В 2011 году с автором данных строк произошла весьма неприятная история, вследствие которой он был вынужден покинуть родные пенаты и перебраться в Европу.

О данном деле и его последствиях написано немало, повторяться, да еще и пересказывая события, происходившие с самим собой, – дело неблагодарное. Если схематично, то с 16-го июня 2011 г. у меня начались проблемы с милицией, сотрудники МВД воспылали ко мне отнюдь не платонической любовью, начались вызовы на допросы и следственные действия.

Идея была проста – журналиста необходимо было остановить. Он не остановился, потому МВД пошло чуть дальше одного лишь дела по статье 296 ч. 4.

13 июля, через несколько часов после того, как мы с журналистами канала 1+1 закрыли нелегальное казино по улице Гмыри в Киеве, был совершен выстрел по моему автомобилю.

Примечательно, что в казино, накрытое нами, моментально примчались несколько граждан на дорогих авто и в солидных костюмах, которые суетливо забегали вокруг заведения. Один из них проявлял удивительную нервозность, постоянно совещался с кем-то по телефону и старательно избегал камер.

Спустя два года, уже находясь в Европе, я смотрел программу Шустера, посвященную событиям во Врадиевке, и с удивлением великим узнал данного гражданина в одном из выступавших. Вот этот человек - Владимир Николаевич Березан, Начальник Главного штаба МВД Украины.





Но вернемся к июлю 2011-го. Через несколько часов мне совершают выстрел по лобовому стеклу. На место приезжают сотрудники Соломенского РУГУ, но тут же подключаются сотрудники СУ ГУ МВД. Как будто они ЖДАЛИ этого момента, как будто ЗНАЛИ, что произойдет.

На место выезжает старший следователь СУ ГУ МВД по особо важным делам Михаил Бартош, который тут же берет инициативу в свои руки, оттесняя следователей РУГУ.

Вот на этом видео я заснял, как Бартош, постоянно получая инструкции извне, отбирает у меня автомобиль (милиция так его и не вернула).



Стреляли в машину из обреза охотничьего ружья. Милиция это ружье нашла, но установить владельца почему-то так и не смогла.

Также правоохранители были озадачены цветом машины, из которой велась прицельная стрельба по моему авто – Ланос черного цвета. Это совсем нетипичный для Ланоса цвет. «Может, зеленый?», «Возможно, синий?» - «Нет, отвечал я упорно – черный».

Как итог – не нашли ни владельца ружья, ни владельца автомобиля. Не было такого авто, а ружье Шарий приобрел у неустановленного лица, лицо же, в свою очередь, надо полагать, само и сделало это ружье.

В общем, дело было мастерски раскрыто, впереди замаячил суд, самый справедливый в мире. Меня такой ход событий не устроил и я отправился в Европу, где получил полный статус беженца. Но вопрос «кто же стрелял?» не оставлял меня ни на один день.

Да, дело было расследовано «никак». Да, СУ ГУ МВД проявляло странную заинтересованность в том, чтобы стрелка не нашли. Но ведь милиция довольно часто проявляет нерасторопность, непрофессионализм и безалаберность. Возможно, это все – просто стечение обстоятельств, замешанное на нежелании работать?

Я был уже готов временно забыть о данном деле, но тут один из моих силовиков-информаторов неожиданно сообщил мне о том, что майор Бартош, тот самый, что возглавлял следственную группу по мне, в июне 2011-го резко улучшил свое материальное благосостояние.

Никаких подробностей, никаких уточнений. Мол, покопай сам. И я покопал.


Михаил Леонидович Бартош – не просто старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления. Он – человек, «решающий вопросы».

Именно он вел дело Курочкина, убитого впоследствии. Именно он провел расследование по угнанному братом народного депутата от Партии Регионов «Бентли», развалившееся и не дошедшее даже до суда. Ему было поручено дело Мазурка, застрелившегося весьма странным образом и обнаруженного в лесу в одних носках.

Этот человек был «брошен» и на мое дело. Расследовал так, что европейские следователи дали свое заключение, ставшее причиной предоставления мне бессрочного убежища в Евросоюзе. Бартош же работает в СУ ГУ МВД и сегодня.

30 июня 2011 года (за две недели до того, как будет совершен выстрел по моей машине и СУ ГУ МВД перехватит расследование покушения) Михаил Бартош приобретает себе автомобиль MITSUBISHI PAJERO 2004 года, госномер АА5300СІ за 24000 долларов США.

Казалось бы, вполне обычное приобретение для следователя МВД. Не Ferrari все же. Просто джип семи лет. За каких-то несчастных 24 тысячи долларов. Но все не так просто.

Проживает майор в Киеве, по улице Каунасская, 10-а, кв. 30. В той же квартире помимо него зарегистрировано еще два человека – Шабаш Андрей Владимирович 1979 года рождения и некая Ирина Геращенко 1977 года рождения. Эти мужчина и женщина, равно как и майор, являются… правоохранителями! Причем с родственными связями в системе МВД на областном уровне.

Теперь отвлечемся немного и вновь вернемся к событиям ночи 13-го июля 2011 года. Я дал показания на месте, позже неоднократно повторил их – стреляли из автомобиля, перекрывшего дорогу. Перед этим я заметил слежку, еще одна машина с неизвестными ожидала меня под парадным. Именно заметив эту машину, я отправился по улице, где и был совершен выстрел.

Следователи удивлялись такой координации действий покушавшихся. Это практически невозможно, требуется задействовать как минимум три машины, постоянно находящиеся на связи. Столь четкая координация действий возможна лишь тогда, когда работают не аматоры, но специалисты. Словосочетание «спецы из органов» никто при мне не произносил, да оно и понятно.

Далее – охотничье ружье, имеющее номер, но не зарегистрированное. Стреляющее патронами, также имеющими маркировку, но ни одним из магазинов не отпускавшимися. Кто способен найти такое абсолютно «чистое» оружие? Ответ также очевиден. Но это все домыслы, конечно же.


А теперь о фактах. Я утверждал – стреляли из черного Ланоса. Не зеленого, не синего, а черного. Нетипичного цвета Ланоса. Это много раз подтверждено мною на допросах. Машину не нашли. Зато ее нашел я.

Майор Бартош неожиданно приобретает джип MITSUBISHI PAJERO
30 июня 2011 года. Вместе с ним, в один день (!), столь же неожиданно на личный автотранспорт пересаживаются проживающие с ним в одной квартире правоохранители Шабаш и Геращенко.

Геращенко покупает себе двухгодичный MITSUBISHI LANCER (госномер АА7781ІА).

Проживающий вместе с Бартошем милиционер Андрей Шабаш 30 июня приобрел сразу два автомобиля. Первый - HYUNDAI ACCENT 2007 года выпуска, номерной знак АА1079ЕТ.

Вторым приобретением стал… уже догадались? DAEWOO LANOS 2007 года с номером АА2034ЕТ.

Народный автомобиль приобрел себе милиционер Шабаш. Самый обычный Ланос, правда, с не совсем типичным для данной модели цветом. Итак, автомобиль с номером кузова SUPTF69YD7W331864 окрашен в радикально черный цвет.

На диске с записью видеокамер, расположенных за сто метров от места совершения выстрела, есть именно этот автомобиль. Этот диск с записью приобщен к делу, я со следователем ознакомился с ним в последнюю очередь. В аннотации к записи указано: «объектов не обнаружено», при этом отчетливо виден черный Ланос, несущийся к месту стрельбы за пять минут до самой стрельбы.

Страницу в соцсети из проживающих по адресу улица Каунасская милиционеров имеет лишь Андрей Шабаш, владелец черного Ланоса. Вот одна из фотографий, размещенных на своей странице данным ЛЮБИТЕЛЕМ ОХОТЫ правоохранителем.



Готов поспорить, что Андрей Владимирович Шабаш не был ни в числе опрошенных владельцев Ланосов, ни в числе опрошенных охотников. Потому что по случайному стечению обстоятельств проживает он в одной квартире со следователем, возглавлявшим следственную группу, расследовавшую покушение.

Таким образом, я, не имея всех колоссальных средств для получения информации, сделал работу следствия. Я назвал номерной знак транспортного средства, из которого был произведен выстрел по моему авто. Я назвал фамилию человека, имеющего непосредственное отношение к покушению.

На сегодняшний день преступление считается «полностью раскрытым», майор СУ ГУ МВД Михаил Леонидович Бартош продолжает занимать должность, а я продолжаю ожидать расследования и наказания виновных. Верю ли я в то, что это еще возможно? Верю. Потому отправляю результаты своего расследования в Министерство внутренних дел, в Генпрокуратуру, в СБУ.

Ждем ответа, как говорится…