Помните старый анекдот про незадачливого мужика, который на первомайской демонстрации уронил портрет товарища Сталина и получил за это десять лет без права переписки за антисоветский мятеж и покушение на вождя? А помните, как смеялся над ним народ, одновременно поеживаясь: мол, ну и времечко было, жуть! Одно слово – тоталитарный режим!

Многие искренне верили, что именно так и было, и лагеря наполнялись людьми, севшими за портрет, три колоска и неосторожное высказывание. Но многие лишь махали рукой: да нет, это уже сказки!

Сегодня у всех украинцев есть возможность посмеяться над собственным времечком и современным тоталитарным режимом, потому что в современной Украине тоже шьют дела за портреты «первого руководителя». И это отнюдь не сказки, а реальность!

Четыре года лишения свободы – именно столько запросило обвинение для Майи Москвич, общественной активистки из Луцка, которая вместе с соратниками устроила 2 декабря весьма эпатажную, хотя, в общем-то, совершенно безобидную акцию: они пронесли по улице три перевернутых портрета украинского президента, после чего со сцены местного Евромайдана Майя призвала один из них сжечь, второй повесить, а третий подвергнуть линчеванию.

На столь кощунственное обращение с иконами Самого власть отреагировала немедленно. Сначала ей инкриминировали статью 295 (призывы к совершению действий, угрожающих общественному порядку). А затем обвинение стало настаивать на квалификации этого действия как группового хулиганства (статья 296-2, до четырех лет), одновременно с этим настаивая также на наказании за умышленную порчу государственного имущества, поскольку все три президентских портрета были «позаимствованы» протестующими в городском совете и оценены в 540 гривен.


Интересно, а не слишком ли 180 гривен за один портрет? Его вручную, что ли, рисовали? Или там рамка из красного дерева? Или казенные деньги экономить не принято?

Разумеется, брать чужое нехорошо. И общественники, «поцупывшие» портреты Гаранта, должны понести за это соответствующее наказание – в данном случае административное, поскольку даже явно завышенная сумма оценки в 540 гривен не тянет на уголовное дело. Но им «шьют» хулиганство и четыре года – именно так оценивают местные луцкие правоохранители невежливое обращение с политическими святынями. На обвиняемую уже надели браслеты, пока только электронные, а еще один обвиняемый, депутат того самого горсовета, посажен под домашний арест.

Почему-то думается, что если бы они вынесли из горсовета кадку с фикусом или прошли по улице с телефонными справочниками, то на них никто бы не обратил никакого внимания. Нет, дело тут завели именно потому, что это были портреты Януковича. Вот и скажите после этого, что в Украине нет политических дел!

«Где же тут политика? Это хулиганство и порча имущества, и поделом им!» – возразят критически настроенные противники всех этих «майданов». Таким же наверняка будет и официальное мнение властей, инициировавших дело. Ну, хорошо, допустим. Но что же тогда в их понимании «политическое дело»? Статья за инакомыслие? Но это очень узкий и примитивный взгляд на тему. Эпоха инквизиции и Галилея осталась в далеком прошлом, а в новом времени подавляющее большинство политических были осуждены вовсе не за то, что пытались спорить с тиранами. Как правило, они получали статью за деяние, направленное против государства, общества, власти.

Например, пресловутая 58-я статья времен «тоталитарного режима» была политической только в одном пункте (58-13) из четырнадцати: ответственность за участие в борьбе против «революционного движения» при царском режиме или во время Гражданской войны. Она была реально идиотской, издевательской и противоречила всем нормам права, начиная с римского, потому что карала задним числом добропорядочных граждан и добросовестных правоохранителей Российской империи, живших и работавших по её законам. Равно как и карала людей за то, что в эпоху революционной смуты они выбрали не ту политическую сторону.

Впрочем, большевики были не оригинальны. В 1945-47 годах СССР вместе со своими союзниками США, Францией и Британией точно так же задним числом обвинили всех граждан Германии и Австрии, состоявших в НСДАП и служивших в СС, участвовавших в этнических чистках и борьбе против подполья. И ведь не разбойников каких-то с большой дороги, а граждан и военнослужащих, выполнявших законы немецкого государства и приказы законно избранной власти. Такой вот юридический парадокс!

Остальные же пункты 58-й статьи были за: измену родине, шпионаж, саботаж, диверсии, теракты, свержение власти, призывы к свержению власти или совершение иных преступлений по статье 58, недоносительство об этих преступлений. И хотя этой статьи уже нет, как и «сталинского» Уголовного кодекса, все эти деяния наказуемы и сегодня. Конечно, не расстрелом, не 25 годами лагерей, но все же достаточно строго. Например, нынешним УК Украины предусмотрено наказание за государственную измену заключением от 10 до 15 лет, шпионаж – от 8 до15, терроризм – от 5 до пожизненного, за попытку свержения власти – от 5 до 10, а за призывы отделить от Украины какой-то кусок (Галиция ли, Крым ли) заключением до 3 лет.


Пожалуй, никто не будет спорить с тем, что диверсии и терроризм – это реально опасные преступления, что шпионаж и измена это плохо, и даже попытки свержения власти должны быть наказуемы, потому что власть должна уметь защитить себя и выбор своих избирателей.

Однако всякое обвинение в преступлениях должно соответствовать деянию, а не быть притянутым за уши или, более того, шито грязными нитками.

Так, например, четверым осужденным в начале 2013 года сумским «подпольщикам» инкриминировали, помимо прочего, разрисовывание стен граффити под трафарет, изображающего Януковича с простреленным лбом. Именно эта нелепость дала процессу название «дела граффитчиков» http://www.pravda.com.ua/rus/news/2013/03/28/6986630/?attempt=1 и привлекла к себе общественное внимание.

Но в истории современной Украины были процессы и подлеще! Например, знаменитое «дело грибников», по которому 12 лет назад СБУ публично-показательно раскрыла «заговор с целью антиконституционного переворота», который якобы планировала группа черниговских пенсионеров.

А в Севастополе судили активистов молодежного движения «Прорыв», которые в январе 2006 года устроили своеобразную политическую акцию: взяли лопаты и вырыли на Перекопе канаву, заявив, что это, мол, символ отделения Крыма от Украины. Зря заявили – за это немедленно ухватились прокуратура и СБУ.

Все эти обвинения куда более абсурдны, чем, например, шпиономания сталинских времен. Так, нынче практически все уверены, что крестьяне и оленеводы из глухих сибирских поселений, обвиненных в работе на немецкую, китайскую и японскую разведки, пали жертвами жестокой нелепости и тупости сталинских «троек». Мол, какой шпион из бородатого деда, всю жизнь живущего в глухой тайге? Но при этом почему-то все забывают, что в Сибирь реально наведывались и немецкие десанты с субмарин (Северный морской путь), и японские диверсионные группы (для блокады Транссиба), и китайские контрабандисты – и все они отлично ориентировались на чужой местности с помощью местных проводников, тех самых благообразных дедушек с берданками.

А вот обвинение известного советского академика А. Некрасова в том, что он «продал часть Поволжья американскому миллиардеру», действительно вызывает гомерический хохот. Если бы такая «сделка» имела факт, то академик превзошел бы самого Остапа Бендера и судить его нужно было бы за мошенничество, а не по 58-й.

Такое было возможно лишь там, где следователь и судья действовали по принципу «был бы человек – а статья найдется». Статья действительно находилась, однако не всегда у человека в погонах было достаточно ума, чтобы составить под неё грамотное и правдоподобное обвинение. А хотелось ведь что-то особенное, громкое, резонансное! Вот и рождались подобные абсурдные идеи типа продажи Поволжья…


Понятно, что современные политические дела не имеют ничего общего с идеологическими процессами средневековья. Нет, современное политическое дело сродни заказному. Поскольку посадить человека за его политическую позицию или общественную деятельность, просто за его взгляды, в наше время часто проблематично по причине отсутствия соответствующих статей в Уголовном кодексе. Да и вообще «узники совести» украинской власти не нужны, потому что она заявляет всему миру, что не преследует своих оппонентов, а потому, мол, политических заключенных у нас нет и не будет.

Но это не значит, что сейчас не сажают за политику. Отнюдь, стать политическим заключенным в современной Украине ничуть не труднее, чем при Сталине. Достаточно просто перейти дорогу власти или слишком громко выразить свое с ней несогласие – и за вами придут.

А затем начинается поиск более-менее подходящих уголовных статей, позволяющих осудить человека как хулигана, вора, взяточника и т.п. Противник власти плавно превращается из политического в обыкновенного уголовника: бузотера, коррупционера, бандита. Что позволяет не только навесить ему необходимый срок, но и избежать объяснений перед Западом. «За что вы его?» - «Так ведь воровал, мерзавец, и взятки брал!». Или, как вариант для мелких неработающих активистов-общественников, «Напился, подлец, и буянил!».

Но у таких дел есть одна особенность, позволяющая отличать их от банальной уголовщины: чем абсурднее предъявляемые обвинения, тем больше в этом деле политики. Если в хулиганстве обвинен гопник, по пьянке сломавший челюсть прохожему, то с чисто уголовным характером этого дела вряд ли кто-то будет спорить. А вот шить хулиганство уличным «революционерам», устроившим представление с портретами первого руководителя страны, – это слишком толсто, господа!