенек, ведущих к Кирилловской церкви на Куреневке, установлен крест. А возле трамвайного депо, ставшего в свое время одним из эпицентров катастрофы, ежегодно 13 марта сотни жителей столицы собираются на митинг. Правда, с каждым годом редеют ряды тех, кто своими глазами видел катастрофу. В 2010 г. ушла из жизни и бывший директор Киевского музея электротранспорта Лидия Ливинская, которая многие годы по крупицам собирала свидетельства очевидцев трагедии, чтобы сохранить память о ней для будущих поколений.

Трагедия в воспоминаниях

Сергей Картунов, киевлянин:

«В 1961 году мне было 12 лет, и получилось так, что я собственными глазами видел Куреневскую катастрофу. Я учился в школе № 114, которая расположена на ул. Фрунзе, напротив ул. В. Хвойки. Из дома до школы надо было ехать три остановки на трамвае со стороны Куреневки – к Подолу.


Когда мы проезжали мимо трамвайного депо, то ул. Фрунзе уже была залита грязью примерно по колено, и вода прибывала. Мое внимание привлекли две пожарные машины, которые откачивали воду возле больницы, и милиционер, взобравшийся на забор. Было интересно и даже смешно.

Потом вода подступила к ступенькам нашего трамвая, и он остановился. Я выпрыгнул и побежал в школу. А учителя нас обрадовали – сказали, что занятия прекращаются из-за потопа. И мы с радостью отправились домой.

По ул. Фрунзе на Куреневку я уже не мог идти – эпицентр потопа оцепили милиционеры и солдаты. И еще я заметил, что очень низко летали вертолеты, пытаясь снимать людей с крыш и заборов. Я отправился домой окольными путями – по ул. В. Хвойки добрался до железной дороги на Петровке, оттуда – по путям в сторону Сырца.

А в нашей школе № 114 потом еще две недели не было занятий, ведь в классах временно приютили тех, кто остался без крыши над головой. Когда же мы приступили к учебе, то увидели в коридоре объявление о посмертной благодарности за мужество одному из учеников-старшеклассников нашей школы, который погиб, спасая тонущих людей.
После трагедии люди друг другу рассказывали разные необычные истории. Одна из них – об инвалиде, который будто бы ехал в коляске в больницу на ул. Фрунзе, но, увидев огромный поток воды, испытал такой стресс, что вскочил на ноги и сам побежал, хотя до этого 20 лет не ходил».

Виталий Баканов, киевовед:

«Мне было 12 лет, и я учился в шестом классе 148-й школы, в районе кинотеатра «Жовтень». Необычным в то утро было то, что на рельсах, начиная от Контрактовой площади в сторону площади Шевченко, застыли трамваи. А этот вид транспорта в то время был самым ходовым, и даже небольшая заминка в движении поднимала панику.
Позже стали просачиваться слухи о том, что причиной всему стал какой-то потоп на Куреневке. Родители ничего мне не рассказывали, хотя сами о чем-то тихо шушукались. Потом еще 40 лет замалчивали эту трагедию. И лишь десять лет назад хлынул поток информации, будто прорвало своеобразную идеологическую дамбу».


Инна Карпова, киевлянка:

«В то время я работала на заводе «Электроприбор», который был напротив речного вокзала. О том, что на Куреневке что-то произошло, мы поняли, когда на работу не явились некоторые наши сотрудники, жившие по ходу трамвайного маршрута в сторону пл. Шевченко.

А потом с каждым днем стали выясняться подробности катастрофы. Люди рассказывали о том, что узнавали от родственников или знакомых. Однажды я узнала, что 13 марта на Куреневке погибла и моя одноклассница Поля Шварцман, которая работала в трамвайном парке им. Красина.

Я много лет интересуюсь подробностями Куреневской трагедии, не раз находила списки погибших – и по официальной версии, и по неофициальной. Но ни в одном из них никогда не было фамилии Полины. Это значит, что до сих пор известны не все, кто ушел из жизни в той страшной и нелепой катастрофе».

История гиблого места

Бабий Яр издавна носил недобрую славу гиблого места. Жертвы Куреневской трагедии – не единственные, кто погиб на этой территории и в ее окрестностях. А все началось со старинного заброшенного монастырского кладбища. Вернее, еще раньше.


Многие века за зловещим урочищем, которое раскинулось невдалеке от печально известного Кирилловского монастыря (в XIX веке там был дом для умалишенных) тянется дурная слава. Пожалуй, еще с того самого момента, как в 1401 году владелица этой земли, нечистая, видно, на душу баба-шинкарка, продала ее Доминиканскому монастырю.
Впрочем, как говорят историки, монастырь так и не использовал для своих нужд приобретенный участок. Невдалеке от урочища разрослось кладбище, быстро прославившееся как гиблое место.

К нему боялись подходить даже днем, особенно женщины. Опасения были небеспочвенными: в старину в Бабьем Яру их было немало убито необъяснимым образом.

А 300 лет назад в урочище поселилась странная жилица – громадная красная баба без лица, наводившая ужас на всех, кто осмеливался в одиночку приближаться к проклятому месту. Баба, впрочем, никого не трогала, она бесплотно передвигалась по воздуху и упорно рыла землю ручищами. В ее честь киевляне прозвали Бабий Яр Чертовой Бабой или Бешеной Бабой.


Красное чудовище просуществовало в Бабьем Яру до первой половины ХХ века. Говорят, оно предвещало трагедию Бабьего Яра, когда фашистские каратели избрали его местом массового расстрела.