Как я уже указал в предыдущем материале, у двоих из задержанных по «делу Чорновил» парней, Храмцова и Насиковского – стопроцентные алиби.

Не на 99%, не на 99,9%, а на все сто. За что арестовали старшего брата Сергея Котенко – вообще непонятно. Если за то, что он его брат, то почему еще не сидят мама и папа, к примеру?

Почему следствие не отрабатывает одноклассников Сергея Котенко, почему они еще не задержаны и не помещены в СИЗО? Вопрос на вопросе.

«Зеленый свет» ГСУ МВД

После того, как алиби Александра Храмцова подтвердили публично два свидетеля, после того, как видео с камер ресторана «Крещатик», где Александр находился в момент избиения Чорновил, было показано по всем каналам… суд вынес постановление на арест.


А свидетелей на суд не пригласили. Они так и простояли до конца заседания за дверью, и узнали по окончанию оного о том, что их товарищ проведет в СИЗО два месяца. За что? На каком основании? На основании того, что «дело непростое».

До момента помещения Андрея Насиковского в СИЗО к нему не допускаются адвокаты. Вплоть до 4 января 2014 года с задержанным не было проведено НИ ОДНОЙ беседы или допроса. Лишь 3 января был опрошен брат Насиковского.

Мои источники в правоохранительных структурах утверждают – следствию известно, что Насиковский не причастен к избиению Чорновил, он не находился в машине, алиби его может быть подтверждено множеством людей и записей видеокамер. При этом держат Андрея в СИЗО с одной целью – «показать работу».

Кроме того, как заявил следователь ГСУ МВД Икс, дословно: «сверху дано распоряжение, у нас зеленый свет на все».

Ибо дело «политическое». Если пара-тройка людей пострадает, десяток законов будет нарушен или парочка беззаконных постановлений выпишется – не беда.

Что нарушили следственные органы в этом деле? Проще перечислить то, чего они не нарушили. «Зеленый свет», что поделать, лес рубят, дело «политическое», а щепки-люди в расчет не принимаются.

Андрея Насиковского доставляют в Бориспольское ГО ГУ МВД 26 декабря. И только ближе к вечеру составляют протокол задержания. Сутки человек лишен свободы вообще без каких бы то ни было оснований.

Но вот его арестовали, надели наручники, предъявили протокол задержания. В протоколе от 26.12.13 указано, что Насиковский Андрей задержан на основании статьи 208 УПК Украины.

Открываем статью 208, читаем:

Уполномоченное должностное лицо имеет право без решения следственного судьи, суда задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, только в случаях:

если это лицо застигнуто при совершении преступления или покушения на его совершение;

если непосредственно после совершения преступления очевидец, в том числе потерпевший, или совокупность очевидных признаков на теле, одежде или месте происшествия указывают на то, что именно это лицо только совершившего преступление.



То есть, задержать Андрея могли в двух случаях. Если Татьяна Чорновил его опознала, или если его арестовали над ее избитым телом. Если вышеперечисленного не было – задержание незаконно. Все так. Но ведь «зеленый свет»!

26 декабря cледователь ГСУ МВД Никоненко Валентин Сергеевич обратился к судье с ходатайством о предоставлении разрешения на проведение обыска в жилище Насиковского, умышленно скрыв то, что последний является адвокатом.

Для чего это было сделано? Да чтобы обыскать квартиру Андрея не так, как того требует закон, а так, как хочется.

В законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» четко прописано, каким образом происходит обыск в жилище адвоката.

Так вот, перед тем, как начать рыться в документах, изымать флешки и т.д., необходимо сообщить о готовящемся обыске в Совет адвокатов региона. Совет, в свою очередь, отправляет на место следственных действий своего представителя.

Делается это для того, чтобы не допустить утечки конфиденциальной информации о клиентах защитника. ГСУ МВД провело обыск ночью и по беспределу. Изъяли вещи, которые никоим образом не могли быть связаны с избиением Чорновил.

27 декабря состоялся суд. ГСУ МВД Украины в лице следователя Никоненко просит судью применить к задержанному меру пресечения в виде содержания под стражей.

Содержание под стражей – исключительная мера. Чтобы человека упрятать в СИЗО, необходимо предъявить суду доказательства о том, что он:

будет скрываться от следствия;

влиять на свидетелей и препятствовать расследованию.


Такие доказательства суду предоставлены не были, а судья их и не требовал. «Зеленый свет», как-никак.

Более того, в суде были заслушаны показания свидетелей, подтверждавшие алиби Насиковского на момент совершения преступления. Суд их заслушал. И начхал на них.

30 декабря около 10 часов утра в изолятор временного содержания Киевской области приезжают защитники Насиковского Юлия Котова и Николай Виноградов. На руках у них все необходимые документы, а также завизированное начальником ГО ГУ МВД Семикопом заявление.


Адвокаты ждут около часа, после чего их… не пускают на свидание с подзащитным.

Мотивация – его перевозят в Киевский СИЗО. «Зеленый свет», какая разница.

Как я уже указал в первой части, алиби Андрея подтверждено множеством фактов. Это и свидетельские показания двух его товарищей, с которыми он созванивался, распечатка его телефонных переговоров, записи множества видеокамер, свидетельство его невесты и распечатки ее звонков, свидетельство учительницы английского языка, продавщицы в маркете, соседки, консьержки, пункта охраны, на который пришел сигнал о постановке-снятии с сигнализации его квартиры.

Помимо всего этого, у милиции есть возможность с точностью до пары метров узнать ВСЕ передвижения его мобильного телефона, а также телефона Сергея Котенко, узнать, какие звонки и с каких мобильных устройств осуществлялись из квартиры Насиковского.

У следствия есть образцы его ДНК, отпечатки. У следствия есть все, что необходимо для того, чтобы исключить Андрея из списка подозреваемых.

Равно как у следствия есть ВСЕ для того, чтобы исключить из списка подозреваемых абсолютно непричастных к делу Александра Храмцова и Александра Котенко.

И тут начинается самое интересное и самое мрачное. Следствие НЕ изымало записей видеокамер, следователи НЕ интересовались показаниями свидетелей, следствие НЕ интересуют звонки с мобильного, его местонахождение и прочая «чепуха».

Я связался с невестой Андрея, которую по требованию адвокатов подозреваемого ГСУ все же соизволило пригласить для дачи показаний через 9 суток после случившегося.

Есть железное алиби, есть подтверждения тому, что Андрея и близко на трассе в то время не было. Милицию интересовали факты, подтверждающие его невиновность?

Нет. Им вообще ничего не интересно. Они все с улыбкой и ухмылкой спрашивали. Более того, меня убеждали, что отношения в полгода - это вообще не отношения, и я про человека ничего не знаю.

То есть, по сути, они убеждали вас в его виновности?

Смотрите, они пообщались с соседкой, которая слышала, как пришел Андрей, и объяснили ей, что она могла слышать не то, что ей показалось, и вообще, все может быть не так, как она видела и слышала.

Какие вопросы задавали вам?

Откуда вы знаете, что он был дома? Откуда вы знаете, что он не общался с Котенко? Откуда вы знаете, чем он зарабатывает на жизнь? Откуда вы знаете, что он делает на кухне, пока вы в спальне? Почему вы ему верите? Он поднимал руку на женщину? Нет? А у нас есть другие сведения. У него вес в 110кг, при этом вы говорите, что он не мог избить женщину?

Такова была общая направленность вопросов?

Да. Общая направленность - "вы (я) ничего не знаете про Андрея и говорить о том, что вы что-то знаете, у вас нет оснований. Вы лично видели? Нет? Значит, вы не знаете. Он мог говорить вам, что дома, а сам быть с Сергеем».


Тут я с милицией совершенно согласен. Мог говорить, что дома, а сам быть с Котенко и избивать общественного деятеля Чорновил. При этом телефон его мог находиться в его квартире вопреки законам физики и здравому смыслу.




За рулем его авто мог находиться специально нанятый человек, который намеренно разъезжал перед камерами слежения.

Также был нанят двойник, как две капли воды похожий на Насиковского, который отзанимался с учительницей английским языком. Этот же двойник снял квартиру Андрея с сигнализации, пообщался с товарищем по скайпу.

С целью осуществления преступного замысла, Сергей Котенко сделал звонок на мобильный телефон невесты Андрея Насиковского и поинтересовался его номером.




С той же целью Котенко несколько раз звонил и самому Андрею. Все это с одним коварным замыслом – запутать следственные органы.

Продумали колоссальную легенду, после чего Насиковский… пустил Котенко, которого последний раз видел полгода назад, к себе переночевать. Гениально, не правда ли?

Следствие намеренно подгоняет то, что никак не подгоняется, под определенную схему. Общественность требует преступников – МВД и суд любезно кандидатов в преступники предоставляет.

При этом прошу обратить внимание на один аспект. Никто не интересуется судьбами этих людей, сегодня без вины и без малейшего намека на причастность к преступлению содержащимих в СИЗО.

Оппозиция, требующая найти виновных, никоим образом не выказывает обеспокоенности тем, что невиновные сидят, по сути, в тюрьме.

Более того – не выказывает обеспокоенности и сама избитая Чорновил. Уж кто-кто, но она должна желать поимки преступников. Или нет?

На сегодняшний день правду о случившемся знает Сергей Котенко и те, кто с ним были в машине. Но за что сидят остальные, и почему откровенное беззаконие в расследовании этого дела не вызывает возмущения у общественности и политический сил – неизвестно.