На многих моделях радиостанций времен Великой Отечественной войны можно встретить привинченные к панелям пластинки с надписями типа «Внимание! Враг подслушивает!». Это было напоминание забывчивым операторам о том, что радиосвязь имеет весьма неприятное свойство: её сигнал может «поймать» и прослушать кто угодно. И если это была открытая голосовая связь, а не зашифрованное послание радиотелеграфа, то всё сказанное в микрофон доходило до ушей противника. А ещё уже тогда появилось оборудование, позволяющее определить местоположение радиста.

Вот и приходилось нашим разведчикам, корректировщикам и связистам изгаляться, «шифруя» свои сообщения на русский манер разной абракадаброй, феней и сленгом. В надежде, что немцев поставит в тупик фраза типа «Береза, я Сосна, поставьте самовары у пропеллера!» (что-то вроде просьбы произвести минометный обстрел противника у мельницы). Беда в том, что иногда подобный сленг ставил в тупик своих же. А иногда его со смехом «расшифровывали» работавшие на немцев «хиви», среди которых было много бывших кадровых красноармейцев.




Самыми оригинальными оказались американцы, которые использовали в качестве радистов индейцев навахо, о чем даже сняли неплохой фильм «Говорящие с ветром». Странно, как это наши не додумались призывать в связисты таджиков?!

С тех пор в радиоэфир утекло немало информации, а прослушивать стали не только противника, но и своих собственных граждан, подозревая в каждом уголовника, предателя, мятежника. В принципе, это было не ново: не первое столетие власти многих держав занимались перлюстрацией почты, с появлением новых способов связи им оставалось лишь засунуть свой нос и туда. Первые прослушивания телефонов производили еще «телефонные барышни», а в 30-е годы прошлого века появились телефонные дядьки из ФБР, гестапо, ГБ.

Правда, вопреки байкам о тотальном прослушивании, оно никогда нигде не применялось. Ведь это было просто невозможно! Все разговоры должен был слушать живой человек, а по самым минимальным расчетам для этого требовался один сотрудник «органов» на полсотни абонентов. Но где было набрать столько людей, если в 1941 году численность ФБР составляла всего 13 тысяч агентов и специалистов, в советской Госбезопасности работала 21 тысяча штатных сотрудников (без военнослужащих пограничных, конвойных, охранных и оперативных войск), а безопасность Третьего Рейха от Парижа до Кракова обеспечивали всего около 29 тысяч гестаповцев! Для сравнения: сегодня в СБУ работают более 40 тысяч сотрудников, а российское ФСБ раздулось до 180 тысяч (без пограничных и специальных войск).




На самом деле «органами» – и у нас, и в других странах – практиковалась лишь выборочная прослушка отдельных разговоров. В основном это была прослушка лиц, уже находящихся под наблюдением госбезопасности или уголовного розыска – в рамках оперативной работы или следственных мероприятий. Прослушка населения наобум осуществлялась крайне редко, этим просто никто не хотел заниматься – ну кому интересно часами слушать болтовню домохозяек или влюбленных подростков?! При этом записывались на пленку только разговоры важных подозреваемых (шпионы, диссиденты, расхитители), и в СССР эти записи не могли служить доказательствами в суде (их даже не подшивали в дело).

Новая техническая эра открыла перед «органами» новые возможности и обострила паранойю властей. Штатная численность «жандармов» постоянно растет, а прослушка и перлюстрация уже давно перестали быть тайными. Уже даже дети знают, что в США интернет контролируют специальные программы, ловящие особые крамольные слова, сразу передающие их на рассмотрение специальным агентам. А потом в дом школьника, обсуждавшего с другом «как нам проучить училку», врываются бойцы S.W.A.T.




А при СБУ и ФСБ существуют целые отделы, в которых лейтенанты и капитаны с утра до вечера «мониторят» отечественные сайты на предмет «экстремизма и разжигания». Копируют и распечатывают страницы, подшивают – потом вызывают авторов на беседы, а на кого-то и дело заводят.

Очень широкие возможности для наблюдения за гражданами предоставляет современная сотовая связь. Помимо традиционного прослушивания тут можно вести самый полный и тотальный контроль: записывать абсолютно все разговоры (это лишь вопрос емкости накопителей), вести учет абсолютно всех звонков (кто, откуда, куда, сколько времени), вычислять местонахождение телефона (и его владельца) с точностью до минуты и нескольких метров.

В некоторых ситуациях вообще можно лишить людей связи – как, к примеру, это пытались сделать в Киеве во время т.н. «оранжевой революции». Правда, это было сделано не просто неофициально, а незаконно! Так же, как и некоторые другие мероприятия украинских «органов». Например, в недавней истории со «снежковым терактом».

«Когда снежок попал в спину Левочкина, а у Гориной случилось сотрясение мозга. И уже на следующий день около полутысячи людей, чьи телефоны были зафиксированы в Верховной Раде и около неё, получили звонки от милиционеров. И всех их затянули на т.н. профилактические разговоры, допросы и следственные действия», - рассказал в эксклюзивном комментарии интернет-изданию Новости Украины - From-UA журналист Роман Чайка.

Это что же получается - в рекордно короткие сроки (пару часов) органы получили решение суда, потребовали у операторов базу зарегистрированных телефонов, все данные, десятки следователей кропотливо работали без сна до утра, составляя поименные списки, а потом начались вызовы. Многие ли преступления в Украине расследуются с такой фантастической оперативностью и рвением?! Но если метание снежками в сиятельный зад регионалов квалифицируется как террористический акт, то что было бы, если бы в них запустили чем-то потяжелее? Массовые расстрелы?

Представьте, как на всех этих людей сразу же начинали давить: ты был там, мы знаем, это ты кидал, ты знаешь, какой за это срок полагается, а если не ты, то кто, а вот сейчас мы тебя закроем, посидишь, вспомнишь – и т.д. Немногие, наверное, додумались сразу же послать ментов куда подальше по причине отсутствия у них законно полученных доказательств. Мол, извини, начальник, но чем докажешь, что я там вообще был? Телефон? А что телефон? А на каком основании ты вообще за моим телефоном следишь?

Видимо, чтобы восполнить пробелы в законодательстве и легализовать свой шпионский беспредел, в МВД Украины подготовили специальный законопроект, расширяющий возможности слежки за гражданами.

Зачем им это нужно? Разумеется, что предлог будет вполне благовидный: увеличение эффективности борьбы с преступностью, усиление борьбы с терроризмом и т.д. Населению пояснят, что это во благо, что честным людям бояться нечего и против выступают только те, кому есть что скрывать. Но так ли это? Даже если не брать во внимание наше право на конфиденциальность, то серьезную озабоченность вызывают сами намерения милиции, которой мы давно уже не доверяем. Ведь всем прекрасно известно, кого и от кого охраняют наши МВД и СБУ.

Вот, помнится, еще года три назад моего знакомого ограбили. Налетели, быстро сбили с ног, отдубасили, забрали кошелек и телефон, убежали. Так вот он просто упрашивал – сначала приехавшую на вызов группу, потом следователя в горотделе – взять у него данные телефона и по нему «пробить» его местонахождение. Не исключено, что где-то там были бы и преступники (которых вообще можно было бы сразу взять по горячему следу сотового). Но милиция лишь зевала и отмахивалась. Кстати, никого так и не нашли (если вообще искали). Это понятно: подумаешь, какое-то ограбление, это же не метание снежков в депутатов ПР!

Поэтому возникает очень большое сомнение относительно того, что данный закон (в случае его принятия) будет использован для борьбы со злом. Вот Роман Чайка, к примеру, считает, что МВД само – зло. «Это такой себе отряд запугивания и избиения. Они уже ничем не отличаются от гопников, только гопники в спортивных штанах, а эти - с погонами». По его мнению, после принятия такого закона факты прослушки будут массовыми, насколько это будет возможно технически. Но главное, что записанными разговорами можно будет «манипулировать».

Есть ещё один неприятный нюанс. Если МВД также протолкнет обязательную именную регистрацию телефонной связи (как в России), то в руках «органов» окажется еще и мощный инструмент тотальной слежки за местонахождением граждан. Ведь мы все уже привыкли не расставаться с нашими телефонами, ставшими практически нашими «чипами»!

А теперь вот представьте, что это позволит МВД и СБУ вычислять, принимали ли вы участие в акциях протеста против власти. Даже если вы очень лояльный человек, но просто случайно проходили мимо митинга, ваш номер попадает в базу данных и вас будут «тягать». Шить дело об участии в беспорядках, о попытках свержения власти и т.д. В конце концов, этим можно будет добиться того, что люди станут в страхе убегать от людей с флагами и плакатами, боясь, чтобы их не записали в «экстремисты». И любое оппозиционное движение в стране автоматически потеряет всякую, даже чисто номинальную поддержку людей.

Да что там оппозиция, к черту такую оппозицию, но ведь даже протестов местных жителей против вырубок и застроек не будет! Украина превратится в обыкновенное полицейское государство, затравливающее и уничтожающее любого недовольного.




Но что поражает больше всего, так это предусмотренное законопроектом установление следящей аппаратуры и программ за счет… мобильных операторов. То есть они должны не только допустить к себе «органы» и предоставить им возможность следить за гражданами, но и сделать это за свой счет! А учитывая, что все расходы компании переложат на потребителей, то есть на нас с вами, то выходит, что МВД хочет, дабы мы сами платили за тот колпак тотального контроля, который хочет нахлобучить на всех нас украинская власть…

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале