И как только великое произведение все это выдерживает? Не успели мы переварить очередную американскую версию, как Анна Аркадьевна Каренина снова решила свести счеты с жизнью, подтвердив, что для нее любовные страсти-мордасти заканчиваются весьма печальным и даже роковым образом, на сей раз в фильме Сергея Соловьева, показанном в течение трех вечеров Первым российским каналом.

Соловьеву пришлось нелегко, вот если бы мы сравнивали его творение с известной советской экранизацией Александра Зархи (с Татьяной Самойловой в главной роли), то это еще куда ни шло, но последняя голливудская версия с Кирой Найтли в роли Анны получилась, с одной стороны, настолько убедительной, а с другой — настолько неожиданной, что Соловьеву тягаться с этим произведением очень непросто. Ведь американский фильм удачен и с актерской, и с режиссерской точки зрения. Одна мысль перенести место действия в театральное закулисье, тем самым подчеркнув драматичность страстей, дорогого стоит. А тут еще и тонкий стиль, и великолепные костюмы, и отсутствие «клюквы», к которой мы так привыкли в голливудских экранизациях русской классики.

Сергею Александровичу Соловьеву изначально было куда тяжелее. Он снимал свою «Анну Каренину» долго и даже очень долго, съемки останавливались из-за недостатка финансирования. Не получилось громкой кинопремьеры картины, да и телевизионная версия далеко не сразу добралась до зрителя.


Первый канал, конечно, широко разрекламировал свою очередную премьеру. В утреннем эфире засветилась знаменитая Людмила Максакова, играющая в этом фильме одну из ролей. В вечернем в гостях у Ивана Урганта побывал Сергей Соловьев собственной персоной. Сергей Александрович был, похоже, в неплохом настроении, много шутил, пытаясь попасть в такт остроумию ведущего.

Фильм же произвел, скорее, странное впечатление, причем по многим позициям. Прежде всего недоумение вызвала сама Анна в исполнении Татьяны Друбич. Понятно, что Друбич долгое время была любимой актрисой и любимой женщиной Сергея Соловьева (вспомните хоть «Сто дней после детства», хоть «Ассу» и «Черную розу — эмблему печали»). Правда, бывшие супруги давно расстались, Татьяна оставила актерскую стезю, сосредоточившись на врачебной деятельности, но, как говорится, жизненные пути-дорожки непредсказуемы.

Понимаю, что Анна Каренина может быть разной, но какая Анна из Друбич? С первых же кадров актриса производит странное, какое-то затравленное впечатление, так и кажется, что она снимается не в «Анне Карениной», а в «Десяти негритятах», где вместо рокового паровоза роковая веревка для повешения. В общем, не покидает ощущение, что период Друбич в жизни Соловьева давно закончился, а режиссер все пытается вернуться к прошлому, видя в бывшей жене и актрисе козырную карту, способную принести удачу в рискованной игре. А карта-то оказалась совсем не козырной, и до победы в игре далеко.


Две главные мужские роли режиссер тоже отдал проверенным актерам — звездам Ленкома Олегу Янковскому (Каренин) и Александру Абдулову (Стива Облонский). Но тут уже печальную роль сыграла сама судьба — объявлен премьерный показ, а обоих актеров давно уже нет в живых. Вот что бывает, когда фильм слишком долго пробивается на экраны. К тому же Каренин — роль не слишком подходящая Олегу Янковскому, хотя артист и пытается сыграть ее достойно, сдержанно, лишь изредка переходя на сильные эмоциональные ноты. Понятно, что знаменитый артист очень хотел воплотить на экране не совсем характерного для себя героя, но результат все равно оставил ряд вопросов.

Хотел стать Карениным и Александр Абдулов. По его словам, ему не столько важно было сыграть эту роль, сколько хотелось попробовать, испытать себя — сможет ли. В результате режиссер утвердил артиста на роль Стивы, но период съемок был нелегким для Абдулова (его начинала атаковать роковая болезнь), и это заметно в том, как нервно он играет, как будто почва уходит из-под ног.

Вронский Яровлава Бойко оказался более традиционным, чем ангелоподобный слащавый любовник Анны в голливудской версии. Но рядом с другими мужчинами в соловьевском фильме Бойко не хватает звездности, актерского масштаба, к тому же кажется, что он слишком часто плачет. Так и хочется сказать: «Господа, утрите, пожалуйста, кто-нибудь слезы Александру Кирилловичу». Известно, что вместо Бойко Вронского должен был играть Сергей Безруков, но как бы повлияло это на художественный результат, ответить очень сложно.


И вездесущий Сергей Гармаш не слишком убедителен в роли Константина Левина — вообще, в фильме сложно с актерскими открытиями. И костюмы оставляют желать лучшего, и музыкальное сопровождение какое-то странное, и толстовский текст не всегда к месту. А так все предсказуемо, без неожиданных режиссерских решений. И заканчивается все, как обычно, — паровозом, так много решившим в судьбе Анны.