На днях экс-президент Леонид Кучма, выступая на праздновании 95-летия Днепропетровского университета, вдруг решил связать социально-экономическое состояние государств с господствующими в них христианскими конфессиями:

«Сегодня самые богатые страны в Европе – это протестантские страны, потому что там более глубоко овладевают знаниями, в то же время, я не знаю ни одной православной страны, которая процветает», - заявил Кучма.

Заяви это какой-то историк или публицист, получилась бы просто интересная тема для обсуждения. Однако Леонид Кучма, напомним, в 1992-93 годах был премьер-министром Украины, а в 1994-2004 её президентом. В годы, когда и экономика Украины, и её политический имидж, и материальное благополучие её народа стремительно спикировали на самое дно. Когда были заложены основы нынешней коррупционно-олигархической Системы, разрухи и бардака. Поэтому в том, что Украина так и не стала второй Францией, в большей степени можно винить не православие, а самого Леонида Даниловича.

Вообще, создалось такое впечатление, что Кучма просто попытался в очередной раз оправдаться, теперь с помощью религии. Мол, страна такая, с неправильной конфессией, а он тут ни при чем. «Ну шо ж поробиш…»

И, тем не менее, его утверждение не лишено смысла. Если обратиться к статистике, выбрав для сравнения несколько православных стран, несколько протестантских, пару католических, англиканскую Великобританию, многоконфессиональные США и исламские Эмираты, то окажется, что кое в чем Кучма был прав. Православные действительно плетутся в хвосте развитых стран мира. Их рейтинг по Валовому национальному доходу (ВНП) и Валовому внутреннему продукту (ВВП) выглядит так:



Разницу между ВНД и ВВП экономисты поясняют следующим: там, где первый показатель выше второго, из страны вывозятся капиталы, происходит утечка денег. Соответственно, там ситуация обратная, граждане данной страны владеют большим количеством ценных бумаг иностранных компаний и получают по ним доходы. Если это так, то можно сказать, что из православных стран деньги и сырье вывозят, можно сказать, эшелонами. Может быть, именно поэтому они так и бедны, что их деньги уходят к протестантам?


Но есть ли какая связь между вывозом капитала, экономическим упадком, низким уровнем доходов и православием? Ведь эти государства не теократические, ими управляет не церковь, она вообще давно отделена от державных дел. И если мы называем государство «православное» или «протестантское», то лишь имея в виду преобладающую в нем традиционную конфессию.

Причем следует учитывать, что сейчас, в XXI веке, религия стала лишь традицией. А в постсоветских странах большинство людей вообще лишь «верующие», причем непонятно во что - ведь в церковь они не ходят, Библии не читали, основы своей религии знают настолько поверхностно, что могут даже поинтересоваться: христианство и православие - это одно и то же или нет? Да, действительно, некоторые «потомственные православные» уверены, что «христиане – это баптисты, а мы - православные». Наверное, влияние церкви в таком обществе невелико.

Но есть и иное мнение: люди, не способные (или не желающие) думать своей головой, легко поддаются чужому влиянию: начальников, политиков, агитаторов, «авторитетов», религиозных лидеров. Такие люди будут понимать основы христианства или моральные правила так, как им растолкует батюшка. А священники далеко не всегда говорят истину. Гораздо чаще они конкурируют между собой за паству. Взять хотя бы наших православных батюшек, до сих пор исповедующих византийский принцип «кто не с нами – тот не во Христе».

В Византии церковью рулил царь, и эту традицию переняли затем почти все государства византийского православия. Вместе со знаменитым византийским золоченым великолепием дворцов и храмов. Необходимость в такой роскоши поясняли тем, что дворец как резиденция власти земной и церковь как место незримого присутствия власти Божьей просто должны сиять золотом. «Не собирайте свой богатство на земле, несите его в храм!». Полуголодные верующие в залатанных зипунах внимали, верили – и отдавали последние сбережения. Бывало, правда, что возникали движения «нестяжателей», требовавших от церкви христовой скромности и добродетели, но их быстро громили на соборах и отправляли в ссылку – как вообще всех, кто выказывал вольнодумство.

Сильно ли изменился наш православный мир с тех пор? Стадность, отсутствие всякой личной инициативы, покорное подчинение власти земной и полное доверие представителям власти небесной (и всяким разным проповедникам, агитаторам и сетевым менеджерам), нетерпимое отношение к чужому мнению и «тем, кто не с нами».

А знаете, что самое интересное? Что за всё время существования православия (в Украине – тысячу лет) его никто так и не решился реформировать «снизу». Уничтожить пытались, реформировать – нет. Народ смиренно принимал всё так, как ему спускали сверху. Ну, почти – если забыть про русских «старообрядцев», отважившихся не подчиниться церковной власти и не убоявшихся царской…

Средневековая католическая церковь была не лучше византийской православной. Всё-таки две родные сестры! Так же любила золото и копила несметные богатства, так же считала себя единственно правильной и преследовала еретиков – правда, сжигая их не в срубах, как в Московии а просто на костре, и в гораздо большем количестве. Однако, несмотря ни на какую инквизицию, в Европе было то, чего не было в странах византийского православия: Возрождение (Ренессанс) и Реформация.


Они не просто изменили суть католической церкви, вынудив её полюбить искусство и заняться наукой. Кстати, к нам наука пришла именно с Запада, причем Петру Великому приходилось насаждать её среди аристократии чуть ли не силой, как и портреты «толстомясых». После долгих попыток победить Реформацию силой оружия или авторитета, католическая церковь сама поняла необходимость реформ. Сегодня римская церковь – лучший друг и учитель населения бедных стран Латинской Америки. Да и в Европе она давно уже блещет не роскошью, а риторикой и образованностью.

Но главное детище Реформации – протестантизм. Большинство видят в нём только ответвление христианства, многие сторонники единственно истинной золоченой церкви – лишь ересь и содом. Учитывая, до чего докатились некоторые западные протестантские церкви, начавшие отвергать заповеди Библии, там есть и такое. Хотя многие другие церкви гораздо более христианские, чем дети развалившийся Византии.

Но дело не в религии. Важнейшая суть протестантизма в том, что это было мощное социально-политическое движение. Сотни тысяч, миллионы людей проявили инициативу, чтобы начать изучать Библию самим – и самим обдумывать значение Божьего слова. Поняв ошибки государственной церкви, выразить ей свой протест, затем создать свою собственную церковь – такую, какой они её понимали. Переосмыслить Новый Завет и вместо прежнего блаженного нищенствования в ожидании Царствия Небесного начать кропотливо трудиться. Это было началом зарождения как будущего демократического гражданского общества, так и будущей системы социальной справедливости и защиты. И то, и другое невозможно без инициативы масс, которая полностью отсутствует в Украине. Когда на Западе был создан первый профсоюз, на православном Востоке еще проповедовали покорность господам и смирение в бедности.

Эта инициатива масс изменила и отношение людей к экономике. Протестантизм, а конкретно кальвинизм, соглашался с тем, что негоже копить земное богатство. И он вкладывал их в развитие предприятий. На смену католическому вельможе в парчовом камзоле пришел протестант-буржуа в неприглядном сюртуке. Конечно, капитализм – не самая лучшая экономическая система, однако это был шаг вперед по сравнению с феодализмом, царившем в странах византийского православия до середины XIX века…

Что же мы тут видим? Протестантизм – вовсе не причина благосостояния западных стран. Равно как и православие – не причина экономического отставания восточных. Они сами являлись лишь следствием процессов, зависящих от менталитета людей.

Активное население Западной Европы создало себе новую церковь, новую экономическую и политическую системы, новые общественные и моральные ценности. Пассивное население Востока веками почесывало пятки, почти не выказывало никакой инициативы ни в чем, противилось нововведениям – даже социализм, который с превеликим трудом был построен в СССР, пришел к нам из Европы. Поэтому мы сохранили не только древнюю византийско-православную церковь, но и старую систему социальных отношений. Мы позволяем бандитам и аферистам править нами и грабить нас точно так же, как наши прадеды смиренно терпели власть бояр и панов…


Так что в данном случае религия тут ни при чем – как в случае с Римской империей, религию саму используют для того, что «зомбировать» население. Те, кто хочет удерживать его в смирении и послушании, активно проводят кампанию «возрождения церкви» (то есть усиления её влияния на общество). Те, кто пытается поднять народ на бунт, призывает вернуться к языческой «вере предков», поднимая лозунг, что «моя религия не ставит меня на колени».

Зато, если вернуться к вышеприведенным данным экономического развития стран, можно заметить, что на него в немалой степени влияет членство страны в Евросоюзе. Взять, например, Грецию – там вроде бы кризис бушует не первый год, но её экономические показатели лучшие среди православных стран. Даже на фоне пребывающей в полной стабильности России. И хотя греки не летают в космос и не создают галактический нано-центр, до кризиса 2009 года они жили чуть-чуть лучше москвичей.

Ведь почему Грецию два года сотрясали забастовки, митинги и потасовки? Бунтовали ведь не голодающие, не обездоленные – бунтовали люди, которые жили очень даже хорошо, на зарплату от 750 евро плюс доплаты, с хорошими пенсиями и различными социальными программами, с возможностью взять в кредит хорошую машину и новую квартиру. И вдруг Евросоюз принимает решение о «режиме экономии» и требует снизить зарплаты, сократить лишних работников и свернуть социальные льготы. Голодные, у которых отняли последнюю копеечку, просто бы тихо плакали – но люди, у которых отнимают сытый достаток и комфорт, взрываются бунтом. Греки достаточно прожили в европейской системе, чтобы перенять кое-какие детали европейского менталитета…

Ну а чтобы окончательно убедить вас, что церковь все же ни при чем, добавим такой вот факт: православные страны оказались еще и самыми курящими. И ладно бы Греция и Румыния – ведь там, в отличие от России, в своё время не было такого преследования «диавольской никотианы», и церковь не считает табак большим злом, чем алкоголь. Так ведь напротив, как раз румыны дымят меньше всех среди православных христиан».

Зато лидируют тут Сербия и Россия, выкуривая 2700-2800 сигарет в год на душу населения. Для сравнения: многоконфессиональная Америка выкуривает около 1000 сигарет, а самый здоровый образ жизни ведут индийские язычники - им хватает всего 40 сигарет. Впрочем, а может быть, просто у них нет на сигареты денег?