...и руководителя Врадиевского райотдела милиции выглядят, как попытка спасти «отлетевшие» почки путем потребления разом ящика «Нарзана». Поздно. Бунт вспыхнул, и, вполне возможно, локальными погромами одного райотдела народное восстание не ограничится.

Если и есть в Украине реальная группа риска, которую власти следовало бы всеми силами сдерживать и ограничивать, так это судебная система, прокуратура и МВД.

Кстати, Пшонка также проснулся, уволив прокурора Врадиевского района. Тот «ненадлежаще выполнял свои функциональные обязанностей в сфере обеспечения надзора за законностью при проведения следствия органами внутренних дел». Интересно – сколько в местных райотделах было замучено, прежде чем Киев рассмотрел «ненадлежащее исполнение обязанностей»?

Второй вопрос – каким образом Киеву удалось-таки разглядеть то, что происходило во Врадиевке? Прозрела столица из-за бунта. Теперь народу скормят трех насильников и нескольких их руководителей. Таким образом постараются «решить вопрос» и задобрить толпу, которая готова была совершить самосуд.


Но изнасилование и попытка убийства сотрудниками милиции (а били потерпевшую так, чтобы убить) не является чем-то необычным как для Николаевской области, так и для Украины в целом. Равно как не являются исключением из правил пытки в райотделах.

Исключением стал бунт. На бунт власть моментально реагирует. А своей реакцией и судорожными попытками загладить ситуацию (всех уволить, взять дело под контроль) как министр МВД, так и Генпрокурор наглядно продемонстрировали, ЧТО понимают силовики.

Они понимают булыжники, летящие в окна и бутылки с зажигательной смесью. Обращения, жалобы, письма – не работает ничего. В прокуратуре, равно как и в Высшей квалификационной комиссии судей сидят совершенно некомпетентные роботы по приему-отправке корреспонденции. Ты им на десяти листах распиши нарушения того или иного судьи – толку не будет.

Ответ жалобщик получит не развернутый, а стандартный: «нарушений при судопроизводстве не выявлено». На убитого в Киеве судью Шевченковского суда Зубкова поступило за год ДВАДЦАТЬ обращений и жалоб в Высшую квалифкомиссию. Он же преспокойно продолжал работать вплоть до того момента, как тело его не нашпиговали свинцом и не истыкали ножом в лифте собственного дома.

На начальника Калитянской милиции Николая Симоненко жалобы шли в Киев десятками. Но он ощущал бы себя вершителем судеб и поныне, если бы не выстрел Виталия Запорожца, поставивший жирную точку в карьере данного «правоохранителя».

Однако судьбы тех, кто прервал путь преступников в форме, незавидны. Система убийства своих солдат не прощает. При этом, отметьте – если индивидуум стреляет в живот садисту в форме, его приговаривают к 15-ти годам. Если же толпа крушит райотдел, пытаясь вытащить и вздернуть на березе насильников в форме, министр МВД увольняет местное начальство.

Министры и прокуроры, «просыпающиеся» тогда, когда уже клюнул петух в виде бунта, сами подсказывают единственно правильный вариант «переговоров» с силовиками.

Сейчас власть будет пытаться представить ситуацию именно, как исключение. «Если кто-то кое-где у нас порой…»

Я же предлагаю читателю ознакомиться с двумя делами почти трехлетней давности и сделать некоторые выводы.

18 января 2011 года во Врадиевке было обнаружено тело пятнадцатилетней школьницы Алины Поркул. Девочку нашли на льду совершенно раздетой. Переносица и челюсть школьницы были сломаны.


Правоохранители весьма активно взялись за поиски преступников, в частности, начали «прессовать» местных жителей. Действовали по принципу «на кого Бог пошлет», то есть, в райотдел доставлялся подозреваемый и его начинали обрабатывать. Попросту – пытали с целью получения признательных показаний.

Через конвейер райотдела-пыточной прошло 11 жителей Врадиевки. Троих, которым пообещали статью за попытку изнасилования и убийство, довели до… суицида!

Естественно, местные стражи правопорядка никоим образом не связали повешенных с делом убитой школьницы. Впрочем, нет человека – нет проблемы, и, по информации, полученной от жителей села, милиция активно запускала версию, что среди трех покончивших с собой однозначно был и убийца. В итоге, дело закрыли.

В 2010 году под Врадиевкой в здании заброшенной больницы был обнаружен труп зверски изнасилованной и убитой местной жительницы Виты Яковецкой. Смерть потерпевшей наступила в результате жесточайшего избиения, у женщины были переломы костей лица. Дело также ушло в архив.

Теперь Ирина Крашкова. Ее отвезли в лес, насиловали и избивали, сломав кости черепа. После изнасилования нанесли ТРИ удара молотком, забросали листьями, мхом и удалились. То есть, правоохранители ушли, оставив в лесу, по их мнению, труп! То, что пострадавшая выжила – чудо, то, что они, вернувшись, не нашли ее и не добили – чудо вдвойне.

Есть еще некоторые подробности, ускользнувшие от всевидящего ока прессы. По крайней мере, я не читал того, что сделали с женщиной сотрудники правопорядка помимо избиения и изнасилования. А сделали с ней следующее: запихнули ей в половые органы «посторонние предметы», выражаясь языком протокола. Как то – песок, шишки… Это были не насильники и не хулиганы, а садисты и убийцы, которые совершают подобное явно не впервые.

Сколько было обращений из Врадиевки в столицу за несколько лет? Сколько ответов на эти обращения было получено терроризируемыми, находящимися в страхе селянами?

Бунт. Единственно верное решение вопроса террора со стороны правоохранительных органов, давно превратившихся в оккупационные органы. Бунт. Бессмысленный и беспощадный. И только это – единственный вариант донесения жалобы, только это – самый верный способ обращения к власти.


Повторюсь. Сегодняшние спешные увольнения милиционеров и прокурора – самое верное подтверждение тому, что власть в вопросах, касающихся преступлений самих «борцов с преступностью «понимает только язык силы.