…в молодости вдоволь «наобщавшийся» с ночными бабочками на Елисейских полях.

Думаю, не открою Америку, если скажу, что многие мужчины разделяют трепетное отношение великого полководца к представительницам древнейшей профессии. Раз они существуют – значит, это кому-нибудь нужно.

Другое дело – женщины, большая часть из которых считает само слово «проститутка» вульгарным и чуть ли не ругательным.

Мы решили выяснить у наших милых киевлянок, почему, собственно, так происходит, видят ли они разницу между проститутками и «обычными» любовницами, и как бы они отнеслись к тому факту, что их любимые или мужья время от времени обращаются к продажной любви.

Наталья, студентка:

– Повбывала бы! Какая разница – к проститутке или к любой другой женщине? Измена – она и есть измена!

Елена, бухгалтер:

– Ну как же нет разницы? Проститутка на час, а любовная связь может длиться годами. С путаной – кончил дело, вытерся о занавеску и имя её забыл, а с любовницей ужины там всякие, задушевные разговоры... Узнала бы о любовнице – развелась бы, а о проститутке... даже не знаю... дала бы по рогам пару раз и будет с него. Пускай живёт!

Тамара, продавец цветов:

– Я вообще как-то в эту… как ее… о! – моногамность не верю. Поэтому измены были, есть и будут. Как я на это отреагирую, если узнаю, еще не готова сказать. Сомневаюсь, что обрадуюсь. Поэтому лучше не знать. А кто она – путана, коллега, бывшая жена или еще кто, мне по фигу. Кто бы ни был, уже не есть хорошо. Может, тревожный звоночек, а может, просто натура кобелиная.

Светлана Юрьевна, директор магазина:

– Пусть делает это так, чтобы не создавать мне лишних проблем. То есть чтобы предохранялся и ничего мне не рассказывал в порыве раскаяния.

Лариса, филолог:

– Как я отреагирую, сильно зависит от моего настроения. В принципе, я поход к проститутке рассматриваю: а) как самую маловероятную; б) наименее неприятную для меня (в психологическом плане) опасность нашему браку. Трах он и есть трах. Так что, будь я в благодушном настрое, то, может, даже поинтересуюсь, чего его туда понесло, что с ним там вытворяли и т.д. Может, даже сама заведусь или узнаю чего полезное (не стоит недооценивать технические возможности противника!). Но если у меня ПМС надвигается, то я ему, как положено, все отрежу, оторву и отберу, и между делом поинтересуюсь, с каких пор ему приходится платить за секс – неужели на обычный адюльтер он уже не тянет?!

Анастасия, переводчик:

– Первое, что я сделаю – пойду к врачу. Второе – не прощу и расстанусь. Поясняю: как-то давно я рассталась с мужчиной, и только через полгода я узнала, что он мне изменял, правда, не знаю с кем – с проститутками профессиональными или просто с девочками, подобранными с улицы. Как узнала? В кабинете врача. Я заимела тогда огромную кучу проблем со здоровьем, у меня подозревали онкологию и все такое – не буду вдаваться в подробности. Неприятно, однако.

Поэтому, если я узнаю, что он ходит по проституткам – выгоню однозначно. Товарищ рискует моим здоровьем, нашими отношениями и нарушает нашу взаимно-моногамную договоренность ради минутного развлечения! Куда это годится?

Если же я узнаю, что у него серьезный роман, прощу, правда, не знаю, буду ли жить с ним и дальше. Любовь (или влюбленность) я могу понять и простить, пусть даже это ставит под удар наши отношения.

Снежана, домохозяйка:

– Если неожиданно узнаю – очень обижусь. Ибо по правилам, принятым в моей семье, мы ничего сколько-нибудь важного друг от друга не скрываем. Значит, если он решит от меня это скрыть – однозначно совершит измену, так как не скажет мне о чем-то для нас актуальном. В этом случае выясню, почему скрыл. Дальнейшие отношения – по результатам разговора.

Если он ничего не скрывает, а честно говорит мне что-то типа «знаешь, дорогая, а вот есть у меня фантазия попробовать негритянку» – полное понимание с моей стороны. Да пусть идет и пробует, расскажет потом! С другой стороны, если это станет тенденцией, забеспокоюсь о нашем здоровье и поговорю на эту тему – может, как-то иначе можно проблемы решать?

В любом случае, если все честно, открыто, и я ничего не теряю, то проблем особых не будет – в конце концов, мало ли какие у меня фантазии вдруг появятся?!