Не так давно замминистра внутренних дел Виктор Ратушняк решил порадовать украинцев новостью о значительном снижении детской и подростковой преступности. По его словам, с начала этого года она упала на целую треть! А количество детишек, избивших или ограбивших кого-то в состоянии алкогольного опьянения, сократилась в два раза! Замминистра тут же связал эти показатели с «новыми подходами в профилактике правонарушений» в своем ведомстве.

Фантастические цифры! Покойный Феликс Эдмундович стыдливо курит в стороне. Он то, наивный, малолетних беспризорных гопников на улицах отлавливал и по детским домам распределял – но о подобном результате мог только мечтать. Интересно, что за такие «новые подходы» использовала украинская милиция? Почему не спешит поделиться этим бесценным опытом с другими странами? Кто тот гений, который их разработал, награжден ли он достойно?

Но пока наше МВД хвастает перед нами бодрыми отчетами, в нашем районе двое неизвестных малолеток избили и ограбили старушку, гулявшую утром с собачкой. Ничего подобного не случалось уже несколько лет. К счастью, серьезных травм ей они не нанесли, и собачку не тронули. Пенсионерка отделалась несколькими небольшими синяками, дешевым мобильным телефоном и психологическим шоком. По её словам, детишки скорее просто хотели порезвиться, чем поживится…



Такие у подростков нынче развлечения


Возможно, в этих отчетах мы видим следствие не чудотворных новых методов украинской милиции, а нового уголовно-процессуального кодекса. После принятия которого статистика украинской преступности кое-где упала сама собой. Разумеется, милиция поспешила поставить это себе в заслугу.


Возможно даже, что имел место такой же «курьез», какой произошел несколько лет назад в Российской Федерации. Где сначала глава МВД Рашид Нургалиев бодро отрапортовал о точно таком же снижении «детской преступности и алкоголизма», а сразу после этого замдиректороа Федеральной службы исполнения наказаний Салих Шамсунов объявил о совершенно противоположном результате. Так что не будет удивительным, если вскоре мы услышим совершенно иные цифры.

Во всяком случае, в прошлые годы преступность среди несовершеннолетних уверенно росла. Этот факт отмечали и в 2011 году, ту же тенденцию подтвердили и в 2012-м. Всему этому давалось подробное объяснение специалистов: какие виды преступлений лидируют, почему, что происходит с обществом и молодым поколением. Так что должно было случится нечто из ряда вон выходящее, чтобы кривая несовершеннолетнего криминала вдруг спикировала вниз. Вы ничего такого не заметили? Вот именно, что никто ничего не заметил…

Честно говоря, последний раз серьезный удар по детской преступности был нанесен лет эдак десять тому назад – но милиция не имела к нему никакого отношения. Просто в Украине началась массовая покупка домашних компьютеров – еще тех, с монитором на полстола. Тогда же началось развитие и регулярное удешевление интернет-услуг, сначала позволяли устраивать онлайн-игры в локальных сетях, а затем и с выходом в большой мир.

Как бы мы ни ругали компьютерные игры за испорченную осанку и зрение наших детей, но они увлекали их - и удерживали от глупого хулиганства, которым обычно развлекает себя скучающая ребятня. Когда у нас появились первые игровые клубы, дети уже не жгли от нечего делать мусорные баки, а бежали рубиться в «стрелялки» и «бродилки». Одна беда - на это нужны были деньги. Кто-то экономил на карманных, кто-то пытался «заработать» у родителей поощрение за хорошие оценки и поведение, но некоторые просто воровали. Поэтому платные компьютерные клубы в некоторой степени даже поощряли малолетнюю преступность.



Компьютерные клубы. Здесь дети получали сколиоз, а не срок



А вот когда собственный бесплатный (за родительский счет) компьютер появился у ребенка дома, то ему уже не нужно было ни экономить на завтраках, ни красть. Может быть, именно поэтому число мелких краж среди малолетнего контингента за это время несколько снизилось? Правда, сейчас самые популярные онлайн-игры стали платными, так что детям снова потребовались деньги. И если денег не дадут родители, то у детей останется лишь один способ их «заработать».

Увы, но компьютеры смогли забрать с улицы и перенести в виртуальный мир лишь часть юных бездельников. Остальные всё так же продолжают искать себе развлечения и приключения в заброшенных скверах, в переулках, на стройках…

Вообще, было бы неправильным пояснять детскую и подростковую преступность лишь экономическими кризисами и беспризорностью. Кстати, нынче беспризорность резко пошла на спад: если в конце 90-х чумазая ребятня бродила стайками по каждому рынку, жила в подвалах многих домов, то сейчас в Украине их что-то не видно. Куда-то пропали, как и взрослые бомжи. Остается лишь надеется, что их не собрали на барже и не утопили в Днепре.

Если посмотреть на статистику аналогичной преступности в СССР, то можно увидеть, что число малолетних правонарушителей росло от года к году и в счастливое советское время. Увеличиваясь примерно на 10-12% каждые пять лет. А затем был скачок в лихие 90-е. Но почему?!

Если взять тех же беспризорников, то, честно говоря, они вообще могут не совершать преступления. Можно просить милостыню или мыль автомобили, можно клянчить старую одежду и обувь. Однако всем нам нужен досуг, особенно детям. А единственный вид досуга, который можно устроить в теплотрассе – выпивка и наркотики. На которые нужны деньги, много денег. Что и вынуждает, в основном, беспризорников красть, грабить, заниматься проституцией, подрабатывать продажей наркотиков, быть на побегушках у более взрослых преступников. Это приносит все же больше денег, чем мытье автомобилей – так что они забрасывают ведра и губки, и начинают тырить барсетки.

Досуг, развлечения. Это первое, чего всегда ищут юные неокрепшие души. Вот, к примеру, такое распространенное преступление, как угон автотранспорта. В большинстве случаев подростки делают это не корысти ради (по заказу банд угонщиков), а ради куражу, чтобы покататься. При этом многие из угонщиков – из вполне обеспеченных семей, в которых тоже есть автомобили. Но папка, понятное дело, не дает сыну машину, а ему очень хотелось покататься с друзьями – и он взял чужую.



Эх, прокачу!



До подростков вообще не всегда доходит, что они пересекли черту озорства и шагнули на территорию уголовного преступления. А тут еще практически в каждом кинобоевике главные герои «берут» чужие машины – и им за это ничего не бывает. «Обезьянка видит – обезьянка делает».

Избиение сверстников и даже взрослых – это тоже вид детского досуга. Они так развлекаются и самоутверждаются в стае. К сожалению, в этих стаях не всегда есть те, кто остановит своего товарища, издевающегося над кошкой или оскорблявшего старушку. А ведь дети вначале словно ангелы – еще не ведают ни добра, ни зла, бывает что неведомо им и сочувствие. Они отрывают лапки бабочке не потому, что хотят её помучить, а потому, что им интересен сам процесс. Осознание, анализ, сожаление приходят потом. Вопрос в том, какие именно понятия добра и зла в них заложит авторитетный для них человек. Кто вообще станет для них авторитетом – отец, друг, сосед дядя Коля, персонаж любимого фильма, или дворовой алкоголик?

Кстати, ведь не секрет, что уголовный мир уже давно и целенаправленно культивирует среди подростков свои «понятия». Этот процесс развернулся ещё в 80-х, когда уголовные «авторитеты» взяли под своё крыло дворовых хулиганов. Большинство этого не замечало, но некоторые из нас были свидетелями встреч 12-15 летних сорвиголов района (поселка) с характерными такими типчиками средних лет, державших в синих пальцах «Мальборо». Стояли (или сидели), курили, «базарили». Многие после таких встреч бросали «маяться дурью» (бить стекла, хулиганить, терроризировать сверстников) и занялись «делом»: учились воровать по крупному и вымогать, шестерили своим наставникам.

А уж с 90-х, с проникновением «блатного культа» на телевидение, не то что молодежь – половина страны стала жить по «понятиям». Какой у нас был самый популярный «отечественный» сериал? Правильно, «Бригада».



Бывалый учит жизни молодых


Конечно, не «блатные» научили малолетних уродов избивать старушек и издеваться над одноклассниками. В этих случаях мы видим продукт стайного самовоспитания самих детишек. И ведь знаете, что самое страшное? Они вовсе не «моральные уроды», это вам скажем всякий грамотный психолог. Нет, просто у них мораль совершенно иная, чем у нас. Причем, очень. Украинские подростки уже заняли четвертое место в мире среди самых жестких детишек мира. Уступая лидерство россиянам и албанцам.


Вспоминаются дикари, которые развлекали себя длинными осенними вечерами тем, что с увлечением издевались над пленными бледнолицыми. Для них было совершенно нормально смеяться над чужими страданиями. Вот и получается, что многие нынешние детишки растут такими вот дикарями. Пока что они в меньшинстве, а с возрастом как-то ассимилируются обществом. Но что будет, когда их станет слишком много? Возможно, тогда здоровенные лбы под тридцать будут забавы ради привязывать к фонарным столбам пенсионеров...

И тут нетрудно придти к выводу, что основная причина детской преступности – недостаточный контроль. Почти 2/3 родителей перестают подробно интересоваться жизнью своих детей, когда те переступают десятилетний рубеж. Они не знают всех их друзей и подруг, их увлечения, способы их времяпрепровождения. Между тем хороший ребенок может быть запросто испорчен плохой компанией. И даже один юный негодник может подбить своих друзей к дурным проступкам.

Но проблема утери контроля со стороны родителей – она общемировая. В Европе это началось еще в 60-е годы, когда рост детской преступности там шел с такими же темпами, как потом у нас в 90-е. Тогда многие спорили о том, что же послужило этому причиной: упали нравы общества, потеряла свой авторитет религия, женщины бросили домашние очаги и массово пошли работать, в разы увеличились разводы. Однако было еще одно мнение, с которым трудно не согласится: после того, как родителям запретили сечь своих детей, они утратили важнейший рычаг управления. Воспитывать сорванцов одним лишь пряником получалось плохо.

Что уж говорить о бедных школьных преподавателей, которые теперь просто бояться заходить в классы! Являясь для своих учеников не авторитетами, а объектами насмешек и издевательств, они могут научить их разве что обрывкам школьной программы. А ведь было время, когда, напротив, ученики дрожали при виде строгого учителя с линейкой в руках.



Добавим: а ещё было время, когда отец должен был вообще прибить своего непутевого сына, как Тарас Бульба. Поскольку, во-первых, держал на него ответственность перед обществом, а во-вторых, имел на то право. «Я тебя породил – я тебя и убью!». В наше время подобные обычаи соблюдают только высоко-высоко в горах Кавказа. Но, подчеркнем, только в самым самых крайних случаях. Ну, там, если сын стал конченным наркоманом и убил соседку-старушку. Это у в нас нынче подобное стало чуть ли не в порядке вещей: тюрьмы забиты подобными уродами…


Как бы там ни было, но слова «я ничего не могу с ним поделать» уже давно звучат из уст родителей малолетних преступников. И ведь они действительно ничего не могут сделать. Даже ремень не помогает - а ведь его у нас хотят запретить, как на Западе. И чем тогда пугать сорванца, тюрьмой? Так ведь некоторые о ней мечтают, чтобы окончательно влиться в дружные ряды блатного сообщества. Или лишить его карманных денег? Ну так он пойдет и украдет, или вовсе ограбит. Вот и чешет свой затылок бедный отец (а чаще мать-одиночка), вспоминая, когда же она упустили своё дитя. Лет в 12, наверное, или даже в 10? Когда авторитетом для ребенка стала улица, телевизор или собственное нездоровое воображение.

Но и милиция тоже разводит руками, не зная, что делать с преступниками, которым не исполнилось и 14. Их по закону нельзя даже в колонию отправить, только в специальный интернат. А ведь в этом возрасте детишки уже убивают. Вот, ряд случаев: в Одесской области группа подростков от 11 до 16 лет палками забили насмерть пенсионерку, в Донецкой области группа подростков от 11 до 17 лет убили старика ради велосипеда, в Донецкой же области дети 13 и 14 лет забавы ради убили 78-летнего старика, в Орджоникидзе 11 и 14 летние учащиеся интерната убили пенсионерку, пригласившую их в гости…

Однозначно нужно что-то делать. Брать в руки ремень, пересматривать законодательство, отделять нормальных детей от испорченных и тем более «наставников» в наколках. Воспитывать, прежде всего, быть для своих детей авторитетом, а не кошельком и кухаркой. Пока ещё не поздно. Пока ещё мы опасаемся только чужих детей, а не своих собственных…