Увы, но на Майдане в Киеве становится скучно. Революционных штурмов, блокад с пикетами и маршей по Киеву в ближайшем будущем не предвидится. Укрепление баррикад по периметру Крещатика может быть вечным, но для этого нужны стройматериалы, которых пока не подвозят. Снег на баррикадах постепенно подтаивает – на улице оттепель, а новый не выпадает. На этом фоне нести революционную вахту на страже завоеваний Майдана становится скучно. Хочется хоть как-то самовыразиться. Поэтому кто поет, кто рисует, кто танцует, ну а а кто-то работает «главным вахтером» - пускает или не пускает людей. А некоторые ловят «шпионов» и «неправильных журналистов», чтобы они не смотрели и не клеветали. Не верите? Хотя наше издание сложно обвинить в необъективности и ангажированности, мы пишем про всех, но вот нашего корреспондента взяли бдительные «революционные стражи» в помещении КГГА-Киевсовета на Крещатике.

Обострение революционной бдительности?!

Рассказывает журналист нашего издания Виктор Гаценко, с которым эта история и приключилась: «В воскресенье, 22 декабря, после завершения всех намеченных дел, я вечером решил прогуляться по Крещатику, посмотреть на настроение «майдановцев», на общую обстановку, пообщаться с людьми. У меня с собой было журналистское удостоверение, а в сумке оказалась специальная красная жилетка с надписью «Пресса» на спине. Ее я и надел на всякий случай, чтобы не выглядеть в глазах некоторых «майдановцев» провокатором. Но, к сожалению, у меня не было с собой диктофона. После того, как я дружелюбно пообщался с несколькими активистами Евромайдана недалеко от Главпочтамта, я направился в КГГА, посмотреть на обстановку внутри учреждения и, может быть, пообщаться с людьми. Было примерно 20:00. На контроле меня пропустили - я показал «охране» удостоверение».

Т.е. в само здание мэрии он прошел без проблем, что он проделывал и раньше. Но вот дальше он столкнулся с суровыми вахтерами, которым его внешний вид и выражение лица не понравилось: «Только лишь поднявшись на второй этаж администрации, я услышал, мелодию, кажется, клавесина, на котором играл музыкант, расположившийся у трибуны. Я хотел подойти ближе, но тут путь мне преградили три-четыре молодых и крепких «свободовца» и двое их напарников среднего возраста, которые грубо и в приказном тоне сказали мне уходить из помещения. Когда я спросил: «Ребята, а на каком основании вы хотите выгнать меня отсюда? Я журналист, у меня есть удостоверение», тот, что постарше, сказал: «Які ми тобі «ребята»? В мене яйця сиві!». Другой сказал: «Ти провокатор, ти працюєш на Партію регіонів та на оккупаційний режим, ти у facebook пишеш антиукраїнські речі, ты - ворог українського народу. Вали звідси». Когда я отказался, эти 5-6 человек начали хватать меня, применять грубую физическую силу и выталкивать из помещения и с лестницы, кроя матами. В свой адрес я услышал, среди прочих, такие слова, как «п...р» и «петух». При этом они постоянно провоцировали меня на драку. В зале была куча людей, но никто даже и не поинтересовался, что происходит и по какому праву «свободовцы» выдворяют журналиста из администрации».



Т.е. налицо нарушение нескольких законов Украины, в том числе и Уголовный кодекс – его 171 статьи «Статья 171. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Эта статья гласит: «1. Умышленное препятствование законной профессиональной деятельности журналистов наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.
2. Преследование журналиста за выполнение профессиональных обязанностей, за критику, осуществляемое должностным лицом или группой лиц по предварительному сговору, - наказывается штрафом до двухсот необлагаемых минимумов доходов граждан, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет».

Кто не верит, может ознакомиться с официальным разъяснением Минюста Украины от 04.10.2011 г. «Правовые принципы деятельности журналистов в Украине».

Дальше журналист рассказал следующее: «Вытолкав меня за двери Киевсовета, активисты тут же приказали «охранникам» на входе больше не пускать меня в здание на основании того, что я «провокатор» и «враг народа». А уже на улице один низкорослый парень в камуфляже и черной маске, похожей на противогаз, закрывающей нос и рот, сказал мне: «Ми читаємо твій facebook, знаємо, де ти живеш, в який спортзал ходиш, тобі - п...а!».

Примечательно, что на месте событий у входа в КГГА случайно оказался знакомый нашего корреспондента. Виктор Гаценко заявляет, что он слышал угрозы со стороны «свободовца» и может засвидетельствовать этот факт. «На улице у порога КГГА было достаточно людей, они видели все происходящее, но мы, к сожалению, не знакомы. Однако во время перепалки на улице меня окликнул знакомый активист. Мы живем в одном районе и тепло общаемся, хоть и редко. Видимся, как правило, на каких-нибудь гражданских акциях. Он может засвидетельствовать факт «свободовских» угроз расправы надо мной». Т.е. свидетели произошедшего с корреспондентом под КМДА имеются, и они могут это подтвердить, что они и сделали.

Уже в понедельник, 23 декабря, корреспондент Виктор Гаценко установил «свободовцев», которые применяли по отношению к нему физическую силу, и указал их контактные данные в социальной сети facebook. «Позже я выяснил, что это был один из лидеров студенческой «Свободы» Руслан Андрейко и его напарник - Артем Рубан. А вот их контакты на facebook: Руслан Андрейко, Артем Рубан».

Кто виноват и что делать?

Журналисты нашего издания стали выяснять, а что же произошло в помещении КГГА с корреспондентом и кто отвечает за такое поведение революционной стражи? Увы, но в самой «Свободе» пока нет никакого единого мнения о произошедшем… Так, депутат Верховной Рады Руслан Кошулинский обещает разобраться с горе-охранниками: «Вы меня уведомили, я пообщаюсь сегодня с этими людьми и завтра уже буду знать обстоятельства инцидента. Узнаю их аргументы и выясню, как это можно объяснить».

А депутат Эдуард Леонов, считает произошедшее в здании Киеврады недоразумением и обещает разобраться и наказать виновных в инциденте.

Эдуард Леонов: «Ситуация, как вы ее описываете, очень неприятная. Я сегодня же проведу проверку этого факта, пообщаюсь с Андрейко и Рубаном (активисты, вытолкавшие корреспондента из здания КГГА. – Прим. авт). Конечно, это ненормально и неправильно, и если подтвердится информация, то будут применены меры. Я усилю контроль за тем, чтобы журналисты могли беспрепятственно освещать любые события, связанные, в частности, с этим зданием. У меня нет никаких оснований не доверять вам, и я приму меры, чтобы разобраться с ситуацией. По крайней мере, в КГГА вы можете себя чувствовать спокойно и уверенно».

Но, увы, с Леоновым абсолютно не согласен другой депутат от «Свободы» Игорь Мирошниченко. Он считает, что с журналистами типа Виктора Гаценко и другими, вроде Александра Чаленко, нужно непримиримо бороться за то, что они не любят Украину и украинцев и имеют наглость писать об этом в СМИ. Ну, так у нас в стране много кто кого не любит, о чем регулярно пишут все, кому не лень – у той же «Свободы» много своих «идейно-политических» врагов, с которыми они переругиваются в печати и И-нете.



Игорь Мирошниченко: «Поэтому такого горе-журналиста, если таких можно называть журналистами, попросили выйти и вывели. Что касается матюков и всего остального — это вранье. Его просто попросили выйти и вывели. Если бы это была Юлия Процышена (имеется в виду корреспондент интернет-издания Новости Украины – From-UA. – Авт.), к вам бы не было никаких претензий».

Он (Виктор Гаценко. – Авт.) уже неоднократно был замечен во вранье и абсолютно предвзятом отношении к тем или иным событиям. Этот человек ходил, вынюхивал и пытался написать какую-то брехню. Рожу Чаленко знают все, а это человек такой же, как и он (имеется в виду корреспондент интернет-издания Новости Украины – From-UA Виктор Гаценко. – Авт.), просто у него другая фамилия. Когда мы придем к власти, то мы вообще введем уголовную ответственность за украинофобию. Я уже пытался предусмотреть в своем проекте закона про дискриминацию 2342-1 такую ответственность. Любой, кто будет оскорблять украинскую нацию и рассказывать, что он журналист, будет наказан, потому что нельзя прикрываться журналистским удостоверением».


Так что можно предполагать, что те, кто выгнал журналиста из захваченного здания КГГА, очевидно, ориентировались на точку зрения депутата Игоря Мирошниченко. Ну, так с другой стороны – объявите пана Игоря общественным комендантом КГГА, пусть его соратники обвешают здание плакатами вроде: «Титушкам и Чаленкам вход воспрещен под угрозой евробойкота!», и все – можно героически не пускать посторонних. Кстати, синдром «важности вахтера», когда он становится «лицом, принимающим решения» - пускать или не пускать, давно описан в психологии.

«Стенфордский эксперимент» как объяснение «синдрома вахтера»

В далеком 1971 году в США в университете Стэнфорда психологом Филлипом Зимбардо был проведен эксперимент, который должен был объяснить природу власти и феномен поведения людей в местах заключения. Эксперимент планировался на две недели, но его прервали досрочно на шестой день. Причина – подопытные превзошли самих себя в игре «жертв» и «палачей»…

Двадцать специально отобранных самых «средних» и «нормальных» добровольцев 25-30 лет были помещены в искусственно созданные тюремные условия. По окончанию эксперимента все участникам полагалась одинаковая оплата. Под «тюрьму» был переоборудован один из небольших коридоров университета. Задачей являлось не создание точной копии тюрьмы, а создание условий, достаточно достоверно передающих атмосферу этого учреждения.



Потом добровольцев по жребию разделили на «надзирателей» и «заключенных» и дали возможность надзирателям проявлять властные полномочия. Бить заключенных запрещалось. Средства воздействия были только моральные. И началось… Моральный террор охранников оказался настолько сильным, что заключенные были готовы на все, лишь бы их выпустили из импровизированной тюрьмы. Ну а обычные люди, которые вдруг стали «охранниками», вдруг оказались законченными садистами. В общем, как гласит поговорка, «кто палку взял – тот и капрал». Отчет про Стенфордский тюремный эксперимент можно прочесть здесь.

Отмечу, что люди везде одинаковы – что в США, что в Украине. Ведь аналогичные трансформации происходят и среди сотрудников украинской милиции, которые часто превышают свои полномочия. Ведь наслаждение властью – один из человеческих инстинктов, из которых человечество вырастет не скоро, если вообще вырастет и вытравит из себя. Так что вынужден с грустью констатировать, что «революционная стража» в помещении КГГА, гоняющая журналистов, что дерущийся с ними на улицах и площадях «Беркут» в своих поведенческих реакциях, увы, оказались абсолютно одинаковыми.

Глядя на это все, думаешь: вроде бы все люди как люди, только кусочек власти в их руках так сильно испортил их…