Реформаторов на Руси никогда не жаловали. Особенно если их реформы заключались в перекройке устоявшихся отечественных традиций на греческий, ляшский или немецкий лад, чего народ просто не понимал.

И осерчавший народ убил царя Дмитрия за его чуждые московской культуре бифштексы из телятины и бал-маскарад. Осерчавший народ ответил на церковную реформу Алексея Михайловича расколом. Императора Петра Великого, одевшего Россию в немецкое платье, народ считал антихристом, а одевшую его во французскую шинель императора Павла идиотом и неврастеником. Ленина, воплотившего в России западный марксизм и отделившего церковь от государства, народ считал немецким шпионом. А Горбачева, Ельцина и Кравчука, повернувших народ к западным же демократии и капитализму, вернувших церкви её монополию на «духовность» (и массу недвижимости), считают агентами Вашингтона.


Вот теперь подумайте и скажите, кем же народ считал князя Владимира Святославовича? Нет, не тогда, когда спустя века церковная пропаганда сделала его святым, а при жизни? Наверное, во-первых, бастардом. Во-вторых, братоубийцей – что, впрочем, по тем временам было обычным делом среди дерущихся за власть князей. В-третьих, узурпатором, поскольку «робич» (сын рабыни) не имел прав на престол. В четвертых… ну тут сразу и не скажешь, каким нехорошим словом тогда называли людей, которые отказывались от религии предков и переходили в религию потенциального противника. И даже более того.



Представьте себе, что украинский президент Виктор Янукович (или российский Владимир Путин) вдруг прониклись идеями немецкого нацизма, объявили их основами своей государственной политики, а заодно стали отмечать день окружения советских войск под Вязьмой или Киевом как большой национальный праздник. Ну, или религиозный – уверяя всех, что в тот день над вяземскими лесами вдруг появилась небесная валькирия, поразившая красные орды огненным копьем. А глупый народ, значит, стал радостно праздновать этот день – и приурочил к нему «день козацтва» и «день УПА».

Абсурд? Но разве не абсурдно тутошним православным вот уже тысячу дет праздновать Покров – религиозный праздник, установленный греками в честь победы над армией киевского князя? На костях павших предков ведь пляшем, хоругвями махая. Но это совершенно свойственно восточным славянам (и не славянам), с их удивительным менталитетом: пока мы помним «как было», мы с отчаянной упертостью цепляемся за свои принципы и традиции - но стоит нашей памяти пресечься, а летописям сгореть, как мы доверчиво верим во что угодно. Например, что царь Дмитрий был ненастоящим, а князь Владимир является святым крестителем Руси.

На самом деле Владимир Святославович никогда не был официально канонизирован. Есть просто старая церковная традиция почитать его наравне со святыми. А ещё в 988 году не было никакого «крещения Руси».



Крещение княгини Ольги

Христианство (в основном греческое православие) было на этих землях и до Владимира, принимали его и тогдашние аристократы – например, княгиня Ольга. Русь не была крещена за один раз: в XI веке христианству сопротивлялись в Новгороде и Суздале, в XII веке православию сопротивлялись вятичи, а мещеры и меря перешли в православие только к концу XIV века. Но и после языческие культы процветали там до самого Смутного времени. Что же касается такой неотъемлемой части современной России, как Татария (бывшая Волжская Булгария), то она вообще никогда не была крещена – там приняли ислам.

В 988 году не крестили Русь – в том году князь лишь окрестил в приказном порядке свою дружину и население Киева. Но тогда же он сделал важнейший политический шаг: утвердил создание русской православной церкви. Подчеркнем: именно церкви, со всей её иерархией, структурой, имуществом – выстроенной по образу и подобию светской власти, на 900 лет ставшей её политико-идеологическим отделом и единственной официальной церковью. Статус, утраченный церковью в 1917 году, который нынешние православные иерархи наверняка мечтают вернуть – а нынешние политики не против пойти им навстречу, поскольку удерживать народ в повиновении одними сказками про «покращення» или «уникальную нацию» становится всё труднее.


Князь-бастард, князь-узурпатор, на которого косо смотрели поданные, остро нуждался в поддержке своей власти со стороны религии. Но попытка подчинить себе языческих жрецов, свезя их божков в киевский пантеон, закончилась, видимо, неудачей. А князю нужна была ручная церковь, пугающая бунтарей вечными муками. Думается, что греческое православие князь Владимир выбрал вовсе не из-за парчовых одеяний его священников, а потому что церковь в Византии была полностью подчинена императору – в то время как у католиков тогда власть папы превосходила власть мирских монархов.

Таким образом, нынче власти Украины и России отмечают 1025-летие не «крещения Руси», а создания церкви – которая нынче представлена в нескольких ипостасях: РПЦ, УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ…

Дата 988 года, кстати, является спорной. Впервые идея устроить какой-то грандиозный церковный юбилей для «поднятия веры в народе», изрядно уже пошатнувшейся, возникла в конце XIX века. Решили отметить 900-летие принятие православия князем Владимиром. У историка Татищева взяли термин «крещение Руси», а по согласованию с Синодом решили вести отчет с 988 года – чтобы провести юбилей в 1888-м. Вот с тех пор и праздновали: в 1928 году (в эмиграции), затем во время горбачевской «перестройки» в 1988 году – аккурат под тогдашнюю компанию «возрождения духовности» и строительства «дороги к храму».

В 2008 году юбилеем (1020-летием) в своих политических целях воспользовался президент Ющенко. Пригласил в Киев вселенского патриарха, тщетно пытался его убедить признать патриархом Филарета и дать согласие на создание «единой украинской церкви». Но второго князя Владимира из Ющенко не вышло, свою церковь он так и не создал. В итоге просто красиво потусовался с церковными иерархами, изображая из себя не только отца демократии, но и столп «духовности», а потом отчеканил на монете себя в паре со вселенским патриархом.

Помнится, тогда юбилей «крещения Руси» проходил точно так же: правящая элита и церковные иерархи устроили великосветские мероприятия, в перерыве которых разговаривали о политике, бизнесе и холодном пиве – а потом переходили к переговорам о переделе сфер влияния церквей. Не о «духовности», не о заповедях Христа, ни о падении нравов. Аристократию эти вопросы не интересуют.

Тогдашняя оппозиция (Партия Регионов) от ющенковских затей демонстративно открещивалась (его сопровождала только председатель СНБО Раиса Богатырева) и устроила свою, оппозиционную программу празднования. Регионалы встретили прибывшего в Киев московского патриарха, участвовали в церемониях, проходивших в храмах УПЦ МП. Говорили на публику о недопустимости раскола православия, о сближении с Россией, критиковали Ющенко и Запад. Оно понятно – до выборов оставалось всего полтора года.


Шоу «духовности» устроили для пипла: показательные молебны на площади, массовые поклонения святым и чудотворным предметам, крестные ходы, заезды и заплывы, распродажа крестиков, иконок, псалтырей. Всё то, что и сегодня. Подняло ли это «духовность»? Думается, что нет.

Вообще, претензия церкви на монополию «духовности» безосновательна. На «духовность» людей могут влиять книги и фильмы, пресса, живое общение с людьми, примеры поведения других людей – и вовсе необязательно, что всем этим будут заведовать священники, муллы или ламы. Для многих людей вообще самые главные «духовники» - это мать с отцом. Но дело ведь ещё в том, что православные церкви настолько привыкли быть иерархическими структурами, что они вообще перестали вести живой диалог с людьми.

По сути, православие держится лишь на тех рядовых батюшках, которые не деньгу зашибают освящением и отпеванием, и не свечками торгуют, а ведут с паствой разговоры о смысле заповедей, о примерах жития святых людей, о том, как стоит поступать с тех или иных жизненных ситуациях. Таких батюшек немного, мы их практически не видим – но они есть. И они куда более важны для церкви, чем все эти митрополиты, соборы, патриархаты и свечные заводы. К сожалению, выросшая в золоченых византийских ризах церковь, привыкшая стоять за спиной царей и петь им «многая лета», это не понимает. Впрочем, это её проблемы.

Поэтому нынешнее празднование 1025-летие «крещения Руси» практически ничем не отличаются от предыдущего. Разве что партии власти и оппозиции поменялись местами: теперь хозяевами бала являются регионалы, а главным гостем – московский патриарх и российский президент. Разумеется, для них это лишь повод прибыть в Киев с официальными визитами.

Патриарх Кирилл, понятное дело, своим визитом демонстрирует неразрывное единство русской православной церкви – ведь РПЦ совершенно не хочется терять такую огромную территорию, как Украина. Как вы понимаете, дело тут не в христианстве, не в «духовности», даже не в «апостольском преемстве», дело лишь в том, кто будет контролировать тут несколько тысяч приходов, древние храмы Киева и миллионы православных. Извечная церковная проблема, в старину из-за этого даже войны устраивали…

Владимир Путин официально прибыл и как гость праздничных мероприятий, и для различных переговоров на политические и экономически темы. Может быть, снова будет тянуть Януковича в Таможенный союз, а может быть снова станут обсуждать вопросы продажи-покупки газа. Впрочем, все эти вопросы решаются и на уровне премьеров и руководителей компаний, так что в приезде путина больше политики, чем экономики.


Вообще, каждый раз общаясь с украинскими президентами, Владимир Владимирович ведет себя так, словно у него за спиной в эту минуту ансамбль балалаечников исполняет «Рейнов из Кастамере». Но дело в том, что Владимир Путин не дотягивает до Тайвина Ланнистера. Он больше похож на человека, волею случая оказавшегося на троне. Впрочем, читателям, не интересующимся творчеством Джорджа Мартина, это сравнение будет непонятно…

Ну и разумеется, что приезд патриарха Кирилла и президента Путина будет проходить под аккомпанемент выкриков и протестных демаршей украинской оппозиции и сторонников УПЦ КП. «Свобода» уже заявила о своих намерениях устроить пикеты против «московских эмиссаров». Поменявшись с регионалами местами, вчерашние «оранжевые» и глава УПЦ КП Филарет теперь сами будут устраивать своё отдельное оппозиционное празднование «крещения Руси».

Опять же, данное событие для украинской оппозиции – не более чем повод заявить о себе. Причем, в их речах и акциях тоже ничего не будет о Христовых заповедях, о нравах общества, о спасении души. Там будет исключительно политика: злодейский режим, имперские амбиции Москвы, голодомор. Ведь и нынешняя оппозиция готовится к предстоящим выборам, до которых тоже осталось всего полтора года.

И, конечно же, они будут говорить о необходимости создания украинской национальной церкви. Ведь политикам, в том числе оппозиционным, не нужно христианство, религия, вера. Им нужна церковь.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале