Классический лубочный предатель советского кинематографа – это сутулый трус с бегающими глазками и ехидной ухмылкой, вечно недовольный и бурчащий, неопрятный и небритый, вызывающий всем своим видом полную антипатию зрителей. Фильм только начался, а мы уже просто уверены, что вот этот тип обязательно предаст, ведь он просто не может быть хорошим и положительным! Но это только в кино…

Разглядеть будущего изменника в Андрее Андреевиче Власове никто не мог, а ведь именно станет главным мега-предателем Советского Союза, подарив свое имя «власовцы» всем красноармейцам, перешедшим на сторону немцев. Но немногие знают, что вначале это слово имело совершенно иное значение и его до осени 1942 года с гордостью носили солдаты 99-й стрелковой дивизии РККА. Тогда «власовцы» звучало не менее почетно, чем «панфиловцы». А сам Власов успешно делал карьеру блистательного советского военачальника, которая так некстати прервалась в заболоченных чащобах Волховского фронта.


В 1940 году его 99-я стрелковая дивизия была названа лучшей в Красной Армии. После летних учений Власова наградили именными золотыми часами и орденом Красного Знамени. Войну он встретил в должности командира 4-го мехкорпуса, который с минимальными потерями провел контрудар и успешно отошел на восток. Интересно, что в это же время севернее на восток отходил 9-й мехкорпус Рокоссовского, с которым Власова еще не раз свяжет судьба-злодейка.



А. А. Власов

В августе 1941-го Власов во главе 37-й армии защищал Киев, затем вывел остатки армии из окружения, будучи при этом раненным. В ноябре, выйдя из госпиталя, Власов возглавил 20-ю армию, которая обороняла Москву на Волоколамском направлении (это его бойцы выбили фрицев из Красной Поляны). Его соседом была 16-я армия Рокоссовского, и вместе они остановили, а потом и разгромили 4-ю танковую армию немцев. Интересно, что в зимнем контрнаступлении под Москвой 20-я армия Власова впервые использовала новую артиллерийскую тактику, которую затем ставили в пример другим. В те дни родилась «народная солдатская» песня, позднее безвозвратно забытая:

Говорили пушки басом,
Гром военный грохотал,
Генерал товарищ Власов
Немцу перцу задавал!





Представитель советского правительства благодарит спасителя Москвы генерала Власова


В ходе битвы за Москву оба генерала прославились как выдающиеся полководцы, способные выполнять самые сложные задачи, и оба были награждены орденами Ленина. А Власова еще и повысили до генерал-лейтенанта (Рокоссовский получил это звание в сентябре 41-го). Но тут в их жизнь снова вмешалась судьба. Рокоссовского в конце битвы (в марте 1942) ранило, и он вернулся в строй лишь летом уже командующим Сталинградским фронтом. А живого и здорового Власова направили заместителем командующего Волховского фронта. И вот там, сразу по прибытию, Власова бросили спасать окруженную 2-ю ударную армию. Спасти её не удалось: после пяти месяцев боев в полном окружении, в диких лесах, съев от голода всех лошадей (отмечали и случаи каннибализма), армия прекратила свое существование. А генерал-лейтенант Власов сдался в плен, пребывая в самом скверном настроении.



«И какой же козел меня сюда забросил…»


В той ахинее, которую Власов написал, согласившись стать руководителем «Комитета освобождения России», была лишь одна правда: генерал действительно сильно возненавидел советское руководство. Но вовсе не потому, что «большевики мучили Россию-матушку». Нужно заметить, что в 1937 году Власов сам был членом трибунала военного округа, который приговорил к высшей мере десятки офицеров. Видимо, тут причина в другом: генерал сильно обиделся за то, что его стремительную карьеру прервали назначением во 2-ю ударную армию, уже обреченную на погибель, что его просто подставили в карьерной борьбе. Возможно, он с завистью следил за успешным взлетом своего коллеги Рокоссовского и сжимал от негодования кулаки. Да и немцы выбрали его не просто так: Власов тогда имел имидж «спасителя Москвы», он был популярен в Красной армии и уважаем как достойный противник в немецкой.

Расчет немцев был верным: первые листовки с воззванием Власова вызвали шок среди советских бойцов. Это всё равно, что к капитуляции призвал бы Ворошилов или сам товарищ Сталин. Разумеется, авторитет самого Власова покачнулся. Советские политруки немедленно поработали над исправлением образа раздутого ими героя в подлого предателя, так что вскоре слово «власовцы» уже было ругательным (бедные бойцы 99-й дивизии!). Однако на протяжении 1942-1944 годов листовки от Власова считались опасным оружием идеологической войны – их запрещали читать, тщательно собирали и уничтожали…


Позднее, так же как и Власов, будут казнены и заклеймены как предатели два очень ярких героя Первой мировой войны: генералы Петр Николаевич Краснов и Андрей Григорьевич Шкуро, сражавшиеся тогда на знаменитом Юго-Западном фронте.



Петр Николаевич Краснов


Давайте просто заглянем в их биографии. Краснов лично водил в атаки против австрийцев и немцев свою «туземную» бригаду, а затем казачью дивизию, его станичники первыми ринулись в атаку Брусиловского прорыва, каждый раз рубя и нанизывая на пики сотни солдат противника. Шкуро вообще был страшным кошмаром немцев: он организовал отряд конного спецназа «Волчья сотня», с которой устраивал рейды по вражеским тылам – очевидно, ему не давала покоя слава Дениса Давыдова.



Казаки «Волчьей сотни»


Однако уже в 1918 году оба лихих рубаки выказали неожиданную симпатию к своим бывшим противникам. Краснов и Шкуро были лидерами «немецкой партии» белого движения, которая искала помощи у германской армии (благо, та стояла совсем рядом с Доном, оккупировав Украину). Краснову даже удалось добиться признания Донской республики странами Тройственного Союза. Нужно заметить, что таким же «немцефилом» был и генерал Юденич. А вот генерал Антон Иванович Деникин терпеть немцев так и не научился – он ориентировался на поддержку Антанты. Позднее Деникин еще раз откажется сотрудничать с Германией в 1942 году.

Почему на союз с немцами второй раз пошли Краснов и Шкуро, а также тысячи последовавших за ними донских и кубанских казаков? Наверное, это был тот как раз случай, «когда ненависть к государству сильнее любви к родине»…



Едут, едут по Берлину…


Однако вполне достойные люди (по крайней мере, в прошлом) были и среди других командиров и бойцов РОА (Русской освободительной армии). Так, заместители Власова генералы-орденоносцы Федор Трухин и Василий Малышкин в прошлом преподавали в академии Генштаба. Генерал Благовещенский оборонял Лиепаю, а генерал Шаповалов - Крым. А вот Георгий Жиленков, заместитель Власова по пропаганде, в прошлом был… бригадным комиссаром РККА, а до войны – секретарем московского комитета партии. Человек, который до войны вел трудящихся дорогой, указанной товарищем Сталиным, через несколько лет стал с энтузиазмом призывать их пойти другим путем.




Бывший секретарь Ростокинского райкома ВКП(б) города Москвы Георгий Жиленков


Среди «власовцев» были даже Герои Советского Союза. Это летчик-истребитель Бронислав Антилевский, получивший свою звезду еще в финскую войну, а в 1942 году награжденный за воздушный бой против 12 самолетов врага! Но затем он был сбит, взят в плен, работал на авиазаводе, и там его нашел Власов, сделавший Антилевского своим личным летчиком. Еще один - Семен Бычков, Герой Советского Союза и кавалер двух орденов Красного Знамени, тоже летчик-истребитель, который к лету 1943 года сбил 15 немецких самолетов. Возможно, он вошел бы в историю как один из выдающихся советский асов, но вместо этого был сбит, пленен и стал командиром эскадрильи «власовских» ВВС…





Героя Советского Союза получил и один из 28 «панфиловцев» Иван Добробабин. Причем посмертно. Но на самом деле он был лишь контужен, после боя попал в плен. Бежал и вернулся в родное село (в Харьковской области), где… устроился на работу полицаем, дослужившись вскоре аж до начальника! Но на этом приключения полицая-панфиловца не закончились. С приходом Красной Армии Иван был снова мобилизован в Красную Армию, в составе которой освобождал Молдавию, брал Будапешт и Вену.



Герой-панфиловец Иван Добробабов



Кто он: отчаянный хлопец, негодяй или идиот? Скорее всего, просто расторопный мужик, который выживал как мог, плывя по течению жизни: на него пёрли немцы – он кидал в них гранату, взяли в плен – сбежал, вернулся в село – нашел работу (пусть и полицая), снова забрали в РККА – ну что же, снова начал бить немцев. Кстати, после отсидки (с 1949 по 1955 год) Иван Добробабов устроился работать заведующим фотоателье. Такие нигде не пропадут!

Емельян Сокол (из Сумщины) тоже был удостоен звания Героя и медали «За отвагу» посмертно. В 1943 году с сыном Григорием (они вместе служили пулеметным расчетом) Емельян отбил контратаку немцев на Днепровском плацдарме. Вдвоем они положили два десятка фашистов, плюс подбили пару танков – после чего товарищи потеряли их из виду, сочтя погибшими. Наградной лист им подписывал сам генерал Ватутин! Однако товарищи поторопились его хоронить. Умирать Емельян не собирался: после окончания боя они с сыном выбрались из засыпанной траншеи, оглянулись – везде немцы. И сдались в плен.



Емельян Сокол. Он не погиб!


На этом героизм Емельяна закончился. По одном сведениям, они попали в лагерь для военнопленных, где Емельян сначала стал старостой в бараке, а потом поступил в концлагерную полицию (КАПО). По другим, отец и сын вообще не попадали в лагерь, а сразу поступили на службу во вспомогательную полицию. Как бы там ни было, но награждение им отменили. Потомки Емельяна Сокола до сих пор обивают пороги учреждений с просьбой вернуть ему заслуженные награды.

Совершенно нелепой оказалась судьба героя Ивана Килюшека, отличившегося при форсировании Двины летом 1944-го: после награждения он получил отпуск на родину в Ровенскую область, где его… похитили бойцы УПА. Просидев связанным в схроне несколько недель, Иван согласился присоединиться к борьбе за «вильну Украину» - вот так в рядах «бандеровцев» появился самый настоящий Герой Советского Союза. Кстати, его Золотая звезда Героя №4142 была найдена поисковиками в 2009 году, во время раскопок старого схрона.

Но недолго он сражался за вильну Украину: 14 марта 1945 года Иван был взят с оружием в руках на чердаке своего дома. Несмотря на военное время (ещё шла война), трибунал оказался мягок: за «дезертирство, бандитизм, контрреволюционную деятельность, участие в расстрел советского партизана» и т.д. Килюшек получил всего 10 лет лагерей, а отсидел 8…




Иван Килюшек после 8 лет лагерей


А вот судьба двух следующих персонажей сложилась ровно наоборот. Петр Куцый (Киевская область) мобилизации избежал, с приходом немцев устроился в полицейское управление, участвовал в стычках с партизанами и даже был дважды ранен в перестрелках. Но после освобождения Петра не забыли забрить в Красную Армию, где он стал сержантом и вскоре совершил свой подвиг: со своим отделением отбил у немцев целый поселок. Звезду Героя и орден Ленина, торжественно врученные Куцему, обмывали всей ротой. Знали бы бойцы, с кем пили!

Точно так же из предателей в герои перевелся курский крестьянин Петр Меснянкин. Ох и кидала же его доля! Участвовал в смоленском сражении, ранен, пленен, сбежал из лагеря в родное село и поступил в полицию, дослужился аж до коменданта, а с приходом наших был арестован и направлен в штрафную роту. Там, будучи трижды раненым, он, казалось бы, искупил всё, что только можно. И затем, став уже артиллеристом, он заработал при форсировании Днепра звание Героя: на качающемся плоту, под пулеметным огнем и бомбежкой, в промокшей холодной шинели, он, не переставая, стрелял из пушки по немцам, поспособствовав удачной переправе батальона. В героизме Меснянкина не сомневались бы даже скептики!


Но родные «органы» оказались хуже скептиков. В 1948 году он был арестован, обвинен в пособничестве оккупантам, преследовании партизан, а заодно зачем-то «кулацком происхождении» и «возрождении кулацких хозяйств на оккупированной территории». Меснянкина лишили всех наград и отправили в лагерь, где он просидел до 1955 года. Все последующие ходатайства о возвращении ему честно заработанных регалий были отклонены, и лишь в 1985-м году экс-герою выдали орден Отечественной войны 2-й степени. Видимо, в качестве хоть какой-то компенсации…

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале