О том, почему законы, принятые 16 января, не соответствуют демократическим стандартам большинства стран Европейского Союза, какие положения этих нормативных актов применяются уже сегодня, а также о причинах, по которым Верховная Рада скоро отменит эти законы, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал председатель правления Украинской Хельсинкской группы по правам человека Евгений Захаров.

Новости Украины – From-UA: - Евгений Ефимович, авторы законов от 16 января Вадим Колесниченко и Владимир Олейник акцентируют внимание на том, что такие законодательные нормы есть во многих европейских государствах. Действительно ли это так?

Евгений Захаров: - Нет, в целом это не соответствует действительности. Ну, хорошо, во многих странах сим-карты продают по паспортам, в некоторых странах есть уголовное наказание за клевету, за дезинформацию, в том числе в развитых странах, например в Австрии. Но ни в одной стране нет наказания в виде лишения свободы за клевету (по некоторым данным, такая норма есть в законодательстве Швейцарии и предусматривает до 5 лет лишения свободы. - Ред.), а у нас — до двух лет лишения свободы по второй части.

Происходит манипуляция: статья-то есть, а она, как оказывается при ближайшем рассмотрении — совсем не так сформулирована. Тут же проблема в том, что клевета — это намеренная ложь, надо доказывать умысел. То есть человек не просто лгал, он знал, что лжет, и делал это намеренно. Так вот ни в одном деле по клевете, которые были до ее декриминализации (решение исключить клевету из списка уголовных преступлений было принято парламентом в 2001 году. — Ред.), мне не известен ни один случай, когда исследовался злой умысел, и была доказана умышленность лжи. И сейчас это будет работать именно таким образом: человека просто будут обвинять в клевете и наказывать его.

Что касается экстремистской деятельности — нет таких статей в других странах (по некоторым данным, такая норма есть в законодательстве Испании и предусматривает до 3 лет лишения свободы. - Ред.). Нет в других странах и прямой дискриминации организаций гражданского общества.

Новости Украины – From-UA: - Нормы, регулирующие третий сектор, есть в таких разных странах, как Соединенные Штаты, Польша и Россия.

Евгений Захаров: - Дело в том, что в неправительственном праве есть разделение организаций, отстаивающих частные интересы и отстаивающих публичные интересы. У этих организаций действительно разный статус, так как они работают в разных условиях.

Когда говорят, что в Польше у организаций, которые отстаивают общественные интересы, есть специальный статус, то это так, но там другое разделение. У нас ситуация совершенно другая в изменениях к Закону «Об объединениях граждан». Все объединения граждан без всякого разграничения, если они получают иностранное финансирование, объявляются иностранными агентами, независимо от того, чем занимаются. Им дают специальный статус, и они должны платить налог на прибыль.


Но не нужно забывать, что наибольшим получателем иностранной помощи является государство, и эта иностранная помощь на порядки больше, чем получают организации гражданского общества. Поэтому, вводя такой закон, государство вводит фактически прямую дискриминацию неправительственных организаций по сравнению с собой.

Новости Украины – From-UA: - Означает ли закон Колесниченко-Олейника, что статус «иностранных агентов» получат практически все неправительственные организации?

Евгений Захаров: - В этом законе указано два квалифицирующих признака получения самофинансирования и занятия политической деятельностью. Написано так, что не понятно: они должны рассматриваться вместе или могут рассматриваться по отдельности.

Многие юристы уже по этому поводу спорят. Одни считают, что иностранный агент получает иностранное финансирование и занимается политической деятельностью, а другие не согласны с ними, они полагают, что одного признака достаточно, исходя из того, как это сформулировано (а сформулировано — отвратительно).

Более того, понятие «политической деятельности» прописано настолько размыто и широко, что любая деятельность является политической. Поскольку там речь идет о проведении политических акций (не понятно, что это такое, определения нет) с целью влияния на принятые решения государственными органами, на политику, которую они проводят, и на формирование общественного мнения в отношении этих решений и этой политики. Такое определение совершенно не выдерживает критики.

Новости Украины – From-UA: - Давайте попытаемся предположить, какую деятельность по этому закону можно определить, как политическую?

Евгений Захаров: - Вот я недавно выступал на митинге, и сказал, что в бюджете 2014 года на онкобольных детей выделяются 50 миллионов гривен, что в четыре раза меньше, чем в 2013 году, когда было 216 млн., а на реабилитацию детей, больных ДЦП финансирование уменьшено почти в сто раз (было около 50 млн. грн., а в 2014 году им дают 675 тысяч грн). И говорю, что это безобразие, что люди, которые так делают, — негодяи, особенно на фоне повышения на 20 % зарплат всем работникам областных государственных администраций и органов исполнительной власти, не говоря уже о правоохранительных структурах, где это повышение существенно больше.


А теперь смотрите, что я сделал с точки зрения закона. Я принял участие в политической акции (выступил на митинге). Я подверг критике Закон «О бюджете», принятый госорганом (парламентом), и сформировал общественное мнение, что те, кто это сделал, кто за это голосовал — негодяи. Поэтому я занимаюсь политической деятельностью, согласно этому определению.

Получается, что любое критическое суждение о действиях органов власти — политическая деятельность, и меня можно вполне объявить клеветником уже только за это, потому что наверняка найдется государственный орган, которому уменьшили финансирование, а не увеличили. Можно уцепиться за мои слова и сказать, что я наклеветал. Все это доказывает абсолютную абсурдность закона.

Новости Украины – From-UA: - Есть мнение, что все эти нормативные акты направлены против одного-единственного явления в общественно-политической жизни под названием «Евромайдан».Что Вы об этом скажете?

Евгений Захаров: - Я так не думаю. Там есть вещи, направленные против Евромайдана, «Автомайдана», действий отдельных активистов. Но в целом я бы сказал, что явочным порядком вводят правовую основу для преследования за слово, фактически таким образом вводят цензуру.

Это касается не «Евромайдана», это касается всех, кто занимается информационной деятельностью. А чего стоит, например, норма о том, что любой, кто пишет в интернете, должен регистрироваться как информагентство. Это направлено против блогеров.


Новости Украины – From-UA: - Тогда, возможно законы приняты с расчетом на президентские выборы 2015 года?

Евгений Захаров: - Эти законы не будут работать. Думаю, от них очень быстро откажутся, потому что это нечто очень странное. Ну, хорошо, есть отдельные радикалы, которые считают, что так и должно быть, но понимаете, это из позавчерашней истории. Я думаю, даже во фракции ПР большинство очень огорчено, что они за это проголосовали.

Новости Украины – From-UA: Вы считаете, что законы 16 января отменят?

Евгений Захаров: Я на это очень надеюсь. Хотя их уже применяют. Уже принимали решение о мере пресечения в отношении задержанных без их присутствия. 22 января на Грушевского задержали 16 человек и вынесли им меру пресечения, а еще десяти суды принимали решения заочно. Эти люди были в каком-то месте, подконтрольном МВД, — или в изоляторе временного содержания, или в каком-то районном отделении милиции.

Новости Украины – From-UA: - А такая норма вообще где-то есть? Вы об этом слышали?

Евгений Захаров: Нет. Это грубое нарушение права на справедливый суд. Это невероятно далеко от представлений о праве людей, которые живут в странах, являющихся членами Совета Европы. Ни в одной стране такого нет. Не знаю, есть ли такое в России и Беларуси, однако подозреваю, что и там такого безобразия нет.

Новости Украины – From-UA: - Зато уж норма об ограничении доступа к интернету точно есть во многих странах.

Евгений Захаров: - Судя по этой норме, из Украины хотят сделать Китай. Кстати, вполне реальная вещь — управляемые серверы и трафик только через избранных провайдеров, чтобы не было доступа на спутник. А те, у кого есть доступ на спутник, можно отследить и выловить по одному.

На моей памяти государство, по крайней мере, дважды пыталось трафик государственных органов пустить через выделенных провайдеров, и это не получалось, потому что трафик разделить невозможно.

Первый раз это было в 1998 году — знаменитый указ о трех провайдерах был принят. Тогда доступ в интернет разрешили предоставлять только «Укртелекому», «Инфокому» и «Укркосмосу». Указ был подготовлен Службой безопасности Украины и подписан президентом Кучмой 22 апреля 1998 года. Я почему дату запомнил — потому что это день рождения вождя пролетариата.

А второй раз это было в начале 2000-х, тоже при Кучме. Соответствующий закон не прошел, потому что оппозиция тогда была достаточно сильной. Тогда власть решила «проблему» другим путем: всех заставили купить оборудование, с помощью которого можно трафик передавать в СБУ, хотя это совершенно незаконно, с 2001 года эта практика стала повсеместной. А что там с ним делают — неизвестно.


Кстати, теперь я понимаю, что недаром из одного из основных законов, регулирующих информацию, выбросили то, что было написано в нашем законопроекте. Там была формулировка Европейской конвенции о «распространении информации и идей, независимо от государственных границ» (а это — ч.1 ст.10 Европейской конвенции. – Ред.). Такого определения нет нигде в украинском законодательстве, и когда мы попытались ее внести, это совершенно сознательно выкинули. Лично Елена Бондаренко это сделала. Теперь понятно почему — потому что Партия регионов имела планы, которые она и воплотила в жизнь 16 января.