С первой Рождественской звезды до Крещенских купаний славяне традиционно празднуют святки — пора колядок, розыгрышей, хороводов и гаданий. Чтобы быть во всеоружии и достойно провести святки, вспомним главные святочные традиции!

Колядование

«Приходила коляда наперед Рождества», — бывало, распевала молодежь под окнами, величала хозяев, просила пирогов, а взамен обещала «посулы» — пожелания благополучия и счастья гостеприимному дому: «Кто подаст пирога – тому двор живота».

Но немудрено было и разгневать колядовщиков, не приготовив достойного угощения: «Кто не даст лепешки – завалим окошки». А то и вовсе дело доходило до страшных угроз в адрес скупому хозяину: «Кол да могилу, ободрану кобылу»! Колядки, «овсень», «виноградье», «щедровки» распевали в канун Рождества и на следующий день под предводительством «мехоноски», девушки, которой было поручено носить мешок для сбора угощений. «Пришли колядки – блины да ладки»!






Святочные вечорки

Что за Святки без посиделок! Наколядовавшись вдосталь, шумная толпа собиралась в посиделочной или «жировой» избе, которую заранее вскладчину нанимали у какой-нибудь старой солдатки или полунищей старухи. Здесь и устраивали общую пирушку-завирушку: всем миром съедали угощения, которые удалось насобирать, колядуя под окнами.

И парни, и девушки загодя готовились к вечоркам: шили платья, готовили маскарадные костюмы для ряженья, чтобы на рождественские посиделки явиться разодетыми в лучшие наряды. Так у многих девушек было приготовлено по платью к каждому святочному игрищу, а их бывало и по восемь штук за вечер! Пляски под дуду, сказки, небылицы, веселье и шум — дабы наступающий год сулил богатство, достаток, урожай!




Загадывание загадок

«Загануть ли, да красна девка, да краснопевка, да семь загадок», — пели-выспрашивали девушки, участницы посиделок, выстроившись рядком. А другие девушки, выстроившись на противоположной стороне избы пели-отпевали-отвечали: «Загони-ко, да красна девка, да краснопевка, да семь загадок».

Получив ответ, первая сторона пела вопрос-загадку, а вторая нараспев отвечала, разгадывала: что светит во всю ночку – месяц, что сыплют во все небо – звезды. Загадывание загадок — обряд, некогда имевший магический сакральный характер, но утративший свой исконный смысл, ставший забавой, сохранив при этом форму вопросно-ответных песен, исполняемых девушками в виде диалога, беседы.






Хоровод

Не бывать посиделкам без хороводов! Встанут, бывало, девушки кругом, а за кругом ходит одна девушка – «царевень», то есть царевич. И обращается царевич к хороводу, изображающему царевну, с просьбой пустить «во город, во красен» «девиц смотреть, красавиц выбирать». А хоровод выспрашивает, какая красавица «царевеню» милее.

«Мне-ка эта люба, эта прихороша, эта лучше всех», — отвечает царевич и выводит из хоровода свою избранницу, ведет с песнею по кругу, а кончится песня, запевают снова, пока «царевень» не выберет всех девиц. А затем вереница девиц делает несколько спиралевидных поворотов, хороводных зигзагов, на том конец игры!

Игра «в молчанку»





«Раз, два, три!», — хохот и гвалт стихли, парни и девушки умолкли – все играют «в молчанку». А кто не сдержится, кто не выдержит испытания молчанием, будет подвержен заранее условленной каре, например, поцеловать какую-нибудь старуху, дать облить себя с ног до головы ледяной водой, съесть пригоршню угля или сходить на гумно и принести оттуда сноп соломы.

Последнее наказание считалось самым жутким, так как ночью опасались ходить на гумно, страшась попасть в лапы «огуменника».



Игрища




Излюбленным увеселением во время посиделок были игрища, которые нередко славились грубостью и жестокостью парней в обращении с девушками. Тут можно было увидеть и игру в кобылы, игру в блины, игру в быка, в гуся, лошадь, в кузнеца. Многие из этих игр сопровождались непристойными жестами и пением неприличных песен, но, все же, вряд ли могли осквернить, задеть чьи-либо религиозные чувства, чего не скажешь об известной игре в покойника или в «умруна».

Один из парней соглашался изображать покойника, его одевали в саван, мазали лицо мукой, вставляли в рот зубы из брюквы, клали в гроб. Остальные участники игрищ изображали дьячка, плакальщиц, родственников усопшего, собравшихся совершить кощунственное отпевание с издевками и отборной бранью.

Ряженье

Пели, танцевали, гадали, но ждали: вот-вот ворвутся ряженые, будут стращать! Парни, переодетые медведями, козлами, цыганами, Петрушками, чертями, горбатыми стариками, вламывались с шумом и гиком на посиделки целыми ватагами, до беспамятства пугая девушек, размахивали палками, вымогая откупа.



Придя в себя от испуга, девушки начинали обороняться и выгонять из избы нечисть, тем самым свершая магический обряд: избавившись от нечисти, пусть и ряженой, верили, что обезопасили Новый год и от нечисти неподдельной.