«Мы стараемся, Владимир Владимирович!»
19.05.2014 14:00
Больше референдумов, разных и всяких! 11 мая неспокойный Донбасс развлекал себя тем, что провел сразу четыре референдума. «Сепаратисты» искали у населения одобрения самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик, а тем временем более двух миллионов жителей региона проголосовали за присоединение их городов и районов к Днепропетровской области. Еще один референдум предлагал переименовать Донецк в Юзовку и отдать его англичанам, а организаторы четвертого взывали к гражданам поддержать целостность Украины.

Все эти референдумы имели юридический статус уличных опросов. И, тем не менее, их результатами, реальными или «нарисованными», еще долго будут размахивать. В том числе и перед физиономией киевской власти, которая непосредственно ответственна за появление этого бардака…

Язык до контрреволюции доведет

Свою первую и главную ошибку новая власть совершила уже при своем появлении. 22 февраля 2014 года, в опустевшем от сбежавших милиционеров, чиновников и политиков Киеве, Верховная Рада провела своё историческое заседание. Правда, осознание этого до народных депутатов тогда так и не пришло, в результате чего они упустили подаренный судьбой шанс и устроили очередной политический фарс с разделом освободившихся кресел.

Рада должна была закрепить своими решениями факт революции, в том числе более-менее законной процедурой импичмента президента Януковича, а не смещения его с должности сомнительным постановлением. Рада должна была юридически демонтировать часть старой Системы, не дожидаясь, пока та начнет брать реванш. Рада должна была создать правительство народного доверия, которому бы действительно доверяло большинство граждан. И подойти к принятию первых решений взвешенно и осторожно, с пониманием того, что Украина стала другой – постреволюционной, буйной, неспокойной.

Вместо этого народные избранники решили традиционно наплевать на этот самый народ. В итоге заседание Рады стало не финалом революции, а параллельным событием: на улице толпа вынудила бежать Януковича, а в стенах парламента воспользовались этим и совершили политический переворот, в ходе которого всю власть в стране получили люди, которых на Майдане практически никто не замечал. И почему-то почти все они были членами только одной партии – «Батькивщины», которая отнюдь не являлась движущей силой Евромайдана. Так, сама собой, практически путем узурпации, сформировалась «клика БЮТ», которая в антиукраинских кругах небеспочвенно получила прозвище «хунта».

Россия немедленно воспользовалась ошибками Киева. Смещение Януковича в Москве назвали незаконным, а новую украинскую власть нелегитимной. На работников МВД, особенно в восточных и южных регионах Украины, делался особый расчет: эти силовики, фактически обеспечивающие не только порядок, но власть в украинских городах, стали стрежнем российской «пятой колонны». Именно милиция своими действиями или бездействием обеспечивала успех мятежникам на Донбассе и охраняла пророссийских боевиков в Харькове и Одессе…



Апогеем политического безумия 22 февраля стало решение об отмене принятого в 2012 году закона о языках, дающего русскому региональный статус. Этими шагом Рада решила сделать реверанс перед украинскими националистами – видимо, надеясь, что таким образом удовлетворит все пожелания Евромайдана и вернет общество обратно в стойло «стабильности».

В итоге всё получилось в точности , как у Булгакова в «Багровом острове»: арапам не угодили, а эфиопов обозлили. Парламентарии забыли, что Евромайдан собирался вовсе не из-за языка, поэтому даже члены «Свободы» без особого ликования встретили эту новость. Зато русскоязычное население Крыма и Донбасса восприняло это как первое подтверждение известия о «бандеровском перевороте», о котором вовсю трубило российское телевидение…

«Нужен Крым? Забирайте!»

Российский президент наверняка хлопал в ладоши, не веря такой удаче. При оптимальном раскладе, к его ногам падала добрая половина Украины: русскоязычная, пророссийская, выросшая в советских и постсоветских политических и культурных традициях. Её нужно было лишь убедить в том, что «бандеровские фашисты из Правого Сектора» едут к ним, чтобы сносить памятники Ленину и вздергивать «на гілляку» всех, кто говорит по-русски. Чем и занималось усердно ведомство Киселева.

Ошибка самого Владимира Владимировича была в том, что он сильно поторопился. Он так стремился поскорее «вернуть» России в первую очередь Крым, что в результате потерял возможность гораздо более умеренными темпами заполучить весь Юго-Восток оптом. Теперь Путину остается лишь действовать в соответствии с принципом «так не доставайся же ты никому!» - и превратить Новороссию в выжженную гражданской войной землю, безлюдный буфер между Россией и Европой. В чем ему, похоже, решила помочь нынешняя киевская власть...

Еще на стадии аннексии Крыма украинская столица практически «отморозилась» от того, что происходит на полуострове, тем самым предоставив и местным сепаратистам, и России полную свободу действий. В Киеве делили портфели и должности, назначали и переназначали заплесневелых чиновников и поросших мхом генералов, которые умели лишь две вещи: писать наверх рапорты об успехах и организовывать бизнес. Однако для спасения державы их способности были совершенно бесполезными. И «зеленые человечки», посмеиваясь, без особого труда за пару недель отобрали у Украины весь Крым, не отказав себе в удовольствии неоднократно унизить украинских военнослужащих – кого лицом в палубу, а кого и в асфальт.



У «хунты» даже не возникло идеи послать в Крым спецгруппу, захватить в плен полдюжины этих «человечков» и устроить с их участием на телевидении разоблачительное шоу: кто такие, откуда прибыли, с какой целью. Нет! Не было даже не то что планов защиты Крыма, но и эвакуации из него украинских воинских частей и кораблей. Это потрясающее бездействие Киева, воспринятое украинцами как измена, и позволило России быстро и без всяких усилий провести аннексию полуострова.

Это вопиющее событие – а ничего подобного тут не было с 1941 года – украинская власть восприняла с ленивым спокойствием, ограничившись лишь несколькими нотами протеста. Словно произошло какое-то мелкое недоразумение, а не оккупация части державы. Что ж, какими бы соображениями тогда ни руководствовался Киев, его бездействие лишь взбодрило пророссийских сепаратистов в других регионах Украины.

Ваши менты - наши кенты

Каждая ошибка Киева имела последствие, на которое он отвечал очередными просчетами. Провозгласив себя новой властью, «клика БЮТ», тем не менее, отказалась признать тот факт, что к власти её привела революция. Нет, она утверждала, что просто приняла бразды правления в силу того, что их бросил сбежавший Янукович. А отрицая революцию, она не стала доводить ее до конца и люстрировать силовые структуры «старого режима».

Любая революция всегда упраздняла силовиков, которые ей противостояли: жандармов, полицию, королевскую гвардию и т.д., поскольку любая власть, в конечном итоге, опирается именно на силовиков. И если силовые структуры противника остаются целыми, то и конфликт не закончен – а значит, нужно ждать ответного удара. Это и произошло в Украине: новая власть не распустила МВД и СБУ, а решила просто поменять их руководство. Целых два месяца их новые шефы Аваков и Наливайченко снимали и назначали начальников областных и городских управлений – а пламя мятежа разгоралось лишь еще сильнее.

Самым парадоксальным казалось решение направить в восточные регионы подразделения МВД и «Альфу» разбираться с мятежниками. Ведь в глазах не только украинцев, но и всего мира, «клика БЮТ» воспринимается (пусть и ошибочно) как революционное правительство победившего Евромайдана, на котором проевропейские повстанцы противостояли как раз этим вот сотрудникам МВД и СБУ. И тут новая власть вдруг посылает этих силовиков воевать против пророссийских повстанцев, которые зимой поддерживали этих ментов и даже вместе с ними стояли в Мариинском парке. Абсурд! Всё равно как если бы Керенский послал царских жандармов разгонять заговор монархистов.



Но логику «клики БЮТ» понять нетрудно: она не ассоциирует себя с революцией, она считает себя просто следующей после Януковича властью. Более того, эти люди отделяют себя от простолюдинов, от «биомассы», какой бы окраски эта масса ни была. В представлении этих типичных украинских политиков и чиновников украинские силовики существуют для того, чтобы подавлять мятежи простолюдинов, независимо от цвета флагов. Зимой силовики подавляли Евромайдан, а весной, по приказу новой власти, их направили подавлять сепаратистов.

Считать силовиков эдакими телохранителями власти, переходящими по наследству от босса к боссу, типичная ошибка украинской «элиты», привыкшей также прощать этой вооруженной прокладке между элитой и народом за верную службу такие «грешки», как мздоимство, вымогательство, жестокость, беспредел.

Однако оказалось, что у низших чинов МВД и СБУ есть не только чувства, но и политические симпатии. Причем, милиционеры, зимой стоявшие в оцеплении на Евромайдане, воспринимают нынешнюю украинскую власть именно как «майдановскую» и относятся к ней весьма негативно. А командному составу, привыкшему служить не гражданам, а боссу, глубоко наплевать, кто именно этим боссом будет – кто больше предложит, тот и главный!

Судя по событиям апреля и мая в восточных и южных областях Украины, кто-то предложил им гораздо больше, чем просто занимать должности начальников областных и городских управлений. Младший же состав погрузился в мечты о корочках российского милиционера и ФСБшника – с большим жалованием и особым социальным статусом полубогов. Вербовать среди них «пятую колонну» Москве было совсем не трудно.

Особенно «красочно» эта провальная политика новой власти продемонстрировала себя в Одессе, где после трагедии 2 мая (немедленно взятой на вооружение российской пропагандой) сменились уже несколько начальников областного УМВД. Но и заместитель нынешнего оказался одним из рьяных противников Евромайдана. «Кадровый голод!» - разводят руками на Банковой…



Горит Восток зарей кровавой…

По существу, новая украинская власть решила частично опереться на своих врагов, причем очень могущественных, поскольку именно на них держится порядок и законность (или видимость законности) во всей стране. А частично – на безынициативное стадо, каковым до сих пор еще являются Вооруженные силы Украины.

Двадцать лет непризывного уничтожения и унижения армии привели к тому, что её как таковой просто не существует. И когда еще дело не дошло до настоящих боестолкновений, то украинская армия стала объектом насмешек и темой для язвительных анекдотов. В Крыму целые воинские части брались штурмом даже не «зелеными человечками», а просто местными хулиганами с дрекольем. В Донецкой области у десантников (!) толпы пьяных мужиков и баб отбирали оружие и бронетехнику, на которой потом раскатывали сепаратисты.

Особенно стыдно было за офицеров и сержантов, которые пытались оправдываться перед толпой, орущей «зачем вы сюда пришли?!». Втянув голову в плечи, они уныло бормотали «…у нас приказ… нас послали». В ответ ржущая толпа тоже посылала их – на три буквы.

Разумеется, полная ответственность за этот позор, а также провал первых этапов АТО полностью лежит на центральной власти, которая послала на задание воинские части, не способные выполнить его ни физически, ни морально. Судя по всему, о боеготовности армии на Банковой судят исключительно по рапортам генералов. Интересно, хоть один из золотопогонников понес наказание за дезинформацию и.о. главнокомандующего?

Но худшее было впереди. Начав свою «антитеррористическую операцию», власть так и не смогла её ни четко спланировать, ни нормально провести. Нелепые попытки штурмов захваченных мятежниками городов были бессмысленны: обычно, покатавшись полчаса по центру, военные тут же уходили из населенного пункта, чтобы потом вновь брать его в осаду. Подобного дебилизма со стороны правительственных сил не наблюдалось даже в первую чеченскую кампанию!



Итогом этого стали совершенно бессмысленные жертвы со стороны военнослужащих и мирных жителей, а также не в меру смелых обитателей пивных палаток, выбегавших навстречу украинским военным с матерными криками. Увы, но небоеспособность украинских военных заключается даже в том, что они не знают, что стрелять под ноги по асфальту или брусчатке нельзя (рикошет).

Дальше было еще хуже: сбитые вертолеты, пилоты которых лихо виражировали над позициями мятежников, ночные контратаки противника и, наконец, профессионально устроенная засада на колонну украинских десантников.

Создавалось впечатление, что целью АТО, под общим руководством Турчинова и Авакова, было испугать и разозлить жителей Донбасса – аккурат к референдуму сепаратистов 11 мая, и дать Москве побольше поводов говорить о «карательной операции хунты». А с другой стороны, так завязнуть в кровавом болоте, чтобы вызвать у жителей большой Украины желание «отдать России той Донбасс» - что сильно бы облегчило выполнение плана Путина. Ну и заодно вооружить мятежников стрелковым оружием и бронетехникой. Ибо никаких других результатов эта пресловутая АТО так и не принесла…

Стоит заметить, что в то же время с востока, через российскую границу, мятежники практически беспрепятственно получают пополнение и вооружение - и погранслужба Украины этому никак не препятствует. Конечно, с одной стороны, можно признать, что пограничники просто не способны бороться с настоящим серьезным врагом, поскольку последние двадцать лет лишь брали взятки и трясли «челноков».

Но с другой стороны, почему до сих пор на своем месте остается бессменный руководитель Пограничной службы Николай Литвин, назначенный туда еще при Кучме? Да-да, родной брат того самого политика Владимира Литвина, известного умением дорого продавать свои услуги…