«В июле 1918 года в Екатеринбурге было совершено гнусное и подлое злодеяние, которое навсегда останется черным пятном в истории человечества»… «Убийство царской семьи является самым страшным и самым зловещим преступлением XX века. Отсюда берут начало величайшие бедствия нашей страны и мира - большевизм и фашизм, массовые уничтожения и оболванивание народов, ГУЛАГ и гитлеровские лагеря»... «Для русских царь и его близкие были не просто людьми, а высшими выразителями российской державности, выразителями высокой идеи Святой Руси. Злодейское убийство царской семьи рассматривается русскими как сознательное уничтожение тех начал, которые были и будут всегда святы, которые хранятся вечно в родовом сознании и психологии народа»… «Убийство Царя - есть покушение на устроение Божие, поэтому оно имеет духовный, сакральный смысл»…

Подобные речи и публикации традиционно появляются в июле, к годовщине расстрела семейства Романовых. Начиная с перестроечных времен, когда революции 1917 года были объявлены ошибкой и трагедией, и на улицы повылазили толпы ряженых «казаков» и «белогвардейцев», у нас появилась традиция горько каяться за «убиенного царя», искать виноватых и строить всевозможные гипотезы. Точнее, в основном в Российской Федерации, однако немало фанатов «царского времени» проживает и в Украине.




Шел «дроздовец» твердым шагом…


Стало традицией наряжаться в самую экзотическую форму, обвешиваться непонятными наградами и изображать из себя преданных монархистов. Плакать о «России, которую мы потеряли» и проклинать «кровавых большевиков». Носиться с иконами Николая Александровича, который в 1981 году был канонизирован Русской Зарубежной церковью, а в 2000-м и РПЦ.

Возведение экс-императора в ранг святых лишь усилило паранойю: его начали сравнивать с Искупителем, призывать народ покаяться «за измену царю» и даже убеждать аудиторию, что расстрел семьи Романовых был ритуальным жертвоприношением жидомасонов.

Последняя версия не нова: еще во время Гражданской войны агитпроп Белого движения использовал образ большевиков как еврейской секты, совершающей некое оккультное убийство Святой Руси. Однако в наше время эту весьма сомнительную гипотезу стали муссировать не только самопровозглашенные «доктора духовных наук» и казацкие генералиссимусы, но и официальные представители РПЦ.



Плакат 1918-го года


Самое странное во всём этом вовсе не то, что во всех событиях 1917-го обвиняют «проклятых коммуняк» или что ярые неомонархисты для подчеркивания своих убеждений надели на себя форму офицеров и казаков, хотя именно они кинули своего царя в феврале того же года. Самое странное, что трагическому событию в Ипатиевском доме придают такое колоссальное историческое значение, тем самым путая свержение царя (и революцию) с расстрелом гражданина Романова Н.А. А ведь это события, между которыми почти полтора года, и участвовали в них совершенно разные персонажи и политические силы!

А ещё странно, что все эти люди, призывающие народ покаяться за «грех цареубийства», почему-то упорно умалчивают, что Николай Романов был далеко не первый русский царь (пусть и бывший), лишенный жизни насильственным путем, что по их числу русский народ может смело претендовать на звание «нации цареубийц» нашей эры, возможно, уступая в этом лишь гражданам Древнего Рима.

«Алеша, разве это народ! Ведь это бандиты. Профессиональный союз цареубийц», - писал Булгаков в «Белой гвардии». Но и великий писатель ошибся: первой жертвой дворцовых заговоров и русской смуты был вовсе не Петр III, который действительно не сделал ничего дурного…




Раз уж придворные историки всероссийских императоров решили вести счет истории своей державы от Рюрика, то и первыми убиенными государями Руси можно считать князей Аскольда и Дира, павшими в результате разборок за власть. В те времена власть еще не освящалась христианской церковью и держалась не на проповедях «повинуйтесь государю или сгорите в аду», а на мечах дружины. У кого дружина была больше и владела мечами ловчее, тот зачастую и брал верх в братских междоусобицах. Так были убиты Ярополк, затем Борис, Глеб и Святослав, а уж во времена «раздробленности» князья мочили друг друга, как куропаток.

Отдельно стоит упомянуть гибель князя Игоря Рюриковича, казненного разгневанными древлянами. Это был первый случай на Руси, когда государя убил восставший народ.



Злодейское убийство князя Игоря кровавыми древлянами


В 1453 году был отравлен Дмитрий Шемяка – бывший Великий князь Московский, не поделивший трон со своим двоюродным братом Василием Темным. Междоусобица длилась тридцать лет и практически разорила Московскую Русь, вынуждая народ бежать, куда глаза глядят – кто на Дон, кто к Поморью, кто к Урал-Камню.



Царь Федор II, сын знаменитого Бориса Годунова, просидел на московском престоле меньше месяца. Образованный вьюноша, увлекшийся картографией, не заметил, как измена творилась буквально за его спиной. 1 (11) июня 1605 года переметнувшиеся на сторону царевича Дмитрия бояре, при поддержке кинувших царя стрельцов, арестовали царя и его мать, а затем задушили их. События в Кремле сопровождались устроенным в городе «майданом», который красочно описал в своей «Повести смутного времени» Алексей Толстой:

«Всю ночь горели костры в Кремле и на Красной площади. Грабили лавки на Варварке, на Ильинке, на Маросейке. На плавучем мосту через Москву-реку резали купчишек, кидали в воду. Из боярских дворов, из-за ворот, стреляли из пищалей. Много было разбито кабаков, выпито вина. И такие последние людишки скакали меж кострами, трясли отрепьями, скалили зубы, - московский народ только крестился, плевался, дивился много: ну, и нечисть!»


Въехавший в Москву при полном ликовании народа Дмитрий Иванович процарствовал недолго. Своим повелением, а еще пуще своими планами реформ, он очень быстро вызвал недовольство всех. Церкви – за то, что называл попов и монахов дармоедами и грозил им секуляризацией. Родовитых бояр – за то, что не подпускал их к трону и казне, окружив себя «худородными дворянами» и иностранцами. Ну а уж эти два сословия, сосредоточивших в своих руках деньги, силу и влияние на общественное мнение, быстро настроили против царя народ.

Особенно москвичей злили польские гости, прибывшие в столицу на свадьбу царя. Католик-поляк, справляющий малую нужду под забором в Третьем Риме православия?! Этого русская душа вынести не могла: об…кать наши заборы можем только мы!

Вообще, когда русские входили в раж, их раздражало всё: кирасы наемных немецких мушкетеров, их полковой пастырь, немецкие слова в лексиконе царя Дмитрия и его иностранная одежда, употребление поляками в пищу телятины (в Московии кушать теленка считалось грехом более страшным, чем людоедство), нарушение царем православного распорядка дня и т.д. Разозлил их и готовившийся царем бал-маскарад: по старой московитской традиции маски носили только скоморохи, а их русская церковь объявляла бесовскими слугами. Этого было достаточно, чтобы объявить царя «ненастоящим», самозванцем и вообще «не нашим».



«Войско взбунтовалось! Говорят, царь ненастоящий!»


И 16 мая 1606 года в Москве грянул массовый бунт, организованный боярами во главе с Василием Шуйским – ещё одним претендентом на престол. Тысячи горожан – купцы и дворяне, ремесленники и стрельцы, холопы и бездомные нищие – бросились резать поляков. А тем временем русские бояре со стрельцами буквально забили своего царя насмерть. Свернутого Дмитрия объявили самозванцем и вписали в историю как Лжедмитрия, или просто Гришку Отрепьева.

Но на этом они не остановились, нужно было ещё унять животные страсти толпы. И тело Дмитрия, раздетое догола, проволокли по грязи и бросили на дощатый помост, где оно пролежало три дня, подвергаясь всяческим надругательствам и осквернениям. Кто-то принес из разгромленного Кремля одну из масок, приготовленных для бала-маскарада, и под злорадное ликование толпы её надели на лицо мертвого царя, а в руки ему сунули скоморошью дудку. Дальше тело уже просто забрасывали грязью и дерьмом.



Глумление народа над убитым царем



Как видим, быть застреленным в подвале – не самая худшая смерть. И хотя никто не канонизировал Дмитрия, никто не просил у его иконы «прощения за грех всего народа», уже через пару лет русские люди начали кричать, что царь был не такой уж и плохой, и хорошо бы его вернуть. Так вскоре появился Лжедмитрий II и прочие самозванцы…

Но и устроившего всё это Шуйского постигла почти та же участь: в 1610 году в ходе очередного московского бунта царь Василий IV был свергнут толпой. Правда, его не убили – лишь насильно постригли в монахи, а затем русские люди… подарили своего бывшего царя полякам, у которых он и умер в заточении. Может быть, они хотели получить у ляхов в обмен еще одного Лжедмитрия?

В мае 1682 года в Москве едва не произошло очередное цареубийство. Сразу после провозглашения царем десятилетнего Петра Алексеевича в столице вновь знаменитый Стрелецкий бунт. К счастью, будущего императора не вздернули на пики, а вот боярам Юрию и Михаилу Долгорукому, Артамону Матвееву, Григорию Ромодановскому и брату царицы Ивану Нарышкину не повезло.

Летом 1762 года в ходе дворцового переворота был низложен российский император Петр III. Впоследствии заговорщики, оправдывая свои действия, постарались изобразить его чудовищем и безумцем, а придворные историки Екатерины II вписали эти домыслы в официальные хроники. Так что узнать истину о свергнутом царе трудно даже сегодня, в том числе истину о причине его смерти. Заговорщики утверждали, что царь заболел и умер, однако есть несколько версий его насильственной смерти от рук конвоировавших его офицеров-дворян.

Недолгое и малопонятное царствование Петра III, а затем его свержение и странная смерть вызвали весьма оригинальную реакцию народа: Петр Федорович превратился в мифического «народного царя», который якобы не погиб, а скрывается среди простого люда и хочет вернуться на трон, чтобы дать всем вольную и установить на Руси правду. И началась новая эпоха самозванцев: с 1764 по 1797 год было зафиксировано более двадцати (!) Петров Федоровичей. Одни из них лишь мутили народ на базарной площади или собирали небольшие ватаги разбойников, а вот Емельян Пугачев, можно сказать, потряс империю до основания. Но самым удачным оказался самозваный «Петр Федорович» (он же Вукка Маркович), который умудрился короноваться царем Черногории.

В 1764 году практически никем не замеченным состоялось новое цареубийство: при попытке освобождения был заколот стражниками несостоявшийся император Иван VI Антонович, внучатый племянник Петра Великого. Этот несчастнейший монарх был свергнут еще во младенчестве, во время переворота 1741 года, когда к власти пришла «просвещенная» Елизавета Петровна. Всю свою жизнь он прожил в заточении, у него украли даже его имя, он был лишен общения с людьми.




12(24) марта 1801 года в Михайловском замке Санкт-Петербурга был убит заговорщиками император Павел. Как и его несчастный отец, он был оболган после смерти, однако к тому времени царский двор и церковь уже частично утратили монополию на формирование общественного мнения и «правильной истории». Поэтому о Павле Петровиче можно узнать много интересного.

Притом, что император был чудак, он вошел в историю как невыносимый поборник порядка. Он положил конец придворной дворянской вольнице, пресек торговлю военными званиями, прекратил преследование старообрядцев и иноверцев, ослабил крепостную зависимость, привил русским людям понятие «распорядок дня», подарил России знаменитую шинель, научил армию строевому шагу, ввел обязательное освещение улиц, основал русское служебное собаководство и сделал еще бесчисленное множество полезного.



Первые шинели


По сути, убийство Павла было заговором Англии (стремившейся вновь поссорить Россию с Францией) и попыткой аристократии вернуть прежнюю екатерининскую «дворянскую республику». Однако его сын и наследник Александр не стал марионеткой в руках заговорщиков…

14 (26) декабря 1825 года на Дворцовой площади произошло историческое восстание «декабристов». О нем были написаны целые шкафы книг и брошюр, его воспевали как первую попытку демократических преобразований в России, а советская историография называла «декабристов» оторванными от народа революционерами. Однако мало кто упоминал, что одной из целей заговорщиков был арест и последующее убийство императора Николая Павловича. До государя они, конечно, не добрались, но зато застрелили героя Бородинского сражения генерала Милорадовича.



Убийство генерала Милорадовича


Император Николай I, кстати, оказался очень великодушным и незлопамятным человеком. Декабристов наказали по закону, но не стали демонизировать, благодаря чему они так и остались «чистыми романтиками», кумирами всех последующих русских революционеров. Долго терпел царь и выходки виршописца Тараса Шевченко, пока тот совсем не попутал рамсы и не наваял похабный памфлет на императрицу…

Его сын, император Александр II (тот самый симпатичный с бакенбардами), вошедший в историю как Освободитель русского народа от крепостной зависимости, а балканских народов от турецкого ига, был вознагражден черной неблагодарностью этого самого народа. 1 (13) марта 1881 года русский царь был убит в ходе очередного покушения т.н. «народовольцами».




Цареубийство. 1 марта 1881 года


«Что-то несоизмеримо большее, чем наш любящий дядя и мужественный монарх, ушло вместе с ним невозвратимо в прошлое. Идиллическая Россия с царём-батюшкой и его верноподданным народом перестала существовать 1 марта 1881 года. Мы понимали, что русский царь никогда более не сможет относиться к своим подданным с безграничным доверием. Романтические традиции прошлого и идеалистическое понимание русского самодержавия в духе славянофилов - всё это будет погребено вместе с убитым императором», - писал его племянник, великий князь Александр Михайлович.

Покушения на Александра II вообще вызывают недоумения. Этот император был, пожалуй, куда большим реформатором, чем Петр Великий. Он упразднил крепостной строй, полностью реформировал армию (заменив рекрутов всеобщей воинской повинностью), возродил флот, вернул позиции России на Черном море и присоединил к ней Среднюю Азию, впервые в истории страны ввел демократическое местное самоуправление, развивал медицину и образование, открыл широкий доступ к офицерской и государственной службе простолюдинам. Чего ещё от него хотели «народовольцы»? Конституции? Республики? Легализации однополых браков?

Убийство популярного царя-реформатора было воспринято обществом с молчаливым недоумением. И «Народная воля» не получила широкого развития, так и оставшись маргинальной террористической организацией, которую вскоре «накрыли». Но прежде «народовольцы» попытались убить ещё одного царя.

1 марта 1887 года члены «Террористической фракции Народной воли» организовали покушение на императора Александра III. Покушение не удалось, а террористы были арестованы и повешены. Среди них был и молодой студент Александр Ульянов, чья казнь оказала огромное психологическое влияние на его младшего брата Владимира. «Мы пойдем другим путем», - многозначительно промолвил будущий вождь большевиков…

Однако не большевики сыграли главную роль в событиях февраля 1917 года. Собственно говоря, тогда РСДРП (б) была еще довольно малочисленной партией, руководство которой пило кофей за границей, а рядовые активисты грабили банки и разлагали фронт. Так что первая русская революция (вторая, если считать события 1905 года) прошла практически без их участия.



Бурный февраль 1917-го



Сегодня модно рассуждать о том, что Февральская революция была заговором. Что ж, возможно. Заговором иностранных государств, заговором внутри семьи Романовых, заговором либеральных политиков и буржуазии. Однако все эти заговоры были полностью поддержаны всем народом! Скажем больше, если бы народ тогда не вышел на улицы, а военные не нацепили бы на себя красные банты, то никакой революции не состоялось бы – и царь продолжил бы свое правление.

События развивались стремительно и словно в каком-то нездоровом спутанном сне. 23-26 февраля в Петрограде происходили обычные волнения: хлебные бунты, забастовки рабочих военных заводов. Ожидалось, что с подвозом продуктов домохозяйки разойдутся, а рабочих угомонит полиция. Но внезапно утром 27 февраля мятеж охватил запасные полки столичного гарнизона - кто-то в них хорошо поработал. Через три дня солдаты уже захватили арсеналы, взяли штурмом тюрьмы и освободили заключенных, пошли в атаку на полицейские участки. А когда Николай II приказал направить в столицу «верные части», оказалось, что таковых больше нет. Даже казачьи сотни, на верность которых всегда рассчитывали русские цари, просто удрали из Петрограда от греха подальше. Революция молниеносно пронеслась по армии. И что самое ужасное, оказалось, что в революционеры подалось всё окружение императора: генералы, гвардия, личная охрана, даже члены императорской семьи.

Уже 1 марта на сторону революции перешел гарнизон Царского Села, считавшийся самой надежной опорой монархии. Не только рядовые солдаты и казаки, но даже офицеры-дворяне пришли присягать «народу».

«Группа офицеров и солдат, присланных гарнизоном Царского Села, пришла заявить о своем переходе на сторону революции. Во главе шли казаки свиты, великолепные всадники, цвет казачества, надменный и привилегированный отбор императорской Гвардии. Затем прошел полк его величества, священный легион, формируемый путем отбора из всех гвардейских частей и специально назначенный для охраны особ царя и царицы. Затем прошел еще железнодорожный полк его величества, которому вверено сопровождение императорских поездов и охрана царя и царицы в пути. Шествие замыкалось императорской дворцовой полицией: отборные телохранители, приставленные к внутренней охране императорских резиденций и принимающие участие в повседневной жизни, в интимной и семейной жизни их властелинов. И все, офицеры и солдаты, заявляли о своей преданности новой власти, которой они даже названия не знают», - писал о тех событиях французский посол Морис Палеолог.

Пораженный этим посол напомнил историю своей страны: в 1791 году полк швейцарской гвардии короля Людовика XVI полностью погиб, защищая его в Тюильрийском дворце. А ведь швейцарцы были просто наемниками!



Армия с народом



«Многим кажется удивительным и непонятным тот факт, что крушение векового монархического строя не вызвало среди армии, воспитанной в его традициях, не только борьбы, но даже отдельных вспышек. Что армия не создала своей Вандеи…» - писал впоследствии генерал Деникин, который, впрочем, тоже разделял взгляды революционеров, склоняясь к идеям конституционной демократии.

Вместе с Деникиным революцию поддержали такие известные военачальники, как генерал Алексеев, генерал Корнилов, генерал Брусилов. Интересно, что Брусилов, назначенный Временным правительством Верховным Главнокомандующим, своим приказом от 16 апреля 1917 года уволил из вооруженных сил 47 генералов и адмиралов, подозреваемых в «сочувствии монархии».

И даже РПЦ, веками являвшаяся идеологической опорой российской монархии, незамедлительно перешла на сторону новой власти. «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на её новом пути», - так начиналось воззвание Святейшего Синода, подписанное восемью митрополитами и архиепископами, в том числе и Тихоном, будущим патриархом РПЦ.

Позднее, от Николая Александровича отречется даже германский император Вильгельм. Когда датский король будет просить его выставить одним из условий Брестского мира выдачу Германии семьи Романовых, кайзер просто промолчит. А ведь, несмотря на войну России и Германии, русский царь был немец на 99%, а его супруга так и вовсе на все сто!

Удивительно ли, что, видя, как его просто покидают один за другим все те, кто клялся на верность Государю, император Николай II впал в прострацию и подписал подсунутый ему манифест об отречении.



К революции присоединились даже банковские клерки


Интересно, что это отречение нарушало один из важных законов Российской империи о престолонаследии. Царь мог отречься в пользу цесаревича Алексея – чего все, собственно, и ожидали. А вместо этого он благословил на престол своего брата Михаила. До сих пор в среде фанатов российской монархии ходит версия о том, что раз это отречение было незаконным, то Николай Александрович продолжал оставаться русским царем. Впрочем, это только усугубляло его положение.

Единственные, кто сохранил верность императору и попытался ему помочь, были командир Гвардейского кавалерийского корпуса хан Хусейн Нахичеванский и командир кавалерийского корпуса граф Келлер. Азербайджанец-мусульманин и обрусевший немец-лютеранин. А что же православный русский народ? А народ уже тогда не удовлетворился простой высылкой царской семьи в Тамбов.

«Смертная казнь Николая II и отправка его семьи из Александровского дворца в Петропавловскую крепость или Кронштадт - вот яростные, иногда исступлённые требования сотен всяческих делегаций, депутаций и резолюций, являвшихся и предъявлявших их Временному правительству. Возбужденное настроение солдатских масс и рабочих Петроградского и Московского районов было крайне враждебно Николаю II. Раздавались требования казни его, прямо ко мне обращенные. Протестуя от имени Временного правительства против таких требований, я сказал лично про себя, что я никогда не приму на себя роль Марата. Я говорил, что вину Николая II перед Россией рассмотрит беспристрастный суд. Самая сила злобы рабочих масс лежала глубоко в их настроениях. Я понимал, что дело здесь гораздо больше не в самой личности Николая II, а в идее царизма, пробуждавшей злобу и чувство мести», - вспоминал тогдашний новый лидер России Керенский.


Керенский был уверен, что если бы сразу после революции Романовых не вывезли из Царского Села в Тобольск, «они погибли бы и в Царском Селе не менее ужасно, но почти на год раньше». Но и в Тобольске, а затем в Екатеринбурге, семья Романовых испытывала ненависть своих бывших подданных. Главный редактор газеты «Уральский рабочий» вспоминал, что ее читатели в июне-июле 1918 года засыпали редакцию письмами, в которых выражали беспокойство, «не сбежит ли царь», и призывали «покончить с ним».



Покинутые всеми


Таким образом, судьба Романовых была предрешена задолго до приказа об их расстреле, даже задолго до Октябрьской революции и прихода к власти большевиков. И новость о казни - а её никто и не скрывал - вовсе не всколыхнула общество.

«В день напечатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел ни малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издевательствами и самыми безжалостными комментариями. Какое-то бессмысленное очерствение, какая-то похвальба кровожадностью. Самые отвратительные выражения: «давно бы так», «ну-ка поцарствуй ещё», «крышка Николашке», «эх, брат Романов, доплясался» - слышались кругом, от самой юной молодёжи, а старшие либо отворачивались, либо безучастно молчали», - вспоминал современник тех событий граф Коковцев.

Стоит еще раз напомнить, что среди сотен тысяч бывших офицеров и старшин Императорской армии было немало умелых бойцов, способных выполнять практически любые задачи в тылу противника. А Ипатиевский дом был отнюдь не тщательно охраняемой крепостью – взять его без шума и пыли могли пара десятков казаков-пластунов. Но никто и не подумал вызволять государя-императора.

Зато в наши дни фанаты русской монархии, играющие в свои странные ролевые игры, наряжаются в форму белогвардейских офицеров или казацких старшин и уверяют всех, что являются потомственными дворянами или казаками. Что они просто не мыслят свою жизнь без восстановления монархии как единственной основы Святой Руси. О да, они готовы каяться в «предательстве государя», но при этом всё равно возложат вину за гибель русской монархии на евреев-большевиков…



Судя по размерам погон, это не иначе как генералиссимус всех казаков, опора будущей возрожденной монархии



Обладатель сего удостоверения уже защищает некого императора Николая III в чине генерал-полковника лейб-гвардии


А ведь знаете, что еще забывали рассказать нам историки? Что Февральскую революцию устроили вовсе не пролетарии и не батраки, как это рассказывали нам советские историки и что утверждают современные монархисты и либералы. Вовсе не ободранные нищие скинули царя. Напротив, первыми на улицы вышли рабочие Путиловского и других военных заводов, работники типографий, различных мануфактур, то есть самая высокооплачиваемая рабочая элита, которая могла на свою зарплату и кормить семью, и снимать приличное жилье. Их поддержали тоже далеко не нищие госслужащие и офицеры, и только потом уже к ним присоединились люмпены и кухарки.

Но чем же этим вполне обеспеченным людям не угодил царь? Ведь в период правления Николая II Российская империя претерпела, в общем-то, весьма значительные положительные изменения. С 1894 по 1914 год в пять раз выросло промышленное производство, в три раза национальный доход, в три раза доходы рабочих и служащих, в полтора раза потребление мяса и молока, вдвое грамотность населения, в полтора раза численность населения. Сокращалась детская смертность, увеличивалось число больниц. В сельском хозяйстве впервые появились жатки и сеялки, а также первые машины. И хотя преобразования почти не затронули русское село, в городах они были очень значительные. Так почему же город восстал?


Всё очень просто: в 1914 году на Российскую империю обрушились две беды - война и сухой закон. Экономика не выдерживала военных расходов, и к концу 1916 года цены выросли в 2-3 раза, появился дефицит. А сухой закон имел тот же эффект, что и горбачевская «антиалкогольная кампания»: расцвело самогоноварение и исчез сахар, народ стал пить аптечные настойки, бормотуху, распробовал кокаин и морфин. Уровень жизни горожан резко упал за каких-то пару лет – и они во всем винили власть.

Историки всегда говорили, что самая революционная среда – это не нищие, которым нечего терять и которые лишь мечтают что-то украсть под шумок. Самые опасные для власти – это люди, теряющие свои доходы и имущество, теряющие свою уютную обеспеченную жизнь. И вот как раз такими были рабочие и служащие российских городов. А потом к ним присоединились солдаты, которым вовсе не хотелось рисковать жизнью на бессмысленной для них войне…

То же самое произошло в конце «перестройки», которая привела к катастрофическому падению уровня жизни советских граждан. Их реакция была классической – они поддержали свержение «коммуняк», на которых возлагали всю вину за происходящее, и просто мечтали о публичной казни Михаила Горбачева. Прошло несколько лет – и наступило покаяние, теперь народ уже ненавидел демократов-либералов и Ельцина с Кравчуком, а Горбачева проклинал за развал СССР. Как знать, если вдруг по какой-то причине уровень жизни россиян пойдет вниз, не станут ли они точно так же мысленно примерять пеньковый галстук своему нынешнему кумиру Путину?

Украинцам это пока не грозит. Чтобы воспылать такой ненавистью к власти, необходимо сначала подняться до определенного уровня, а потом начать скатываться вниз. Мы же пока лишь бестолково топчемся у нижней ступени лесенки, слушая байки про «покращення»…

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале