Правый сектор – одна из наиболее парадоксальных организаций в новейшей украинской истории. Не поддерживая европейскую интеграцию, «правые» умудрились стать не просто активными участниками Евромайдана, но и одним из символов этого протестного стояния. «Правые» начали свои активные действия в момент, когда время политиков еще не закончилось, но время революционеров уже пришло. Сие породило определенную двойственность в их деятельности: радикальная организация, всерьез начинающая заниматься политикой и претендующая на высокие государственные должности, – зрелище не для слабонервных. Впрочем, оставим слабонервных в стороне и попробуем разобраться в том, кто такой Правый сектор и за что он борется.

Введение в украинский национализм

Правый сектор – объединение нескольких организаций правого толка, наиболее известные из которых – «Тризуб» им. Степана Бандеры и УНА-УНСО. Первая до последнего времени была известна разве что обезглавливанием памятника Сталину в Запорожье. Вторая – участием в ряде вооруженных конфликтов в Приднестровье, Чечне и Абхазии, а также тем, что ее возглавляет сын Романа Шухевича – главного командира Украинской повстанческой армии.

Лидером «правых» называют 42-летнего Дмитрия Яроша, уроженца Днепродзержинска. Сам Дмитрий, впрочем, заверяет, что все ключевые решения принимает группа из 12 человек.

Идеология Правого сектора – украинский национализм в интерпретации Степана Бандеры. Наиболее близкая политическая сила всеукраинского масштаба – Всеукраинское объединение «Свобода», которое Дмитрий Анатольевич критикует за… расизм. При том, что в расхожем представлении «свободовцы», по сравнению с «правыми», – безобидные детсадовцы (причем, возможно, те самые, воспитанием которых занималась Ирина Фарион).

Однако считать «Правый сектор» буйными и неконтролируемыми экстремистами – типичная ошибка. Все их шаги хорошо продуманы и координируются из единого центра (и не столь уж важно, принимает ли решения Ярош единолично, или же все обсуждается узкой группой людей). Более того, «правые» практически всегда согласовывают свои действия с Самообороной Майдана, в состав которой входят, а на определенном этапе – еще и с «афганцами».



Лидеры сектора утверждают, что не начинают активных действий первыми. Даже в случае противостояния на улице Грушевского, они, мол, лишь примкнули к тем, кто начал бои. Примкнули, впрочем, не без удовольствия, поскольку, по их мнению, Майдан два месяца «затанцовывали».

Революция без евро

Правый сектор был создан в конце ноября, уже после начала революции. Сегодня уже не все помнят, но тогда не то что о жертвах, даже о возможности разгона всерьез никто не думал, а главным требованием было всего-то подписание Соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

А теперь внимание: Правый сектор стал активным участником митинга в поддержку европейской интеграции, являясь противником любой интеграции в принципе! Отметим, что скепсис в отношении Европейского Союза – типичная черта националистических организаций всех стран Старого Света. До недавних пор ВО «Свобода», как и все уважающие себя националисты континента, также было противником евроинтеграции, однако массовые протесты изменили их точку зрения на прямо противоположную. Что ж, времена меняются, раньше людям приходилось колебаться вместе с линией партии, теперь партиям приходится подстраиваться под мнение людей.

Свое участие в революции Правый сектор объяснял просто: сейчас, дескать, критически важно добиться ухода с поста президента Виктора Януковича, а затем уж, мол, все остальное. Под всем остальным они понимают, ни много ни мало, национальную революцию. О методах ее проведения националисты, естественно, не говорят. Однако не исключено, что методы эти будут политическими. Во всяком случае, Правый сектор готовится стать партией, а сам Дмитрий Ярош заявил о своем намерении баллотироваться в президенты Украины.

Кроме традиционных для националистов мантр о защите всего украинского, «правые» выступают за… сильное местное самоуправление и право громад выбирать всех, вплоть до участкового, начальника райотдела, прокурора и судьи. А также за право отзывать избранника, если он не оправдывает доверие местного населения.



Самый правый этаж

Программные положения, какими бы занимательными они ни были, не сравнятся с личными впечатлениями от общения с теми, о ком еще несколько месяцев назад практически никто не знал, а сам автор настоящих строк лишь случайно имел возможность наблюдать тренировочный лагерь «Тризуба» в Зарванице (Тернопольская область) лет примерно так пять назад. Военная выправка и дисциплина у этих парней еще тогда была на высоте.

Я звоню по телефонам, указанным на сайте Правого сектора. Говорю, что хочу пообщаться с кем-то из организации, причем совершенно необязательно из руководства, хотелось бы, скорее, поговорить с кем-то из обычных ребят. «Наші хлопці не розмовляють», - строго ответили мне тоном, которым обычно поясняют неучу какую-то наипростейшую истину. После нескольких минут уговоров меня приглашают подойти в Дом профсоюзов, где в те дни находился штаб «правых». Там, мол, разберемся.

Я поднимаюсь на пятый этаж «профсоюзов». На дверях – лист бумаги с распечатанным номером мобильного телефона Артема Скоропадского – пресс-секретаря Правого сектора. Он – этнический русский, приехавший в Украину в 2005 году. До недавнего времени Артем работал журналистом в авторитетной ежедневной газете, специализировался на освещении акций протеста, много писал о правых.

Слева от входа – дюжина щитов, отобранных в боях у силовиков. Стены обвешаны разнообразными инструкциями и плакатами. Не хватает разве что выдержек из Поваренной книги анархиста или отрывка из книги Сергея Жадана, который начинается со слов «Товаришу! Зроби коктейль Молотова!». Впрочем, это и не нужно, как делать бутылки с зажигательной смесью, здесь наверняка знают все.

Того, с кем я говорил по телефону, найти не удается, но мне обещают помочь. За десять или пятнадцать минут ожидания мимо меня проходит множество очень молодых людей. Один из них, сильно напоминающий одного из героев «Повелителя мух», по зову товарищей спешно спускается несколькими этажами ниже. Там якобы что-то взорвалась. Тревога оказывается ложной, парень возвращается спокойный и улыбающийся. На следующий день в здании на пятом этаже действительно произойдет взрыв. 20-летнему парню оторвет кисть руки, а его 15-летний побратим получит серьезные ожоги глаз. Еще через двенадцать дней, во время штурма силовиками Майдана, Дом профсоюзов сгорит. Многие помещения из-за риска обрушения до сих пор не обследованы. По некоторым данным, несколько десятков людей могли сгореть в нем заживо.



Революционер

Наконец подходит Андрей Тарасенко – первый заместитель главного командира ВО «Тризуб» им. Степана Бандеры. Мы проходим с ним в кабинет, в котором еще недавно могли распоряжаться профсоюзным имуществом или закупать путевки для трудящихся. Андрей – уроженец Кривого Рога, ему 31 год, 13 из которых он провел в «Тризубе».

Я спрашиваю его, какую самую дурацкую небылицу он слышал о Правом секторе. «Что мы радикалы и экстремисты, - говорит Андрей, после чего выдерживает эффектную паузу и добавляет: - Я шучу».

Речь заходит о том, какую Украину хотят построить правые. «Мы хотим национальное государство. Это означает, что государство должно заботиться об украинской нации. Не только о народе, который живет сейчас, но и о будущих поколениях. Нельзя сказать, что где-то в мире есть государство, которое хотели бы построить мы. Но страны Прибалтики, Ирландия, Польша, Чехия, Словакия, Япония – это национальные государства, и ничего страшного там нет», - утверждает Андрей.

Я спрашиваю его, оправдывает ли высокая цель любые средства. «Когда речь идет, например, об оккупации, то думать о средствах вообще нет смысла. А когда мы живем в своем государстве, то мы не можем переходить границы морали», - кратко, но вполне информативно поясняет представитель «правых».

От правых обычно ожидаешь, что они сторонники президентской республики, однако все оказывается не столь просто. «По большому, счету мне все равно, какая форма правления, главное не это, - говорит Андрей Тарасенко. - Главное – какая система. При нынешней системе все равно, кто будет президентом, он будет работать не на пользу украинской нации. И наоборот, при национальной системе народовластия, кто бы ни был президентом, он будет вынужден работать на пользу украинской нации».

Произнося последнее предложение, представитель «правых» улыбается, словно представляет, как Виктору Януковичу, даже вопреки его желанию, приходится трудиться на благо украинской нации.



Я спрашиваю Андрея, какое самое большое достижение этой организации. «Мы реально смогли изменить политику в этой стране. Уже. Мы уже изменили эту страну. На протяжении очень короткого промежутка времени мы сделали то, чего не удавалось сделать двадцать лет. По большому счету, даже если сейчас проиграет весь этот процесс, то мы все равно уже победили. Теперь украинцы – уже не те люди, какими они были два месяца назад. И Украина уже не та», - убежденно говорит «тризубовец».

Напоследок Андрей говорит, что победа близка, но путь к ней не будет легким. Несмотря на то, что прогноз сбылся на все 100%, едва ли представитель «Правого сектора», впрочем, как и кто угодно другой представлял, насколько близка победа и насколько путь к ней будет нелегким.

Продолжение следует

18-20 февраля центр Киева превратился в поле боя, погибли около ста человек. Виктор Янукович скрылся в неизвестном направлении. Власть перешла к вчерашней оппозиции.

От людей, не входящих ни в какие организации, но волею судьбы оказавшихся на главной площади страны в начале штурма 18 февраля, когда по митингующим начали стрелять боевыми на поражение, доводилось слышать вопрос, где в этот момент был «Правый сектор» вместе с Самообороной Майдана, «афганцами» и прочими замечательными людьми, имеющими хотя бы какое-то представление, как нужно действовать в такой ситуации. Эту информацию необходимо проверять, однако список погибших, большая часть людей в котором – рядовые активисты, сам по себе порождает определенные сомнения.

Дмитрий Ярош, выступавший со сцены Евромайдана всего-то пару раз и давший лишь несколько интервью в жизни, пользуется поддержкой многих рядовых участников протестов. Можем предположить, что значительная часть людей, которым он симпатичен, «клюнули» не на национализм и даже не на радикализм, а на принцип «меньше слов – больше дела», которого никогда не хватало нашей стране.



***

П.С. 22 февраля 2014 года. Бои позади, Виктор Янукович скрылся в неизвестном направлении, на улице – странное, траурно-победное настроение.

- Ребята, спасибо вам! – обращается женщина со слезами на глазах к одному из бойцов Правого сектора.
- Не за что нас благодарить, - отвечает ей боец, - мы еще не победили. Когда победим – тогда будете благодарить.

Едва ли парень страдает излишней скромностью. Скорее, в его словах максимально концентрировано выразилось понимание «правыми» нынешней ситуации. Национальная революция продолжается.