Столетие назад Ленин писал, что Русско-японская война, которая не была проиграна военными, но сдана политиками, наглядно продемонстрировала всю гнилостность царского режима. С его придворными интриганами и генеральскими любимчиками, с повальной коррупцией и бессовестным разворовыванием казны, с надоевшими всей стране «надо ж дать!» и «я начальник - ты дурак!».

Украина войны таких масштабов пока не знала - к счастью, поскольку случись она, то власть бы сбежала на третий день, а держава рухнула на пятый. Для наглядной демонстрации гнилости своей системы Украине оказалось достаточно всего лишь одного пожара средней величины, случившегося в цехе ООО «Харьковская ювелирная фабрика».

Прежде всего, стоит уточнить, почему в СМИ трагедию несколько неверно называют «пожаром на Хартроне». Дело в том, что «Хартрон» - это уникальное советское научно-производственное объединение, созданное еще в 1959 году и занимавшееся разработкой и выпуском электронных систем управления для ракетно-космических комплектов.

По известным причинам, после 1991 года продукция «Хартрона», как и «Южмаша», оказалась почти невостребованной. И точно так же, как и тысячи предприятий по всему бывшему Союзу, «Хартрон» начал сдавать свои простаивающие и пустующие корпуса в аренду. В одном из них площади арендовало ООО «Харьковская ювелирная фабрика» (по сути – всего лишь цех). Там где раньше паяли схемы для космических ракет и спутников связи, теперь штампуют бабские побрякушки. Судя по тому, что ювелирные лавки в Украине множатся, как грибы, бизнес этот весьма успешный и требует на порядки меньше вложений, чем производство космического оборудования.

Однако именно экономия на производственных расходах, судя по всему, и стала той истинной роковой причиной трагедии, унесшей жизни восьмерых работников ювелирной фабрики…





Сразу обратите внимание на видео: слева от горящих окон находится лестничная клетка с выходом на улицу на первом этаже. То есть, по идее, рабочие сразу могли бы по ней выбежать из горящего здания. Также обычно в таких зданиях существует и вторая, «парадная» лестничная клетка. Почему погибшие не воспользовались ими, а начали вылезать в окна?

«В очаге возгорания и взрыва, как впоследствии это и произошло, факты - это вещь упрямая, мы видим, что эвакуационного выхода не было. Дверь металлическая, она закрыта на большой амбарный замок, люди были предоставлены сами себе, и стихия, естественно, сделала свое дело», - так пояснил ситуацию первый заместитель прокурора Харьковской области.

Таким образом, ходившие с первых же день трагедии слухи о том, что двери цеха были закрыты и людей не выпускали, похоже, подтверждаются. А это уже не просто халатность, это демонстрация отношения работодателей к своим работникам.

С точки зрения владельцев и руководства ювелирного цеха блокирование дверей было оправдано, ведь выбегающие рабочие вполне могли прихватить с собой и жменю золота. Более того, возможна инсценировка пожара именно для того, чтобы под шумок вынести с объекта что-то ценное – это старый, как мир, способ кражи. Ведь в самом начале пожара поди разберись, взаправду горит или просто кто-то «дымовуху» запалил?! Убытки исчислялись бы десятками, а то и сотнями тысяч гривен, за которые отвечали бы директор и охрана.

Но такое трепетное отношение к имуществу и наплевательское к человеческой жизни существует лишь в тех странах, где эта жизнь традиционно ценится дешевле табуретки: в Африке, в Азии, в постсоветских республиках. Если бы владелец ювелирного цеха знал, что за каждого погибшего по его вине рабочего ему придется выплатить огромную компенсацию – не жалкие несколько тысяч на похороны, а сотни тысяч, – то он бы дорожил, в первую очередь, не золотом, а людьми, и предусмотрел бы все необходимые системы безопасности.



А в этом цеху, как нетрудно догадаться по бьющим из окон огненным факелам и густым клубам ядовитого дыма, вряд ли были хотя бы спринклерные или дренчерные оросители. Хотя, заметим, в бывшем советском типовом здании НПО такие системы были обязательны. Возможно, во время перестройки этажа в «ювелирный завод» их просто срезали, а пожарный инспектор, принимая новое помещение, этого «не заметил».

Интересен и другой факт: еще в 2009 году экологическая инспекция Харькова заявила, что ООО «Харьковская ювелирная фабрика» существенно загрязняет воздух выбросами диоксидов, углеводородов и кислотных паров. Весьма жуткая (и взрывоопасная) какая-то смесь! Можно только представить, чем дышали на фабрике её работники. Хотя, а кого это волновало? Условия труда в Украине практически китайские: помер рабочий, труп вынесли – и на его место тут же выстраивается целая очередь.

…Вспоминается недавняя беседа двух типичных обывателей Донбасса, с иронично-презрительной усмешкой спрашивавших друг друга «за что стоят эти дураки на Евромайдане?». Да вот за то и стояли, чтобы к ним относились не как к копеечному скоту…

К сожалению, если что и умеет хорошо нынешняя украинская система, так это «не нагнетать ситуацию», заводить дела в тупик и отмазывать своих людей.

Еще не развеялся ветром ядовитый запах гари, а тела погибших уже хоронили якобы в «в обстановке секретности»: в разные дни и на разных кладбищах. Видимо, власти очень не хотели, чтобы общая похоронная процессия вылилась в какой-нибудь эксцесс и вообще привлекала внимание прессы и общественности, а то ведь в стране политическая напряженность, в стране снова Майдан. Поэтому погибших, как говорится в народе, «по-быстрому зарыли».



Всю вину за трагедию возложили на директора ювелирной фабрики. В принципе, это правильно, поскольку именно он отвечает за условия труда и безопасности на своем объекте. Однако все прекрасно понимают, что последнее слово не за директором, а за владельцем предприятия (оный остается неизвестным широкой общественности), поскольку именно владелец дает добро на расходы пожарной безопасности, владелец формулирует отношение к работникам. Директор в данном случае лишь ответственное лицо, но и он может избежать этой ответственности, поскольку просто исчез после пожара.

Но пока искали директора и хоронили погибших, снятое видео трагедии вызвало общественный резонанс и, как следствие, вызвало несколько скандалов.

Первый разразился после того, как появились первые комментарии непосредственно очевидцев пожара и людей, посмотревших его видео в сети – они оценивали работу МЧС. Причем в целом: начиная с вопросов, какой пожарный инспектор подписал разрешение на работу этого цеха, и заканчивая действиями приехавших брандмейстеров.

Почему отогнали грузовик, в кузов которого могли спрыгнуть висящие на кондиционерах люди? Почему опоздала автолестница, которая должна была прибыть одновременно с автоцистерной (в советское время они ездили на вызовы парами), и почему, прибыв, она так долго разворачивалась? Почему у пожарной охраны нет ни старых добрых «брезентов», ни современных спасательных подушек (т.н. «куб жизни»), на которые в таких случаях могут прыгать пострадавшие?



А ведь буквально несколько месяцев назад подобная трагедия произошла в Макеевке (Донбасс), где три человека погибли, потому что пожарные тоже прибыли на вызов без лестницы и брезента. Двое несчастных погибли, выпрыгнув из горящей квартиры, еще один задохнулся от дыма в помещении. Но никто так и не сделал никаких выводов из трагедии, возможно, потому, что она не получила такого широкого резонанса.



А вот Харьковский пожар как-то сразу стал темой №1. Его прокомментировал и бывший глава МЧС Виктор Балога, назвав действия пожарных непрофессиональными и охарактеризовав общее состояние украинских пожарных частей как неудовлетворительное:

«Во-первых, на территории завода раньше находилась объектная пожарная часть, но ее сократили. Во-вторых, очевидно, что план пожаротушения по заводу давно не отрабатывался, как, в принципе, и по всей стране. В-третьих, был нарушен регламент действий: сначала нужно искать людей, а затем тушить пожар. В Харькове все было наоборот. И завтра, не дай Бог, у нас будут десятки таких пожаров, с которыми нечем бороться. У личного состава есть проблемы с форменной одеждой и средствами индивидуальной защиты. Что в таком случае говорить о технике или переоснащении? То есть в этой стране о безопасности граждан уже не думает никто. Руководству страны нужна милиция, ему нужен «Беркут» и водометы для разгона митингов. А спасатели им больше не нужны», – заявил Балога, придав делу политический характер.

В противоположность этой критике звучал бодрый отчет нынешнего главы МЧС (теперь ГосЧС) Михаила Болотских, который категорически утверждал, что действия пожарных соответствовали всем нормам регламента, что они прибыли вовремя и спасли всех людей. В общем, все претензии к спасателям – сплошные наветы, отважные пожарные выполняют свой долг на твердую пятерку.



Более того, на состоявшейся пресс-конференции Болотских, видимо, не совсем хорошо подумав, начал «опровергать слухи» и заявил следующее:

«Меня это видео не убедило. Я могу отдельно проанализировать каждый фрагмент видео. Видно, как спасатели принимают людей на нижнем этаже, как снимают с помощью лестницы. Но никто не падает и не погибает. Спасено 22 человека. Все погибшие - это люди, которые получили смертельные травмы в первые минуты пожара еще до прибытия спасателей», - самоуверенно сказал главный спасатель Украины.



Как оказалось, зря! Ведь видео падающих людей на фоне уже приехавших пожарных может увидеть каждый. То есть, выходит, что Болотских цинично соврал. Впоследствии оказалось, что шефа подставил (намеренно или случайно) замначальника ГУ ГосЧС по Харьковской области Александр Волобуев, предоставив тому непроверенную информацию. Уже через пару дней Волобуев был уволен, а Болотских несколько скорректировал свою версию трагедии: мол, погибшие (упавшие) пострадали в ходе попытки самостоятельно спастись. Интересно, а что им было делать – заживо коптиться в ядовитом дыму?

Но еще дальше пошел первый вице-премьер Александр Вилкул, поведавший такую версию трагедии: мол, в помещении, где произошел пожар, был обнаружен накрытый стол и бутылки с якобы алкоголем. Намек был очевидный: работники цеха решили отметить (но что, Рождество-то уже прошло?), употребили – ну и возник пожар. Такая версия сняла бы всю ответственность и с руководства фабрики, и с пожарного ведомства.

Однако неожиданно против версии Вилкула выступила харьковская областная прокуратура, чей руководитель категорически заявил: «Относительно пострадавших, погибших - это восемь человек - могу сегодня заявить о том, что все были трезвыми, ни у одного из пострадавших алкоголь не был обнаружен».

Дело всё больше принимало политический характер. В завершение всего в интернете появились комментарии якобы мэра Харькова Геннадия Кернеса, в которых был оскорблен один из пользователей социальной сети, критиковавший действия пожарных.

Что ж, в принципе, это хорошо, что дело приняло политический оборот и докатилось до самого Киева, потому что только так в Украине можно заявить о существующих проблемах. Пока не взорвалась Врадиевка, вся страна терпела ментов-насильников, пока не началось широкое обсуждение пожара на «Харьковской ювелирной фабрике», вся страна принимала как должное крайне убогое состояние украинских спасательных служб.

Конечно, это вряд ли вынудит власти срочно заняться реанимацией МЧС, потому что для этого потребуются очень много денег. Не только на закупку техники и оборудования, в процессе чего можно «напилить» немало бюджетных денег, но и на повышение зарплат спасателей, чтобы сделать эту профессию престижной, высококвалифицированной и любимой. Но вряд ли может любить свою работу человек, получающий на руки 2 тысячи гривен! А ведь пожарный - это не слесарь на заводе, халатность которого приведет лишь к небольшим экономическим убыткам. От качества работы пожарного напрямую зависят жизни украинцев, и они могут хотя бы быть уверенными, что, позвонив в «02», они получат помощь, а не пояснения, что сами виноваты в своей гибели…



Между тем, как известно, в то время, как оснащенность и подготовка украинских пожарных с каждым годом падали, пожароопасность жилья, рабочих и складских помещений, транспорта с каждым годом росла. Возникла просто чудовищная диспропорция.

Что могло гореть в старой советской квартире или кабинете? Мебель, бумага, одежда и занавески, обои на стенах, а самым опасным считался линолеум, причем советский горел весьма скверно и занимался уже только в самый разгар пожара. В прошлом были нередки случаи, когда пьяный, уронив сигарету в матрас из чистого хлопка, мог умереть во сне от угара и так ничего и не почувствовать. Сегодня же наша обстановка - это сплошной пластик, синтетика и смолы. Большинство людей теперь погибают не от огня, даже не от забивающего легкие дыма или токсичного угарного газа, а от ядовитых раздражающих веществ, образующихся при горении этих полимеров и эфиров. Это настоящие газовые атаки, выдержать которые больше пары минут без противогаза невозможно.

Но за две минуты на вызов не прибудут даже супероснащенные спасатели будущего. Да это от них и не требуется. Современная концепция пожарной безопасности подразумевает наличие средств (от огнетушителей до противопожарных систем), позволяющих погасить пожар в самом начале или хотя бы замедлить его распространение. Задача приехавших пожарных - убедиться, что все люди в безопасности, спасти тех, кто оказался отрезанным от выхода, а затем локализовать и ликвидировать пожар.




Случай с харьковским пожаром продемонстрировал, что в Украине эта концепция не действует даже на предприятиях мегаполисов. В ювелирном цехе не было систем пожаротушения (иначе бы пожар так быстро не разгорелся), были заблокированы выходы, а спасатели прибыли без средств спасения – ни «куба жизни», ни брезента, даже лестница опоздала.



Очевидно, что в МЧС (или ГосЧС) наступила такая же разруха и бардак, как и в украинской армии или в украинской медицине. К счастью, как было замечено, пока Украину не коснулась беда войны. Не произошло и какой-то массовой трагедии, которая бы продемонстрировала несостоятельность «отреформированного» здравоохранения – пока что пациенты умирают по одному, незаметно. Но рано или поздно беда произойдет…

Русско-японская война лишь показала гнилостность царского режима, но разрушила его другая, более масштабная Первая мировая (она же вторая Отечественная, она же Империалистическая). Трагедия харьковского пожара тоже лишь вскрыла язвы нынешней украинской системы – причем, вывода из этого тоже никто не сделал, все действия власти были направлены исключительно на спасение своего лица. Но однажды куда более масштабная катастрофа обрушит здесь всё…