Еще недавно Президент Украины, по большому счету, игнорировал революционные события в стране, оставив диалог с народом на откуп спецподразделению «Беркут». В том, какие хорошие «умиротворители» из силовиков, можно легко убедиться путем перечисления списка областей, в которых обладминистрации захвачены или блокируются митингующими.

Откровенно говоря, чтобы за такой короткий период времени так сильно настроить против себя граждан, нужно очень постараться. «Беркут» постарался, превратившись в настоящую страшилку для населения.

На начальной стадии Евромайдана достаточно было дать молодежи возможность мирно разойтись по домам или на худой конец спокойно вытеснить с площади. После избиения студентов Президент мог оперативно успокоить граждан, наказав виновных и списав все на эксцесс исполнителя. Сегодня, после появления убитых и искалеченных, количество легких решений практически сведено к нулю. Да и сами «легкие» решения только ухудшают ситуацию.

Так, законы 16 января, которые должны были решить проблему Майдана, только вывели борьбу на новый уровень. Митингующие уже не сильно высчитывают, на сколько лет и какое из их действий тянет. Без большого кровопускания разогнать Майдан уже невозможно. При этом попытка жестко подавить протесты тут же повлечет за собой санкции Запада. И еще большой вопрос, удастся ли вообще силовикам этот протест разогнать – два месяца стояния правоохранителей на морозе не способствует подъему боевого духа.

В этой ситуации в Администрации Президента вспомнили о политических методах решения проблем, с которых, собственно, и надо было начинать. Вчера вечером оппозиционной тройке было предоставлено весьма неожиданное и щедрое предложение.

Первый заместитель Главы АПУ Андрей Портнов перечислил, какие «пряники» были обещаны оппозиционерам во время встречи Президента Украины и участников рабочей группы по урегулированию политического кризиса.



1. Глава государства предложил Генеральному прокурору Украины выйти с предложением к судебным органам об изменениях меры пресечения уже задержанных майдановцев. Кроме того, Президент предложил принять закон об амнистии, освобождающий от ответственности всех участников протестных акций за весь период политического кризиса.

Взамен лидеры оппозиции должны были немедленно обеспечить полный уход людей с улицы Грушевского и прекращение любых противоправных действий. Кроме того, митингующие должны были освободить все административные здания в Украине, в том числе и на Майдане Независимости.

2. Оппозиции предлагалось согласовать политическое решение о возвращении украинской Конституции от 2004 года. Более того, в АП предложили поработать над изменениями Конституции в парламенте, или через механизм всеукраинского референдума. Для особо привередливых, законодательство по поводу референдума было предложено доработать в составе рабочей группы.

3. Законы от 16 января 2014, которые оппозиция назвала «диктаторскими», было предложено изменить на основе «политического консенсуса».

4. Состав Центральной избирательной комиссии было предложено изменить на пропорциональной основе, в соответствии с размерами фракций в парламенте.

Изюминкой компромисса, предложенного Президентом, стало предложение назначить на должность Премьер-министра Арсения Яценюка. Виталию Кличко предложили должность вице-премьер-министра. В случае согласия Арсения Петровича, Президент согласился принять отставку правительства.

Учитывая, что раньше Президент попросту игнорировал оппозицию и протестующих, предложение более чем щедрое. Единственный, кто остался без подарков - Олег Тягныбок. Видимо, в президентской администрации посчитали, что если умеренные партии выйдут из протеста, оставшиеся на Майдане радикалы дискредитируют идею Майдана, который постепенно сойдет на нет. Опять-таки, этому будет способствовать амнистия, благодаря которой умеренные протестующие смогут вернуться к мирной жизни, не боясь репрессий со стороны власти. Но не все так просто.

Кто главный?

Во-первых, оппозиция уже не контролирует Майдан. Скорее, Майдан контролирует оппозицию, не давая ей возможности принять мирные условия, не соответствующие ожиданиям в том числе радикально настроенных протестующих на Грушевского.

Не имея возможности направлять народный гнев, оппозиционеры решили его хотя бы принять и возглавить. В ночь на 26 января оппозиционеры окончательно признали «своей» боевую, самую радикальную часть Майдана. В частности, Виталий Кличко с трибуны заявил: «Мы держим наши позиции на Майдане и в регионах. Экстремистов здесь нет! Мы мирные люди, которые отстаивают свои права и свои требования». Если вспомнить более ранние заявления оппозиционеров про провокаторов на Банковой и «агента Кремля Корчинского на тракторе», то изменения кардинальные.

На Банковой провокаторы штурмовали ряды милиции максимум с файерами.

На Грушевского мирные люди совершенно обыденно швыряют бутылки с зажигательной смесью и строят катапульты.

Даже обтекаемая речь Яценюка содержала пассаж о «побратимах», находящихся под арестом. //from-ua.com/news/e89117c54800f.html Радикализм свободовцев и вовсе померк на фоне действий «Правого сектора». Поэтому Олег Тягныбок решил компенсировать радикальность действий смелостью высказываний и взял ответственность за ситуацию в захваченных протестующими регионах.

А чтобы показать, что националисты тоже не лыком шиты, «Свобода» взяла под свой контроль отель «Украина». Проверять никто не будет, а звучит солидно. Это, кстати, новая революционная мода. Революционные активисты заявляют о своей организации, беря под контроль административные здание. Если пример «Свободы» понравится, можно будет взять под контроль пару саун или ночных клубов.

Чем-то оппозиционная тройка напоминает Центральную раду УНР образца 1917 года, которая делала вид, что контролирует ситуацию в стране и писала Универсалы, пока немецкий патруль не отправил заседающих «отцов нации» по домам. А гетманом Украины не был провозглашен генерал Павел Скоропадский.

Кто сейчас главный на Майдане - большой вопрос. Виталия Кличко слушают чаще других. Но и его могут обдать струей из огнетушителя, чтобы не зазнавался. Виталий «работает с толпой» привычными еще по боксу методами. Выбирает одного самого крикливого и «играет с ним в гляделки», подавляя волю к сопротивлению и убеждая в своей правоте. Но для управления толпой боксерский опыт не годится. Поэтому, пока оппозиционеры говорят «правильные» вещи, их будут слушать. Ну а если нет, толпа пойдет по телам вождей дальше.

Арсению Яценюку даже не придется просить пулю в лоб от власти. И в лоб, и по лбу дадут недовольные «побратимы». В этой ситуации предложение, поступившее из Администрации Президента, является не только приятным сюрпризом, но и изощренной издевкой.

Для того, чтобы получить политический приз, надо взять под контроль революционную стихию, с ее атаманами (лидерами общественных организаций) и рядовыми активистами. Для решения вопроса мирным путем, нужны переговоры. А мандат на долгие переговоры оппозиционерам никто не даст. Активистам холодно, и многотысячный караул устал.

А тут еще находящаяся под боком Европа, которой не нужна гуманитарная катастрофа и потоки украинских беженцев на границе. Это не далекое Сомали, мало не покажется никому. Неудивительно, что Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт искренне и очень быстро обрадовался началу переговоров. И это только первая реакция европейцев. Дальше требования «мирно разрешить кризис» будут слышаться еще интенсивнее. А как это мирное решение получить, если власти упрямо не капитулируют?

Ошибка Президента


В этой ситуации предложение Администрации Президента можно назвать изящным и соответствующим украинской политической традиции. Подобным образом президент Кучма перед выборами нейтрализовал «Каневскую четверку» оппонентов. Если бы в 1999 году Евгений Марчук не принял щедрое предложение Кучмы, президентом мог стать Александр Мороз, и история Украины сложилась бы несколько иначе. На этот раз Президенту Украины противостоит «Киевская четверка», четвертым коллективным членом которой является Майдан.

Майдану как участнику переговоров в качестве компенсации была предложена амнистия. Иными словами, разгромленные обладминистрации, сожженные машины и прочие издержки революции власть пообещала забыть. Роль разрушителя «четверки» была отведена Арсению Яценюку, получившему самое щедрое предложение. Кстати говоря, Арсений Петрович, как и Марчук, на данный момент является кандидатом №2 в оппозиционной тройке.

Откровенно говоря, было ощущение того, что вначале новоявленный кандидат в премьер-министры «поплыл». По крайней мере, когда через несколько часов после окончания встречи оппозиционеры вышли с докладом о ходе переговоров на Майдан, Яценюк задвинул предельно обтекаемую и двусмысленную речь. Суть ее сводилась к тому, что оппозиционеры не отказываются от подарка судьбы, но используют полученную власть для того, чтобы привести Украину в Европу и освободить Юлию Тимошенко. Правда, добавил Яценюк, «мы не верим ни одному их (власти – прим. ред.) слову».

«Обделенный» Виталий Кличко был более категоричен и конкретен и заявил, что оппозиция требует отменить «диктаторские» законы 16 января и провести выборы президента уже в этом году. Учитывая, что Кличко нацелился на президентскую должность, его нежелание подбирать крохи с барского стола вполне логично. Аналогичным образом высказался и Олег Тягныбок, которому в новой властной вертикали не нашлось и вовсе никакого места. Собственно говоря, главный удар медной трубой предназначался потенциальному премьер-министру.

Активисты Майдана тоже не испытали особого восторга по поводу предстоящей амнистии. Собственно говоря, мерзнуть два месяца на Майдане, дышать сажей от горящих автопокрышек, получать по голове от «Беркута» - и все это ради трудоустройства Арсения Петровича и сомнительного удовольствия безнаказанно кидать в других людей камнями и коктейлями Молотова? При таких раскладах, даже в случае перехода на сторону власти всей оппозиционной тройки, майдановцев пришлось бы выковыривать с площади силой.

В результате, подумав еще раз, к ночи Яценюк объяснил, что же он все-таки имел в виду на Майдане. «Мы готовы брать на себя ответственность за судьбу страны, но на тех условиях, которые выставляем мы», - пояснил несостоявшийся премьер-министр. И пожаловался на коварный план Президента: «Если мы скажем, что мы отказываемся от ответственности, они нас обвинят в том, что они предлагали, чтобы мы получили власть и вели страну в Европу, но мы отказались. Если мы примем это предложение, то они и люди тоже обвинят нас в том, что происходит предательство и таким образом люди не добились того, что хотели», - пожаловался политик.

В результате Арсений Петрович ухитрился не сказать ни «да», ни «нет». Но власти так и не добились раскола оппозиции и снижения протестной активности. Более того, желание Президента идти на компромисс только раззадорило протестующих. Этой ночью был захвачен Украинский дом, и Майдан в очередной раз расширил свою территорию.

Проблема Президента в том, что нынешняя «свежая» идея появилась слишком поздно. В 2004 году после второго тура выборов Янукович уже предлагал Виктору Ющенко должность премьер-министра при условии, что тот признает его президентом. Но было уже слишком поздно. В итоге Виктор Андреевич таки признал президентом бывшего оппонента, предварительно отсидев президентский срок, на который рассчитывал Янукович.

Вторая огромнейшая проблема заключается в том, что уровень доверия к обещаниям власти ушел в отрицательные величины. Уже был разгон Майдана после того, как Президент высказал свое одобрение по поводу стоявших на нем. Оппозиционеров уже «разводили, как котят». Народ еще не забыл о том, как прессовали активистов налогового майдана после того, как власти «пошли на компромисс» с митингующими и протесты улеглись. При таком уровне доверия между сторонами, предложение «разойдитесь сегодня, а завтра мы вернемся к Конституции 2004 года и всех амнистируем» уже не воспринимается всерьез. Красивое предложение о компромиссе запоздало на несколько смертей.



Как выйти из этого тупика с минимальными потерями для страны – большой вопрос. Пока единственным положительным моментом в сложившейся ситуации можно назвать то, что президент впервые за два месяца начал давать обратную связь. Это означает, что в Администрации Президента осознали опасность происходящих процессов. А значит, есть надежда на то, что дело не закончится еще большей кровью. Как сказала Министр юстиции Елена Лукаш, «переговоры будут продолжаться по договоренности сторон».