Я Дед Мороз, борода из ваты,
Я уже слегка поддатый…
Мне сказали, меня здесь ждут,
Значит, будем догоняться тут.
Налейте мне вина побольше,
Мне везти подарки в Польшу
С мешком в руках
И в скороходах-казаках.


Вот так выглядит современный Дед Мороз в интерпретации группы «Дискотека Авария» - приносящий подарки добрый, веселый, обязательно слегка подвыпивший любимец взрослых и детей, ставший одним из символов Нового года. А ведь начиналась его история совсем, как в модном ныне жанре «страшной ужасти».

Говорят, что все пошло от древних кельтов, которые те еще были выдумщики. В их богатом пантеоне богов и духов был повелитель ледяной стужи и пурги. В канун Нового года, который наступал на стыке нынешних октября и ноября, он ходил по домам с холщовым мешком, но не раздавал подарки, а наоборот, собирал жертвы, если, по его мнению, в течение года получил их мало. Ничего хорошего такие посещения не сулили. Чтобы оградить селение от кельтского Деда Мороза, жрецы-друиды приносили ему жертву, привязывая на ночь к ели – обиталищу лесного духа - юную девственницу. Замерзла к утру - значит, жертва принята. К слову, эту ель они украшали в духе Стивена Кинга – развешивали на ветвях внутренности людей и животных. Со временем мир стал не таким жестоким, и ель стали украшать яблоками, кусочками хлеба, вареными яйцами и орехами, а реквизит из фильма ужасов превратился в безобидные елочные игрушки и гирлянды.


Не был изначально добрым и наш восточнославянский Студенец, Трескунец, Мороз, Морозко, Зюзя, имевший много общего с древнеславянскими божествами Подзвиздом, Зимником и Корочуном (Карачуном). Он не приносил подарки к Новому году, мог жестоко покарать, но мог и одарить.

В более привычном нам виде Дед Мороз, а точнее просто Мороз или «Мороз Иванович», как назвал свою литературную обработку фольклорного «Морозко» Владимир Одоевский, появился во второй четверти 19-го века, а точнее в 1840-м году, когда вышел сборник «Сказки дедушки Иринея». В народе Морозко представлялся в виде старика, который своим посохом управлял смертью всего живого. В дни зимнего солнцестояния его нужно было умилостивить, как управляющего холодом кельтского духа. У Одоевского очень смягченный вариант отголоска жестоких языческих времен. Мороз Иванович не принимает первую жертву, а ее замену – не понравившуюся ему ленивую девушку Мороз Иванович не замораживает насмерть, а лишь награждает ожерельем из сосулек вместо богатого приданого, доставшегося ее сводной сестре.

Но и тогда Мороз не имел никакого отношения к Новому году, ведь действие сказок о нем происходит в начале весны. И с новогодней елкой тоже. До 15-го века его у нас отмечали 1-го марта, потом 1 сентября, пока 20 декабря 1699-го года Петр Первый не повелел перейти на юлианский календарь и отмечать наступление нового года 1 января «по примеру всех христианских народов» и «лучшего ради согласия с народами европейскими», а «по большим проезжим улицам, и знатным людям, и у домов именитых духовного и мирского чина, перед воротами учинить некоторое украшение от дерев и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых. А людям скудным хотя по древу или ветви над воротами или над хороминами своими поставить. И чтоб то поспело будущего генваря к 1-му числу 1700 сего года; а стоять тому украшению генваря по 7-е число того же года». Но обычай не прижился, после смерти Петра этот указ позабыли, а сама новогодняя елка начала приживаться только в 1820-х годах, когда в домах петербургских немцев начали устраивать новогодние праздники для детей. Некоторые историки утверждают, что этот обычай привезла в Россию из Германии в 1817 года невеста великого князя Николая Павловича прусская принцесса Фредерика-Луиза-Шарлотта-Вильгельмина. Газета «Харьковские ведомости» в 1913 году писала: «В первый раз в 1817 года, накануне Рождества, по желанию супруги великого князя Николая Павловича великой княгини Александры Федоровны зажглась в Николаевском дворце… германская рождественская елка», а первую «государственную елку» организовал в конце 1830-х годов лично император Николай Первый.

Но Деда Мороза, который дарил бы детям к Новому году, как святой Николай к католическому Рождеству, подарки, на этом празднике ещё не было. Однако попытки создать такой образ предпринимались. В 1861-м году упоминался рыцарь Рупрехт – спутник святого Николая из немецкого фольклора, в 1861-м – сам святой Николай, или «дедушка Николай», в 1886-м – сказочный Морозко. Из объединения этих персонажей к началу 20-го века постепенно и сложился всем нам знакомый образ Деда Мороза.


Какой Новый год без Снегурочки! Но если Морозко, не без участия святого Николая трансформировавшийся в Деда Мороза, - персонаж, у нас известный с давних времен, то Снегурочка – настоящая иностранка и зовут ее при рождении Schneekind. В славянском народном обряде ее нет, а в русском фольклоре она впервые появилась лишь в 19-м веке как персонаж сказки об ожившей девочке из снега - Снегурке или, как вариант, Снежевиночке. Существует версия, что ее прототипом может служить святая Люсия из стран Балтии, Германии и Швеции, заменявшая святого Николая на Рождество, когда в период Реформации ему «запретили» раздавать подарки.

Впервые народный сюжет о Снегурке в 1869-м году обработал Александр Афанасьев, а переименовал ее в Снегурочку и сделал внучкой Деда Мороза впервые в 1873-м году в своей пьесе Александр Островский. Правда, это тогда мало кто заметил. Слава к Снегурочке пришла на десяток лет позже, когда в 1882-м году состоялась премьера построенной на сюжете Островского оперы Николая Римского-Корсакова. Став популярной, девочка из снега стала появляться в сценариях рождественских елок, правда, на роль их ведущей она пока не претендовала. Все ограничивалось инсценировками фрагментов сказок, пьесы Островского или оперы Римского-Корсакова, тем не менее, новогодние праздники с Дедом Морозом, Снегурочкой и, конечно же, украшенными игрушками и гирляндами елками становились все более и более популярными. В 1905-м году даже появилась знаменитая «В лесу родилась ёлочка» Раисы Кудашёвой и Леонида Бекмана.

Так продолжалось до 1916-го года, когда немецкое происхождение новогодней елки сыграло с ней злую шутку. Именно тогда в разгар Первой мировой войны она была запрещена как «немецкий обычай». Ну, а после 1917-го – заодно и как обычай буржуазный и религиозный пережиток, потому что ассоциировалась не только с собственно Новым годом, но и Рождеством. И только 28 декабря 1935 года газета «Правда» опубликовала письмо секретаря Компартии Украины Павла Постышева в защиту елки:



«В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то не иначе как «левые» загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею. Следует этому неправильному осуждению ёлки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец. Комсомольцы, пионер-работники должны под Новый год устроить коллективные ёлки для детей. В школах, детских домах, в дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах - везде должна быть детская ёлка! Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне Нового года ёлку для своих ребятишек. Горсоветы, председатели районных исполкомов, сельсоветы, органы народного образования должны помочь устройству советской ёлки для детей нашей великой социалистической родины. Организации детской новогодней ёлки наши ребятишки будут только благодарны. Я уверен, что комсомольцы примут в этом деле самое активное участие и искоренят нелепое мнение, что детская ёлка является буржуазным предрассудком. Итак, давайте организуем весёлую встречу Нового года для детей, устроим хорошую советскую ёлку во всех городах и колхозах».


После этого письма елка была разрешена специальным указом ВЛКСМ. Вместе с елкой к советским детям вернулись и Дед Мороз со Снегурочкой. 31 декабря 1935 года в Харьковском Дворце пионеров, кстати, первом в СССР, прошла первая новогодняя елка для детей. А в январе 1937-го Дед Мороз со Снегурочкой приветствовал гостей на празднике в Доме Советов в Москве. С тех пор без них не обходится ни один советский новогодний праздник.

А вот с распадом СССР Деда Мороз умудрился даже включиться в идеологическую борьбу. В Таджикистане его изъяли из новогодних программ как чуждый таджикскому народу персонаж, у Узбекистане звучит идея заменить Деда Мороза персонажами узбекского фольклора, а в Украине он со своей внучкой даже претендует на роль персон, угрожающей национальной безопасности.

В 2012-м году в день святителя Николая, который православные христиане отмечают 19 декабря, озабоченные активисты на одном из мостов Киева повесили чучела Деда Мороза и Снегурочки. Демонстративно повесили, и так, чтобы даже издали непременно были видны и толстые веревки, и затянутые на «шее» петли. Рядом был прикреплен плакат «Они хотели заменить нам Святого Николая». Претензий у них к Деду Морозу, Снегурочке и тем, кто принимает от них подарки, как оказалось, много.



«Если ты даришь своим детям подарки «от Дедушки Мороза», а не Святого Николая - ты предатель Украинской Нации!».

«Новый год и Дед Мороз - идеологическое оружие Москвы!».

«Старого пьяницу Деда Мороза и проститутку Снегурочку придумали московские коммунисты для того, чтобы растлить украинских детей, сломать моральный позвоночник Украинства».

«Если ты празднуешь Новый год - ты жалкий московский подхалим, потому что этот искусственный праздник нам навязали московские оккупанты».

«Если ты желаешь что-нибудь праздновать 1 января - празднуй день рождения великого сына украинской нации Степана Бандеры».



Не знаю, как вы, а дети в идеологических войнах участвовать не стремятся, Степана Бандеру в роли Деда Мороза представляют себе слабо и со святым Николаем этот персонаж не путают. Первый (Дед Мороз, а не Бандера) дарит подарки на Новый год под елочку, а второй - святой Николай то бишь – когда все спят, на Рождество под подушку.

Но все-таки интересно, кто придёт в новогоднюю ночь на Евромайдан – Дед Мороз со Снегурочкой, Санта-Клаус или Степан Бандера?