На русском языке вышла книга британской журналистки Фрэнсис Стонор Сондерс "ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны".

Автор демонстрирует интриги Центрального разведывательного управления в сфере культурной политики времен холодной войны. Основным механизмом этой борьбы стал созданный ЦРУ "Конгресс за свободу культуры" с офисами в 35 странах. Его генеральным секретарем служил русский иммигрант композитор Николай Набоков (кузен писателя Владимира Набокова).



Апофеозом антисоветских фильмов стал «Рэмбо 3», в котором Сталлоне сражался с русскими в Афгане. Кстати, лента была посвящена «народу Афганистана, доблестно сражающемуся». Потом этот народ повернул американское оружие против самих США.

Сегодня "КП" публикует отрывки из книги.

Финансы для романсов

"Уильям Донован, глава американской разведывательной службы времен войны, однажды сказал: "Я бы стал платить Сталину зарплату, если бы был уверен, что это поможет нам победить Гитлера". Он отметил, что ситуация с легкостью перевернулась и теперь немцы "стали нашими новыми друзьями, а спасители-русские - врагами"…

Конечно, имелись веские причины для противостояния Советскому Союзу. Коммунисты пришли к власти в Польше. В Италии и Франции ходили слухи о готовящемся коммунистами государственном перевороте. Советские стратеги быстро научились использовать огромный потенциал нестабильности послевоенной Европы...

В начале 1951 года Набоков отправил Ирвингу Брауну (бывший коммунист, вложивший миллионы в создание социал-демократических профсоюзов. - Ред.) конфиденциальное письмо, в котором изложил план проведения масштабного фестиваля искусств, значительная часть которого была посвящена музыкальным произведениям. Таким образом Набоков хотел объединить силы всех выдающихся композиторов в борьбе со сталинизмом в искусстве. В соответствии с его замыслом "политический, культурный и моральный контекст фестиваля и его программы не должен был быть очевидным. Публика должна была самостоятельно прийти к логическим заключениям".

Практически все работы, которые предстояло включить в программу, относились сталинистами и советскими эстетами к категории "формальных, декадентских и коррупционных", включая произведения русских композиторов Прокофьева, Шостаковича, Скрябина и Стравинского…


Американский комитет за свободу культуры в Нью-Йорке открыл "счет для финансирования фестиваля", предназначенный для отмывания средств в интересах ЦРУ и государственного департамента. Деньги проходили через Фонд Фарфилда, подставную посредническую организацию, специально созданную ЦРУ для сбора средств на проведение фестиваля. Позже, принимая во внимание практическое значение, он превратился в основной канал для проводки субсидий ЦРУ через конгресс…

"Фонд Фарфилда был фондом ЦРУ, причем не единственным, - пояснял Том Брейден (глава отдела международных организаций ЦРУ. - Ред.). - Мы использовали названия фондов для многих целей, но на самом деле они существовали только на бумаге. Нам достаточно было обратиться к какому-либо хорошо известному состоятельному человеку в Нью-Йорке, сказать ему: "Мы решили учредить фонд" - и попросить соблюдать конфиденциальность. А ему надо было только сказать: "Хорошо, я сделаю это". После этого нам оставалось подготовить фирменный бланк с его фамилией - и фонд готов. Это достаточно простой прием"…

Осторожно, модерн!

Конгресс за свободу культуры в Европе к середине 1950-х годов встал на четко обозначенный курс. Он обрел репутацию серьезного альянса интеллектуалов, объединенных целью утвердить превосходство демократии западного образца как основы для культурного и философского развития. В то время как состав его внутреннего круга - "аппарата" - оставался неизменным, конгресс мог похвастаться членством в нем выдающихся интеллектуалов и художников.

Выступая в здании конгресса, республиканец от штата Миссури Джордж Дондеро обрушился с гневной речью на модернизм, называя его частью всемирного заговора с целью пошатнуть позиции Америки: "Все современное искусство - коммунистическое…" Невротические оценки Дондеро были подхвачены рядом общественных деятелей, чьи пронзительные обвинения зазвучали в конгрессе и в консервативной прессе. Их выпады достигли апогея в таких заявлениях, как "ультрасовременные художники бессознательно используются в качестве инструмента Кремля", и утверждении, что некоторые абстрактные картины были на самом деле секретными картами, на которых отмечены стратегически важные объекты США. "Современное искусство в действительности является средством шпионажа, - говорили противники этого самого искусства. - Если вы знаете, как их читать, современные картины раскроют вам слабые места системы обороны США".

Главным представителем этого нового национального достояния стал Джексон Поллок. …В первую очередь представьте себе настоящего американца. Он должен иметь качества мужественного американца, в идеале: быть драчливым, неразговорчивым… и еще лучше - ковбоем…


Поллок никогда не ездил на лошади. Но этот образ получился настолько реалистичным, настолько американским, что никто в нем не усомнился.

Поллок был воплощением мужественности. Он использовал технику, известную как action painting, при которой на огромный расстеленный на земле холст - желательно на открытом воздухе - разбрызгивалась краска.



В середине ХХ века ЦРУ выступило спонсором целой серии фильмов против коммунистов: 1) "Вторжение в США" - об атаке советских сил на побережье Америки; 2) "Я был коммунистом для ФБР" - о секретном сотруднике, который раскрыл коммунистический заговор; 3) "Красный рассвет" - сага, как СССР захватил все США.

Главное из искусств

Голливуд успешно переключился на антикоммунистические фильмы в 1950-х годах: "Красный кошмар", "Красная угроза", "Вторжение в США", "Я был коммунистом для ФБР" , "Красная планета Марс"…

Такие фильмы хорошо выполняли свою миссию для внутренней аудитории, воздействуя на сознание раздутой коммунистической угрозой. Большинство американцев теперь были убеждены, что "русские идут на нас, и недалек тот час, когда ночью начнут падать бомбы". Однако не международном уровне они погоды не делали.


В глазах Европы, еще не забывшей зверства фашизма, бессмысленная ненависть… антикоммунистической пропаганды Голливуда выглядели крайне непривлекательно. Мультфильмы Диснея были куда лучше. Но этот вымышленный рай мог соблазнить далеко не всех европейцев. Многие торговые соглашения содержали хорошо завуалированные положения, направленные на увеличение доли американских фильмов.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале