Меня не покидает ощущение абсурда происходящего в последние дни. Такое ощущение, что власти полностью потеряли… нет, не контроль, а ПОНИМАНИЕ происходящего. Сценарии удачного разрешения ситуации отклоняются один за другим. Зато взамен каждый раз выбирается наихудший вариант из всех возможных (или, по крайней мере, один из худших). Создается ощущение, что Майдан является совместным творением власти, оппозиции и общественности. Причем заслуга власти во всем этом творении – наибольшая.

Не могу согласиться с заявлениями оппозиционеров о том, что Янукович изначально не хотел подписывать соглашение в Вильнюсе. В этом случае киевский Майдан зачистили бы еще раньше. Это произошло бы не в первые сутки, когда на площади находилось огромное количество митингующих. Но за неделю существования Евромайдана было достаточно ночей, в которые на площади дежурило несколько десятков митингующих. Одесский и днепропетровский майданы успешно зачистили за несколько дней до киевского. Киев «героически» стоял, хотя на самом деле милиция и не пыталась полностью разогнать протестующих. Силовики только пытались по возможности уменьшить масштабы протеста. Ради этого создавали сложности с подвозом усилительной аппаратуры или «отрезали» куски территории у майдана, якобы ради заливки катка. Более того, перед саммитом президент заявил о том, что аплодирует «тем, кто вышел за европейскую интеграцию».


В каком-то смысле, Евромайдан до определенной степени можно было использовать в интересах президента, усиливая позицию Украины на переговорах в Вильнюсе. Россия и Евромайдан работали для чиновников Евросоюза как кнут и пряник. С одной стороны, европейцам хотелось протянуть руку помощи в ответит на экономическое давление России. С другой стороны, красивая картинка с Евромайдана давала позитивный стимул для европейских политиков, чтобы помогать так жаждущим в Европу украинцам. Внимание, которое уделили Януковичу в Вильнюсе европейские политики, говорит о том, что эти козыри действительно сработали. Однако украинской стороне этого показалось мало. Возможно, условия действительно были недостаточно прекрасными – нет предела совершенству, да и экономические возможности Европы не безграничны. А возможно, как в карточной игре переговорщики получили, «к одиннадцати туз», то есть немного перебрали в игре с европейцами. Так, или иначе, не договорились. Что же надо было делать?

На самом деле, нужно было решать проблему еще в Вильнюсе, согласовав с европейцами новую дату, к которой Украина обязалась бы еще раз подумать по поводу Ассоциации с ЕС. Это помогло бы европейским партнерам сохранить лицо. Дальше эту «еврокозу» можно было водить еще неопределенное время, в ожидании, когда напряжение немного спадет и протесты стихнут. Благо, оппозиционеры уже анонсировали очередное турне по регионам, что, безусловно, распылило бы протесты по всей территории Украины.

Но в Вильнюсе не подписали ничего. У оппозиции появился шикарный повод для критики власти. Постепенно вырождающийся в дискотеку Евромайдан получил второе, политическое дыхание. Правда, оппозиция и тут могла немного сбавить обороты протестов, анонсировав очередной митинг на воскресенье. Иными словами, на Евромайдане объявили выходной день, за время которого демонстранты могли немного остыть после неприятной вильнюсской новости. Гуманно, но не очень страшно для власти. Что нужно было делать? Да, в общем-то, ничего. Разве что, объяснять гражданам, как именно Украина усиленно готовится к новому Саммиту. Разве не это было официальной целью, задекларированной властью? Тем более что европейцы в очередной раз заявили, что двери открыты. Стоило рассказать о конкретных действиях, которые власти планируют предпринять, чтобы в эти открытые двери, наконец, вписаться.

Вместо этого на Евромайдан, которому накануне аплодировал президент, направили «Беркут». Преимущество силовиков было подавляющим. Можно было попросту выдавить дремлющих (да даже и дерущихся) митингующих с Майдана Независимости? Можно было. Вместо этого силовики пошли по наиболее «эффектному» сценарию – отмутузили митингующих под прицелом многочисленных камер, с максимальным устрашающим эффектом: с пробитыми головами и прочими увечьями. Беркут зачем-то бил не сопротивляющихся молодых людей даже в 400-х метрах от Майдана. Гениально! Это именно то, что нужно для снятия социального напряжения.




Можно было сделать хуже? Можно. Но для этого надо было еще забить до смерти пару студентов, чего, к счастью, не сделали. Успешный опыт предыдущего разгона «майданчиков» в Киеве не сработал. Даже в Одессе разогнанные митингующие вернулись на следующий день, только уже без палаток. Потенциальную взрывоопасность киевского майдана можно было просчитать еще в первый день, когда на Майдан вышло от 20 тысяч (версия власти) до 100 тысяч (версия оппозиции) людей. Господа, это человеческий ресурс митинга! Пока на Майдане пели и танцевали, народ потихоньку расходился. Но разойтись достаточно далеко людям не дали. И после разгона мирных студентов, на Михайловскую площадь вернулись уже не столь добродушно настроенные граждане, готовые штурмовать автобус "Беркута".



По поводу реакции международной общественности ходить к гадалке тоже не надо было. Посол США в Украине Джефри Пайет еще вчера недвусмысленно предупредил украинские власти о серьезных последствиях, к которым приведет применение силы на Евромайдане. Как говорится, абстрактные последствия нужно срочно попробовать на практике, для лучшего усвоения. Это уже не глупость, это мазохизм чистой воды! Даже если мирная акция на майдане Независимости мешала установке елки. Право, ни новогодняя елка, ни замена плитки, ни каток, (ни какой там еще повод придумали для разгона митингующих) - не стоят таких международных и внутренних осложнений!

Понятно, что после возвращения из Вильнюса эмоционально накрученных оппозиционеров у силовиков появилось желание пугануть митингующих, показав, что они настроены очень решительно. Однако в милиции работают циничные люди. Неужели нельзя подождать, пока протестующие не разойдутся, и не начнут устраивать массовые беспорядки? Тогда использование силы можно оправдать. Сейчас власти выглядят достаточно бледно. Европа требует объяснений, оппозиция требует отставок, и даже народные депутатов от ПР требуют наказать виновных и даже заявляют о выходе из правящей партии. Президент, правда с существенной задержкой, официально заявил о том, что он «глубоко возмущен» по поводу случившегося ночью на Майдане независимости.


Если проводить аналогии с недавним врадиевским бунтом, на который «отреагировали» на самом высшем уровне, то рядовых исполнителей показательного мордобоя на Евромайдане и инициаторов (или стрелочников) из выше стоящего милицейского руководства, ожидают большие неприятности. Это означает, что сейчас, когда протесты достигли наибольшего накала, силовики оказались в щекотливой ситуации. С одной стороны, поводов помахать дубинками будет более чем достаточно. С другой стороны, излишнее рвение может вызвать «глубокое возмущение» на самом верху. Все это заставляет серьезно задуматься. А задумчивый милиционер по определению боевой единицей не является.

Напрашивается закономерный вопрос. А что это было?