Вот уже два месяца на Майдане продолжается как бы мирный протест. Но сравнить его с революцией без насилия в стиле Махатмы Ганди язык как-то не поворачивается. Заявления о мирном протесте продолжаются, но на толпу пацифистов, которые готовы мирно отстаивать свои права, обитатели Майдана совсем не похожи. Скорее, место дислокации революционеров напоминает военный лагерь, разбитый на вражеской территории. К примеру, на Майдан не могут попасть не только ненавидимые протестующими беркутовцы, но даже следователи, которые расследуют убийства активистов. А что поделать - не пускают...

В свое время мирный революционер Махатма Ганди безропотно пошел в тюрьму. Мирный украинский протестующий предпочитает дать власти в морду, чтобы не мешала дальше мирно выражать свою позицию. Отсюда и увлечение на Майдане масками или повязками – многие не хотят, чтобы их личности стали известны правоохранителям. Да и переговоры между противоборствующими сторонами больше напоминают обмен ультиматумами с выкручиванием рук и запугиванием оппонента.

Даже амнистия участникам революции, за которую проголосовала Верховная Рада Украины, содержит требование, чтобы митингующие в 15-дневный срок освободили административные здания и «отступили» на Майдан. До 15 февраля в Киеве и в регионах должны воцариться мир и относительный порядок. А процесс переговоров по замыслу Администрации президента должен окончательно переместиться в Верховную Раду, которая уже показала свою эффективность в разведении оппозиционеров, как котят. Взамен схваченные ранее участники протестов, не совершившие тяжелых преступлений, будут амнистированы. В противном случае, как бы намекают власти: сидеть будут все.



В ответ «Правый сектор» выдвинул встречный ультиматум. Его суть: не хотите освобождать митингующих по-хорошему, мы освободим их другими методами, «не только конституционными». Причем ультиматум этот был адресован не только власти, но и оппозиции. И крайним сроком его выполнения стало 4 февраля.


Ультиматум к власти и оппозиции от «Правого сектора»


Напомню, «Правый сектор», ветераны-афганцы и другие силовые структуры Майдана заявили, что хотят выступить третьей стороной переговоров между властью и оппозицией по урегулированию общественно-политического кризиса. И потребовали, чтобы все участники протестов были амнистированы до начала очередной сессии Верховной Рады.

Как видим, власти не выполнили требований революционеров, хотя некоторые шаги навстречу имеются, суды потихоньку освобождают под подписку участников протестов. Но в целом переговоры топчутся на месте. Революционеры тоже пошли навстречу, и боевые действия на улицах пока не начались. Тем не менее, руки у радикально настроенных митингующих теоретически уже развязаны. А 15 февраля, если не получится новых договоренностей, будут развязаны руки и у власти. При этом, как с одной, так и с другой стороны имеются структуры, готовые к продолжению силового противостояния со всеми вытекающими последствиями. В статье «Две власти, два Майдана» уже была затронута тема двух параллельных процессов (милитаризации и поиска компромисса), идущих во власти и в оппозиции. Самое время более подробно остановиться на классификации «вооруженных сил» мирных протестующих, готовых идти в противостоянии с властью если не до конца, то достаточно далеко.





Учитывая, что дипломатические переговоры между властью и оппозицией находятся если не в тупике, то очень близко от него. Учитывая, что силовики периодически заявляют, что не разогнали Майдан исключительно по доброте душевной, которая не безгранична. Принимая во внимание, что радикально настроенные протестующие готовы идти до конца, а смерти на баррикадах вызывают не панику, а очередной мобилизационный подъем на Майдане... В общем, пусть идут мирные переговоры, а мы рассмотрим противоборствующие армии, при взгляде на которые европейцы вспомнили и про санкции, и про финансовую помощь компромиссному правительству – только бы тлеющий конфликт в Украине вновь не перешел в горячую стадию.

Армия революции

Количество подразделений оппозиционных и народных войск уже вполне сопоставимо с разнообразием силовых структур власти. Начинали Евромайдан студенты, вооруженные разве что флажками Евросоюза и защищенные разве что верой в то, что пляски на свежем воздухе могут изменить политический вектор страны. Произошедшая за 2 месяца трансформация Майдана поразительна. Защитные маски, каски, противогазы, щиты, наколенники – вот далеко не полный список защитного снаряжения участников майдана. Отдельные граждане вышивают в рыцарских доспехах и даже бронежилетах. А военный камуфляж перестал быть прерогативой исключительно работников спецподразделений. В наступательном арсенале борцов революции есть рогатки и импровизированные пращи. В кордоны милиции летят камни, бутылки с зажигательной смесью («рецепты» которой тоже постепенно усложняются, чтобы нанести большее количество урона), пиротехника. Некоторые революционеры вооружены травматическим оружием, хотя используется оно редко. В ближнем бою в ход идет не менее богатый арсенал, начиная от палок и заканчивая трофейными милицейскими дубинками. Манифестанты уже не только получают от «Беркута» и внутренних войск, но и всерьез бодаются со спецподразделениями. Хотя и подручными средствами, но все равно выглядит это весьма впечатляюще.


Ночной бой с «Беркутом» 22 января


Условные мини-баррикады и блокпосты на подходе к Майдану сменились гигантскими оборонительными насыпями, с колючей проволокой, горящими шинами, и кто знает, с какими еще сюрпризами, приготовленными для нападающих. Однако, как говорили древние римляне, «защита городов не стены, а люди». Кто же будет противостоять силовикам в случае, если милиция пойдет на зачистку Майдана?



Основной боевой единицей восставших являются отряды самообороны Майдана, разделенные на сотни. О том, что именно самооборона принимает на себя основной удар силовиков, свидетельствует тот факт, что все погибшие в бою или от огнестрельных ранений революционеры состояли в сотнях самообороны. Не так давно оппозиционеры заявили, что количество защитников, записавшихся в «народную армию» уже превысило 10 тысяч человек. Если рассуждать военными категориями, это уже практически дивизия, которой, если брать военные каноны, должен руководить высший офицер (как правило, в чине генерал-майора). Таким «генерал-майором» является комендант Майдана, народный депутат Андрей Парубий.


Кого оппозиционеры посчитали в числе революционных тысяч, сказать трудно. К примеру, на Майдане имеется как минимум одна женская сотня, которая считается частью системы самообороны, но не участвует в силовом противостоянии. Впрочем, девушки служат для доставки раненых с поля боя. Тоже немалое подспорье во время ведения военных действий. Но даже без учета нескольких сотен, Майдан имеет в своем распоряжении три полноценных полка. К слову, наибольшая численность полка Красной Армии к началу Великой Отечественной войны составляла 3182 человека.

В любом случае, даже если оппозиционеры преувеличили количество защитников баррикад, то не так уже и сильно. Майдан все-таки не регулярная армия. Поэтому народ может попивать чай в теплых квартирах, подтягиваясь на театр боевых действий в случае начала штурма. Так что к тысячам «кадровых» солдат Майдана стоит приплюсовать огромные мобилизационные возможности столицы. По крайней мере, в начале противостояния в Киеве в случае штурма баррикад к митингующим практически сразу начинали прибывать подкрепления.



Однако, несмотря на кажущуюся монолитность отрядов самообороны, на Майдане стоят самые различные тусовки, порой с диаметрально противоположными политическими взглядами. Вместе их держит только революционная необходимость и ненависть к власти. Из кого же состоит самооборона?

В первую очередь, тут стоит выделить «Правый сектор». Эта сила, которая выкристаллизовалась именно на Майдане из ряда маловлиятельных и довольно маргинальных «патриотических», как они себя называют, организаций. Формально «Правый сектор» считается 23-й сотней самообороны Майдана. Однако благодаря противостоянию на Грушевского, «секторяне» прогремели на всю страну и выделились в отдельную, достаточно влиятельную силу. По словам лидера объединения Дмитрия Яроша, сейчас в их рядах имеется около пятисот человек, «плюс киевский мобилизационный резерв». А всего по стране «Правый сектор» грозится мобилизовать до 4-5 тысяч человек. Где здесь правда, а где дезинформация для врагов революции, судить не буду. В любом случае, на Майдане «Правый сектор» представляет немалую, причем хорошо организованную силу. А на Грушевского и вовсе играет «первую скрипку».



Сам «Правый сектор» тоже состоит из более мелких националистических организаций. Самые крупные из них это Тризуб им.Степана Бандеры, давший «ПС» руководителя Дмитрия Яроша, УНА-УНСО и Карпатская сечь. ВО «Тризуб» является националистической организацией со стажем. Одна из нашумевших акций тризубовцев - это отрезанная голова Сталина на памятнике в Запорожье. Нападение на памятник Сталина произошло еще в 2010 году. К слову, народный депутат Андрей Парубий еще тогда брал на поруки арестованных тризубовцев. Так что понятно, почему комендант Майдана пользуется доверием митингующих.





Официально задекларированные цели «Тризуба»:

- воспитание молодежи в духе патриотизма,
- пропаганда идеи украинского национализма,
- национально-защитная деятельность (защита чести и достоинства украинской нации и украинского человека в разных условиях, всеми доступными методами и способами),
- формирование национально-патриотической среды на этнических землях и в местах компактного проживания украинцев,
- антиимперская деятельность, направленная в первую очередь против «московской империи».


Также в «Правый сектор» влилась праворадикальная партия, которая за последние годы подрастеряла свой драйв, но сильно гремела в прошлом - УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона). УНА-УНСО немало повоевала с властью еще при президенте Леониде Кучме. Кроме того, отдельные члены организации имеют реальный боевой опыт, так как участвовали в военных конфликтах, вспыхивавших на территории бывшего СССР после его развала. УНА-УНСО воевала на стороне Приднестровья (Приднестровский конфликт), Грузии (грузино-абхазская война), в первую чеченскую войну (отряд УНА-УНСО «Викинг», воевал в составе подразделения полевого командира Шамиля Басаева, а также руководил личной охраной Джохара Дудаева). Обратите внимание, на Майдане также сформирован отряд под названием «Викинг». Также члены УНА-УНСО успели повоевать в Косово на стороне Югославии. И, наконец, Следственный комитет при прокуратуре РФ обвинял унсовцев в том, что они участвовали в войне в Южной Осетии на стороне Грузии в 2008 году. По версии россиян, в Осетии воевало 200 человек из УНА-УНСО. Так или иначе, но боевой опыт у членов «Правого сектора» имеется. Имеются и потери – белорус Михаил Жизневский, которого убили на Грушевского, был членом УНА-УНСО и «Правого сектора».



Спортивно-патриотическая организация «Карпатская сечь» не настолько известна в Украине и за ее пределами. По сути, это еще одна организация националистов, которая берет пример с УПА и проводит системную работу с «патриотически настроенной молодежью», которую агитируют за «физическое развитие и здоровый, достойный образ жизни». В боевых действиях члены «Карпатской сечи» в новейшей истории Украины замечены не были. Зато в 1939 году сечевики оказывали активное вооруженное сопротивление чешским и венгерским войскам. Именно из Карпатской сечи вышел будущий командир УПА Роман Шухевич. Впрочем, былые заслуги реального боевого опыта нынешним членам сечи вряд ли добавили.





Зато немалый боевой опыт имеют «афганцы», которые как минимум координируют свои действия с «Правым сектором». Официальная причина, по которой некоторая часть афганцев пришла на Майдан, – желание предотвратить кровопролитие и прочие безобразия. Однако не стоит забывать, что правительство Азарова крепко обделило ветеранов-афганцев, отменив им льготы и проигнорировав все протесты по той же схеме, по которой власти игнорировали первые месяцы Майдана. Тогда афганцы и чернобыльцы даже сносили забор возле ВР, чуть не взяв штурмом здание парламента. Но в результате протесты сошли на нет. Но недовольство осталось, и сейчас власти «вспомнили все».



Отдельную силу представляет еще одна националистическая организация - ВО «Свобода», которая по своей сути является альтернативной «Правому сектору» националистической партией. Причины, по которым националисты не любят нынешнюю власть, пожалуй, нет смысла перечислять. К чисто экономическим претензиям тут можно приплюсовать претензии идеологические и гуманитарные. Языковой закон, деятельность министра Табачника, диаметрально противоположные оценки деятельности УПА – вот только краткое перечисление претензий правых. За время президентсва Виктора Януковича ВО «Свобода» прибавила в популярности даже на востоке Украины. За свободовцев голосовали даже русскоязычные граждане как за силу, которая может «дать в морду» режиму. Собственно говоря, именно этим свободовцы лучше всего занимались в стенах Верховной Рады.



По сути, невооруженным взглядом трудно отличить «Правый сектор» от ВО «Свобода». Методы патриотического воспитания и прочие националистические фишки у них достаточно похожи. Спишем это на старинную украинскую традицию. Во время Второй мировой войны на территории Западной Украины точно также воевали друг против друга бандеровцы – ОУН(б) и мельниковцы – ОУН(м), тем самым ослабляя протестное движение. Похоже, нынешние революционеры сделали правильные выводы из уроков истории. По крайней мере, пока «Правый сектор» и «Свобода» не занимаются грызней, оставив внутренние разборки на послереволюционное время.

Боевое крыло ВО «Свобода» не входит в состав самообороны Майдана и автономно занимается революционными делами. Об этом можно судить по высказываниям Олега Тягнибока, который рассказывал о том, что свободовцы взяли под контроль гостиницу «Украина». О том, что решения в штабе самообороны и штабе "Свободы" принимаются нескоординировано, свидетельствует штурм здания МинАПК. Тогда народный депутат от ВО «Свобода» Юрий Сиротюк заявлял, что от активистов «Спильной справы» министерство освободила самооборона Майдана.


При этом один из комендантов Майдана Андрей Парубий утверждал, что освобождали здание активисты ВО «Свобода», а члены отрядов самообороны Майдана в этом не участвовали. При этом в результате из травматического оружия было ранено 6 человек, в том числе активисты Волынской сотни самообороны Майдана, которые ночевали в здании. И все это по ошибке – оборонявшиеся не ждали нападения от своих, а свободовцы без предупреждения штурмовали здание, воспользовавшись фактором неожиданности.



Об этом недоразумении в штабе оппозиции предпочитают молчать, но факт остается фактом – свободовцы присутствуют на Майдане, но представляют отдельную боевую единицу. В связи с этим к 10 тысячам самообороны Майдана можно приплюсовать активистов "Свободы". Численность боевого крыла ВО «Свобода» в Киеве не афишируется. Однако учитывая, что свободовцы являются достаточно многочисленной парламентской партией и тренируют «патриотическую молодежь» уже давно, можно смело утверждать, что тысячу партийных активистов в Киеве Олег Тягнибок найдет. Причем часть из них вооружена «травматами» и умеют ими пользоваться. А радикально настроенных активистов, (в том числе и «Свободы») на местах хватило для того, чтобы захватить администрации во многих областях Украины.

Кроме собственно боевого крыла, свободовцы имеют и юридически неуязвимые «танки». Так можно назвать народных депутатов, которые не только имеют иммунитет перед уголовным преследованием, но и ряд других преимуществ перед простыми смертными. Депутатов нельзя останавливать, бить, задерживать и другими способами мешать им осуществлять «волю народа». Впрочем, в пылу революции силовики уже далеко не всегда обращают внимание на депутатские корочки.

Естественно, не остаются в стороне и народные депутаты от ВО «Батькивщина» и «УДАР». Однако в чисто силовых акциях они активного участия не принимают. Тот же Виталий Кличко даже без оружия является серьезной боевой единицей, но пока предпочитает играть роль миротворца. Не президентское это дело - махать кулаками на баррикадах.



Имеется на майдане или около него и множество других автономных организованных структур, иногда входящих в состав самообороны, иногда действующих самостоятельно. Это и крымские татары, организованно поддерживающие Майдан, и казаки, входящие в состав самообороны. Особняком идет загадочная «Спільна справа» атамана Данилюка, у которой хватило людей для того, чтобы захватывать и удерживать здания нескольких министерств. Это говорит о том, что либо сторонники Данилюка достаточно организованы и многочисленны, либо власти подыгрывали активистам.





Кроме того, у Майдана имеется и своя кавалерия - «Автомайдан». Пока рейды автомайдановцев носят, скорее, разведывательный характер. Но автомобилисты могут легко сорваться, чтобы помочь штурмовать администрацию в каких-нибудь Черкассах, устроить акцию возле забора чиновников, организовать высадку «десанта» самообороны, провести разведку, подвезти автопокрышки, провести патрулирование улиц и многое-многое другое. При этом автомайдановцы обозлены репрессиями власти и неизвестных поджигателей-похитителей и являются достаточно сплоченной и организованной силой.



И, наконец, футбольные «ультрас» всевозможных клубов как Западной, так Восточной и Южной Украины. Непосредственными участниками революции они не являются, однако фактически поддерживают Майдан, в том числе на юге и востоке Украины. Почему "ультрас" помогают революции, можно понять. Дело в том, что в «мирное» время «Беркут» преимущественно противостоит футбольным фанатам. Уверен, у сторон этого давнего конфликта накопилось огромное количество претензий друг к другу. Кроме того, в пакете скандальных «диктаторских» законов, проголосованных вручную 16 января, были и законы, направленные против футбольных фанатов (именные билеты на футбольные матчи).

Итог - футбольные фаны в Луганске, Харькове и Донецке, Крыму, Одессе заявили, что будут защищать «мирных митингующих». В Днепропетровске сотни фанатов «Днепра» поддержали демонстрантов во время попытки штурма здания ОГА и были обстреляны неизвестными в спортивных костюмах. Нескольких фанов ранили, один находится в тяжелом состоянии. "Ультрас" запорожского «Металлурга» приняли активное участие в штурме Запорожской ОГА. За последние дни "ультрас" присоединились как «третья сторона» к акциям протеста в Симферополе, Севастополе, Мариуполе, Николаеве и Херсоне. На сегодняшний день поддержка Майдана со стороны футбольных фанатов зарегистрирована в 17 городах Украины. Повторюсь, это не мирные граждане с флажками, а футбольные хулиганы, привычные к потасовкам с фанами других клубов или милицией.





Вот такая диспозиция наблюдается на данный момент в рядах революционеров. Добавлю, что на Майдане присутствует достаточное количество кадровых военных, которые организовывают и структурируют народный гнев в конкретные военизированные структуры. При этом качество экипировки митингующих постоянно улучшается и усложняется. А время «стояния» на майдане революционеры тратят на укрепление баррикад и тренировки по противостоянию милиции. Неудивительно, что некоторое время назад силовики заявили о своем праве на применение огнестрельного оружия. Разогнать митингующих иным способом практически невозможно, с учетом имеющихся в распоряжении власти сил. Впрочем, это тема для отдельной статьи.


Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале