Первую часть интервью читайте здесь: «Гордиться политиками сегодня могут разве что нездоровые люди».

О том, во что превратился украинский политикум и что стало причиной таких перевоплощений, о том, в каком направлении Украине нужно двигаться в действительности и чему это будет способствовать, рассказал почетный председатель СПУ, экс-председатель Верховной Рады Украины Александр Мороз в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA.

Новости Украины – From-UA: - Александр Александрович, глядя на нынешнюю ситуацию в парламенте и украинской политике, делаем вывод, что народ Украины оказался в таком положении, в каком, кажется, раньше не был. То есть, как мы видим, большинство людей недовольны властью и такое же большинство людей не удовлетворяет и оппозиция, они ей не доверяют. Скажите, возможен ли, по Вашему мнению, новый Майдан в связи с этим, и вообще, как Вы можете спрогнозировать сложившуюся ситуацию?

Александр Мороз: - Сегодня многие задают такой вопрос, не обращая внимания на то, каким был тот Майдан. Ющенко поспешил назвать это революцией и даже присвоил некоторым звания героев революции. Даже мне прислали по почте документ, который утверждал меня в таком статусе.

Майдан — это было гражданское движение, движение народа к свободе, и причиной такого движения было все то, что делалось вопреки такому желанию, начиная с акции «Украина без Кучмы», понимая, что не может быть в стране нормальной жизни для людей, если высшие структуры власти и ее представители занимаются разбоем и грабежом.



Много кто сегодня не вспоминает, что это не было движением за Ющенко. Например, мне ни разу на Майдане не приходилось выкрикивать «Ющенко!» в его поддержку, потому что в персональном контексте речь шла о том, чтобы не допустить Кучму на третий срок. Сегодня уже никто не вспоминает, что он уже провел через Конституционный суд решение, которого стыдились и сами судьи Конституционного суда, о том, что он может быть избран на третий срок. И все готовилось к тому, чтобы можно было, завалив два тура, не набрав абсолютного большинства, обеспечить победу кандидата в президенты, объявить по-новому выборы, и таким образом он на белом коне из густых кустов выехал бы как президент, который готов пойти на третий срок, тем более, что он обеспечил для себя решение Конституционного суда.

Этого допускать было нельзя. И инструмент, который был для этого, – смена системы государственного правления.

Я до этого времени четыре года отстаивал необходимость внесения изменений в Конституцию, которые предусматривают такую необходимость. И 8 апреля 2004 года после 4-летнего обсуждения, чтобы ни у кого не возникало подозрения, все это было рассмотрено и для принятия не хватило всего-навсего пяти голосов. И чьи это были голоса? Ющенко и других, потому что он все еще торговался: а может, я стану президентом, а может, нет. Я хочу сказать, что момент был выбран не случайно, когда такая неопределенность позволяла все-таки сплотить людей, потому что если делать иначе, под чьи-то персональные интересы, то может быть хуже для страны. А потому уже 8 декабря исключили все то, что вызывало сомнения, с учетом мнения и пожелания Ющенко: если я стану президентом, то мы сразу проголосуем изменения в Конституцию относительно местного самоуправления, по судебной системе и т.д. А мы же после первого тура подписали с ним договор, где говорилось о том, что если, Виктор Андреевич, ваша фракция и «Батькивщина» проголосуют за изменения в Конституцию, то вы берете на себя обязательства не продавать землю, что будут выведены наши войска оттуда, куда их запихнул Кучма по указанию США, и т.д. (там было 7 пунктов), то мы тогда поддержим вашу кандидатуру. Но я предупредил, что если этого голосования не будет 5 декабря, то тогда идите на выборы самостоятельно, а он, ясное дело, в таком случае не стал бы президентом. И он тогда сказал: «Да, я вижу, что придется голосовать на заседании фракции». Проголосовали, и он, кстати, снова не проголосовал, и не проголосовала совсем фракция БЮТ.

И когда они сегодня начинают говорить о том, что они защищают ту Конституцию – люди добрые, кого вы обманываете? Вы же сами отказывались от тех изменений. Я в рамках акции «Восстань, Украина!» объездил разные регионы Украины вместе с Юлий Тимошенко. В Ровно после митинга сказал: «Юлия Владимировна, я с Вами больше никуда не поеду, потому что политсовет нашей фракции одобрил сотрудничество в таком контексте — за смену системы власти, а Вы везде выступаете и говорите о том, что нужно либо другого царя, либо царицу, и тогда будет лучше. Но это же совсем не то, что Вы предлагаете, потому что, в конце концов, при такой системе (и мы это видим сегодня) правит чиновник, а не закон». А должно быть иначе.



Я хочу сказать, что сегодняшняя ситуация отражает те тенденции, которые являются последствием влияния олигархических сил на политику, на защиту их интересов. У нас это почему-то называется либеральной политикой, но к либеральной политике это тоже не имеет никакого отношения, как, кстати, и к рыночной экономике, потому что все сведено к тому, чтобы инструменты державы использовать для защиты интересов крупного капитала. Вот это у нас и происходит. А то, что между ними идут разборки и все остальное, это делалось и в предыдущем правительстве, и в нынешнем.

Новости Украины – From-UA: - Александр Александрович, в связи с этим, какую ситуацию Вы можете спрогнозировать в будущем? Будет ли какое-то сопротивление власти со стороны населения, как Вы думаете? И возможно ли оно вообще сейчас?

Александр Мороз: - Мне перезвонил корреспондент из Винницы и задал вопрос, как я могу прокомментировать то, что автоинспекция не пропускает автобусы оппозиции (я для себя называют условно оппозицией «Свободу», БЮТ и Кличко, который примкнул к ним), которые везут людей на митинги. Я ответил, что я не хотел бы вообще это комментировать, потому что во время акции «Восстань, Украина!» в той же Виннице было 15 тысяч людей, и мы ни одного автобуса не использовали для подвоза людей, люди сами приходили на митинг.

А сегодня происходит политический туризм: людям платят деньги, они приехали, постояли пару часов, организаторы митинга сказали то, что хотели сказать, – и на этом все заканчивается. Это не сопротивление народа и не выражение его точки зрения. Да, люди не хотят жить так, как они живут сегодня, но, с другой стороны, можно сказать людям: «А вы же этого хотели, вы же сами голосовали за это!». В том округе, в котором я баллотировался, я абсолютно открыто говорил, раскрывая суть того, что происходит, что происходило раньше, что я предлагаю сделать, но вы же считали, что только одна женщина страдает за вас. Кое-кто вспоминал про бывшее правление президента Ющенко, кое-кто предлагал покращення сразу.



Тогда возникает вопрос: а вы чего хотите, скажите сами! Вот вы сейчас отстаиваете позицию тех, кто разрушил экономику аграрного сектора, мы сегодня уничтожили крестьянство как класс, сельское население не способно к самовосстановлению, это абсолютно новая политологическая оценка того, что есть сегодня, потому что это уже факт. Почему же вы верите всему тому, что говорят в «ящике» те, кто имеет возможность сказать, потому что за это надо заплатить деньги, и не верите тому, что я вам сейчас на пальцах здесь рассказываю? Посмотрите, вот у вас на паи раздали землю, чтобы забрать ее, и забрали, а теперь скажите, где ваши дети имеют перспективу для работы? Нет ее, они выехали. А почему в институте студенты как обязательный изучают английский язык? Потому что они хотят устроиться на работу за границей. Такого не должно быть. И я просил делать то, что я предлагал, но вы все равно, несмотря на фальсификации, голосуете за тех, кто вас и порабощает, так какие у вас могут быть претензии и чем вы недовольны? Будьте недовольны в первую очередь собой.

Новости Украины – From-UA: - Мы сейчас видим, что украинский политикум активно готовится к 2015 году. Кого бы Вы могли назвать основными игроками на президентских выборах и, по Вашему мнению, каковы их шансы?

Александр Мороз: - Я думаю, что среди фигурантов преимущество сегодня у действующего президента, потому что у него реальная власть в руках, это надо учитывать, с одной стороны.

А с другой стороны, ему оппонируют известные фигуранты, которые, у меня есть такое подозрение, не договариваются ни о чем, потому что сегодня каждый выступающий думает о своем. Толку не будет. Даже если они и объединятся, все равно нет никакой гарантии в том, что их кандидат победит. В такой ситуации должен появиться кто-то третий, кто скажет обычные, простые вещи, которые могут быть доступными для людей, которые касаются интересов каждого, развития экономики и т.д.

Произойдет это или нет, трудно сказать, потому что есть инерция общественного мнения, есть много других обстоятельств, поэтому я сейчас не готов делать прогнозы, хочу сказать только, что у меня на днях брали интервью и спросили, кто больше боится выхода из тюрьмы Юлии Тимошенко. Я не считаю, что она могла бы значительно повлиять, если бы она была тут, потому что мы уже видели, как она одна работает, а все остальные отдыхают. Но я думаю, что и те, и другие не хотят, чтобы она вышла из тюрьмы, потому что в таком случае меняются расклады. Обратите внимание: лишили депутатских полномочий Власенко. Правильно, неправильно — отдельная тема. Но почему уже за день до лишения его депутатских полномочий Турчинов внес кандидатуру и тот через день принял присягу на заседании парламента? К кому этот вопрос — к власти, или к Турчинову, или к тем, кто называет себя оппозицией? И все дружно подняли «на прапор» Юлию Тимошенко, будучи спокойными, потому что она сидит в тюрьме и не будет принимать участия в избирательной кампании. Грустно говорить об этом, но так оно и есть, здесь я ничего нового не сказал.



Новости Украины – From-UA: - Вы долгое время наблюдаете за украинской элитой, за ее развитием, обновлением. В последнее время складывается такое ощущение, что, как говорил известный сатирик Михаил Задорнов, каждый по отдельности — умный, а вместе они – толпа дураков. Не складывается ли и у Вас такое впечатление?

Александр Мороз: - Ну, комментировать сатирика я не буду, тут и без Задорнова есть что спросить. В украинской политике людей с головой хватает, это правда. Дело в том, что в самой политике нет осмысленности.

У меня были постоянные конфликты с Кучмой, и только под моим давлением принимались основы внутренней и внешней политики, чтобы была понятна линия государства — куда мы двигаемся, чего мы хотим. Это обязанность парламента. Про то, как любят голосовать — руками или кнопками, или как-то иначе — откажитесь от этого, чтобы люди этого не видели. И кому это надо, что вы этим демонстрируете?

Вы лучше людям в своих дискуссиях скажите: «Мы хотим, чтобы государство было вот таким». А то получается, что во время избирательной кампании бьют себя в грудь и говорят, что «мы против продажи земли». Яценюк сказал об этом во Львове, но он дальше продолжил: «До того времени, пока мы не примем закон, который все это регулирует». Ну так у нас по приватизации уже есть законы, и мы видим, как они работают. Тягныбок, слово в слово повторяя программу Социалистической партии и те тезисы, которые были написаны более 20 лет назад, сегодня отстаивает свою политику. Подожди, Олег, а кто проголосовал за кодекс, который предусматривает продажу земли? Так ты же и проголосовал. Так ты скажи, что «я сделал ошибку, проголосовав за то, что можно продавать землю, а теперь убедился еще больше, что этого допускать нельзя, потому что это наибольшее богатство». Вот как раз это основа независимости Украины, и ее надо использовать.

Поэтому давать сегодня оценку отдельным политикам или представителям, условно говоря, политической элиты я бы не стал, потому что если бы была осмысленная линия, которая бы объединяла общество и заставляла власть даже с разными убеждениями действовать соответствующим образом в интересах Украины, тогда можно было бы говорить о том, кто лучше себя проявляет в этом отношении, а кто хуже.



Новости Украины – From-UA: - Александр Александрович, что бы Вы напоследок посоветовали нынешнему парламентаризму? Ведь, как нам кажется, пора бы уже начинать народу гордиться теми, кого они выбирали народными депутатами…

Александр Мороз: - Нужно просто сделать, чтобы парламент был парламентом, и все. Законодательный орган не может действовать в угоду кому-то и учитывать все нюансы. Ясно, что это не первый и не второй созывы, я каждый день приезжал домой не раньше полуночи. Но я знал все документы, которые идут на рассмотрение, я читал все варианты, я знал, что скажет тот, кто поднял руку в зале, в том или ином контексте относительно того или иного вопроса. В то время можно было убеждать людей, собираться фракциями, встречаться с отдельными людьми, говорить: «Вот ты предлагаешь такую вещь. Что будет вследствие этого?», и можно было изменить мнение.

Я не буду говорить об авантюрах, связанных с референдумом по Конституции 1996 г., это все от хуторянского уровня тех, кто был при власти. Не о том речь. А если говорить о том, что в депутатском корпусе есть те, кто действительно думает о стране, кто имеет свои убеждения, то надо использовать их мнение, изучить его. А если он знает, что его мнение ничего не стоит и уже принято решение, как голосовать, то это унизительно и для парламента, и для страны.