«С каждой новой неделей мы наблюдаем все более тяжелые последствия для экономики России. И очевидно, что президент Путин должен сделать выбор, если он заботится об экономике и людях, живущих в России», - заявила на недавнем брифинге представительница Госдепа США Джейн Псаки, комментируя действие вводимых против России санкций. Будучи самым известным «антироссийским ястребом» Белого дома, она высказала это не без удовольствия.

В свою очередь российский президент заявил об ответных мерах западным санкциям, которые он велел предпринять своему правительству. При этом, всегда дипломатичный на словах, Владимир Путин пояснил, что делает это не из мести Западу, а токмо ради защиты интересов отечественных производителей и потребителей.

А ведь ещё год назад такую политико-экономическую войну между Россией и Западом нельзя было и вообразить! Впрочем, как и российскую аннексию украинского Крыма, положившую ей начало…

Нефтяные костыли

Парадокс нынешней ситуации в том, что России крайне неинтересно ссориться с Западом, поскольку это чревато не только для российской экономики, но и для российской власти – а может быть, и для всей страны в целом. Дело в том, что слишком уж они друг от друга зависимы.

Давайте вспомним о том, какой была Российская Федерация до т.н. «путинского чуда». В 1999 году российский бюджет едва превышал 25 миллиардов долларов, средняя зарплата по стране была 65 долларов, а долги по ней растянулись на месяцы. Крупнейшая страна мира, обладающая колоссальными ресурсами, влачила жалкое существование нищенки, из которой сосали кровь олигархи и ОПГ.

Острая нехватка денег рождала массу других проблем. Их не хватало на поддержание армии, которая в буквальном смысле сидела на голодном пайке, и Россию, по сути, защищал только советский ядерный щит, имевший, к счастью, длительный гарантийный срок эксплуатации даже в самых суровых условиях. А не имея возможности отстаивать свои позиции ни экономически, ни кулаками, Россия стремительно теряла вес на мировой арене. Одновременно с этим нарастало внутриполитическое напряжение. Недовольство властью было столь очевидно и агрессивно, что Ельцина поспешно «ушли» раньше срока. Помимо социальных противоречий, в Федерации росла угроза сепаратизма, что было вполне логично: некоторые регионы всерьез мечтали сбежать из нищей России или хотя бы добиться экономической автономии. В 1999 году уже все понимали, что страну нужно срочно либо реанимировать, либо отпевать.

Победно-показательная вторая Чеченская война, как пример наказания сепаратистов, и воздвижение на престол экс-полковника Путина, как долго ожидаемого россиянами «президента в погонах» (хоть он их снял еще в 1991-м, но всё же), могли лишь отсрочить взрыв недовольства. Россия и россияне нуждались в деньгах: очень больших и немедленно. Но где их взять? Производственная экономика страны была разрушена, к тому же  давно нуждалась в масштабной реконструкции. Оставался один метод, хорошо известный со времен Ивана Грозного – экспорт сырья. На него-то и сделала ставку новая российская власть.

Но, как показали первые два года пребывания Путина у власти, одной только экспроприации нефтяных компаний у олигархов было недостаточно. Обещанное «удвоение ВВП» никак не получалось. И тут неожиданно России помог её бывший главный противник и конкурент – Соединенные Штаты.

После трагедии 11 сентября 2001 года Вашингтон объявил тотальную войну терроризму. При этом скромно умолчав, что сам же, в свое время, и создал террориста №1 Усаму Бен Ладена, однажды вышедшего из-под американского контроля. Теракт в Нью-Йорке открыл новую главу в мировой истории, которую, как ни странно, можно было назвать «Россия встает с колен». При чем тут Россия? Очень просто: размявшись в Афганистане, США с грохотом ворвались в Ирак. И тут цены на нефть (а следом и на газ) поперли вверх! 

 

Москва не препятствовала американскому «хулиганству» и даже поддерживала «борьбу с международным терроризмом», удивив этим весь мир. Что ж, Вашингтон не остался в долгу, и уже в 2002 году Россия стала полноценным членом «Большой восьмерки», а прямое политические давление на Кремль со стороны Белого дома стало резко ослабевать. Тогда лишь Британия продолжала громко осуждать «режим Путина». 

Для России войны Джорджа Буша стали величайшим благом, потому что, взвинтив мировые цены на углеводороды, они принесли России невиданное денежное изобилие. Миллиарды и миллиарды нефтедолларов хлынули в российский бюджет, которого теперь хватало на все: на постоянное увеличение зарплат и пенсий, на ремонт и строительство инфраструктуры, на восстановление армии, на инвестиции в промышленность, на массовые закупки импортных товаров. Оживилась экономика, открылись новые предприятия, банки прокручивали колоссальные денежные суммы. Вот в чем заключалось «путинское чудо»: Россия встала с колен благодаря нефтедолларовым костылям.

Одновременно с увеличением объема денежной наличности начался и политический подъем. Внутри страны команда Путина получила феноменальную поддержку избирателей, которая уже 14 лет не опускается ниже 54%. Всякая оппозиция к ней была обречена на провал и прозябание на галерке политики. Был надолго забыт сепаратизм, и даже Чечня превратилась из самого мятежного региона в пылкого союзника Кремля.

Во внешней политике Россия произвела полную перезагрузку. Деньги творили чудеса, и то, что Москве больше не приходилось клянчить их у МВФ, превратило её из просителя в партнера Запада. И хотя Кремль не мог добиться мирового лидерства, хотя и претендовал на него, он стал весомой мировой оппозицией, с которой нередко приходилось считаться. Впрочем, оппонировал он редко, скорее, просто долго медлил соглашаться с Западом, каждый раз подчеркнуто демонстрируя, что «Россия имеет своё мнение».

Россия заново вошла в Европу как основной поставщик углеводородов, очень сильно сблизилась с Германией и «германской фракцией» Евросоюза, которая противостояла проамериканской. Играя на рынке газа и нефти, Путин завел в Европе немало союзников и смог хотя бы на время унять своих противников.  

Главной же целью «плана Путина» было создание собственного Евразийского союза, который бы стал еще одним политическим и экономическим полюсом мира. Но хотя ТС-ЕвС задумывался как полноценный экономический рынок с развитым внутренним производством, он тоже был основан на экспорте сырья и топлива. Нужда в транзитном коридоре сблизила с Россией еще одного экспортера – Казахстан. Нефтегазовым кнутом и нефтедолларовым пряником обратно в союз вернули и несколько угомонили белорусского Бацьку, ими же должны были привести в братские объятия и Украину.

Всё шло как маслу, словно у Путина в кармане был волшебный талисман. Он экономически и политически победил «оранжевую» Украину, разгромив её в газовых войнах и развеяв по ветру пепел несостоявшегося ГУУАМа. Он экономически наказал Прибалтику, лишив её доходов от российского экспорта через балтийские порты. Он даже физически разгромил Грузию в войне 08.08.08 – и Запад только хлопал глазами, глядя, как российские самолеты виражируют над Тбилиси.

Не будем отрицать, что в 2013 году Путину почти удалось вернуть Украину в сферу своего влияния, вынудив её руководство отказаться от Ассоциации и  практически согласиться на вступление в Таможенный союз. Почти, потому что в итоге это привело к Евромайдану и свержению Януковича.

Крымский вопрос

Никто не может понять, почему в Кремле так неадекватно восприняли второй украинский Майдан, ведь после первого его реакция была весьма сдержанная. А тут всего один ошибочный, поспешный шаг перечеркнул всё то, что сам же Путин создавал более десяти лет.

Ну, хорошо – после третьего свержения Януковича (2004, 2007, 2014) было уже совершенно очевидно, что Россия не сможет заполучить всю Украину. Что проект Таможенного и Евразийского союзов придется достраивать без неё. Что Украина, скорее всего, станет ассоциированным членом ЕС и всё-таки вступит в НАТО. Но даже в самом худшем случае, смиренно приняв свершившееся, Россия могла сохранить за собой крепкие позиции: продолжала бы спокойно торговать углеводородами и развивать свою экономику, укреплять свое положение на мировой арене, обходя стороной не покорившуюся Украину.

Если же в Москве так беспокоились угрозой появления баз НАТО под Белгородом и печалились об утрате промышленного Юго-Востока, то они могли бы расколоть Украину более умным способом и оставить за собою хотя бы «Новороссию». Причем так, что Москва вышла бы из этой авантюры с чистыми (или почти чистыми)  руками. Однако для этого требовалось бы долго работать с народом и выделять средства на поддержку в Украине разнообразных движений и партий, которые бы формировали общественное настроение в нужном направлении. Но нынешний Кремль, в отличие от советского, никогда не хотел работать с народом - он предпочитал тратить деньги на подкуп туземных царьков, полагая, что так проще, быстрее и надежнее.

Словом, в Кремле поступили совершенно наоборот. Вместо того, чтобы опираться на народ – хотя бы на его часть, – они сделали ставку на Януковича и продолжали его спасать даже после свержения, когда он стал совершенно бесполезен. Возглавить «контрреволюцию» в Украине было некому: регионалы кто разбежался, кто переметнулся к «революционерам», а Компартия давно потеряла в обществе всякий авторитет. Других кандидатов в лидеры не было, потому что Москва не способствовала их появлению и развитию, а ПР тщательно затаптывала любые ростки политической конкуренции на своей территории…

И вот тут Путин не придумал ничего более умного, чем взять и аннексировать Крым. Кажется, что более нелепое, бессмысленное и фатальное решение трудно было и вообразить. Ведь этим шагом Россия, до сих пор остававшаяся за бортом событий в Украине, не участвуя в них напрямую, сделала себя официальным  захватчиком чужой территории. Что дало всем желающим законный повод напакостить ей путем ввода экономических и политических санкций.

Подчеркнем: желающим. Подобные санкции не являются обязательным неотвратимым наказанием, так что если бы Запад не хотел, то никаких санкций бы и не было. Ведь не объявили же их России в 2008 году! С другой стороны, если бы Запад задумал уничтожить российскую экономику, воспользовавшись Крымом как поводом, то санкции были бы намного более жесткими, практически блокадными (как в отношении КНДР или Ирака). Стало быть, дело вовсе не в «заговоре против России».

Впрочем, и на Украину Западу наплевать: пока над Донбассом не сбили «боинг», эта война для западных обывателей была не более чем картинкой в телевизоре. Конечно, она картинкой и осталась, но теперь в экране показывают фото погибших голландцев и заплаканные лица их родных, а это уже заставляет Запад принимать события близко к сердцу. А вот именно Украину не все поддерживают даже в Вашингтоне. Не торопилась поддержать её и «германская фракция» Евросоюза, более дорожившая экономическим сотрудничеством с Москвой. Ведь от этих санкций она тоже несет убытки, сокращая свои продажи в России.

Что ж, думается, что нынешние санкции против России  должны были стать эдаким щелчком по её носу, с настойчивым предложением вернуть Крым взад. Что именно не понравилось Западу – несанкционированная перекройка границ в Европе, перехлестнувшие через край амбиции России или неадекватное политическое решение Путина – сказать трудно. Возможно, что всё сразу. Но теперь это неважно, потому что шаг сделан. А Владимир Владимирович не только не стал отступать назад под давлением санкций, но и решил на них ответить своими, запретив импорт в России ряда товаров из стран-«санкционеров». 

Сим решением Путин продемонстрировал, что Крым он считает окончательно российским и будет за него драться. Но самое главное, что он не просто не уступил давлению Запада, а решил нанести в ответ посильные ответные удары. Подобного обострения отношений между Москвой и Западом не было, пожалуй, с советских времен! Ситуация стала резко накаляться и приобретать весьма тревожные формы.

Крах «плана Путина»

Дело, как видно, уже вовсе и не в Украине и не в Крыме, потому что никакой Крым не стоит таких проблем, которые получила вместе с ним Россия. А ответ на вопрос, зачем же Путину понадобилось аннексировать этот злосчастный полуостров, наверное, останется такой же загадкой истории, как и причина, по которой Усама Бен Ладен объявил войну создавшей «Аль-Каиду» Америке.

Путинское экономическое чудо состоялось тоже благодаря Америке. И более десяти лет Россия занимала весьма выгодное место в мировой системе экономики, что позволило ей не только «встать с колен», но и сплясать «камаринского». И, тем не менее, сейчас Кремль решился на обострение отношений с Западом, что неизменно приведет к разрушению этой системы.

Политика и экономика взаимосвязаны, это «инь» и «янь», кусающие друг друга за хвосты. 14 лет назад всё тоже начиналось с политики: Вашингтон не стал мешать Москве громить «независимую Ичкерию» и экспроприировать российских олигархов, а Москва, в свою очередь, не мешала Вашингтону вести «борьбу с международным терроризмом». После чего на мировом рынке произошло событие, крайне удовлетворяющее обе стороны: повысились цены на нефть. Довольны нефтяные корпорации США, чьи интересы защищал Джордж Буш,  а еще больше был доволен Кремль.

Теперь со всё той же политики начались рушиться отношения между Россией и Западом, что в итоге уже привело к печальным экономическим последствиям. Впрочем, пока что они действительно напоминают лишь пощелкивание по носу: это немного больно, но не смертельно. Пока что санкции создали России лишь небольшие экономические проблемы, главным образом в банковско-биржевой сфере. Однако российская экономика, в отличие от американской, держится не на бирже и не на банках, поэтому кое-как, но переживет это. Другое дело – нефтегазовый экспорт.

Если бы упали мировые цены на нефть или каким-то образом был бы ограничен её экспорт, то российская экономика претерпела бы чудовищный катаклизм. Нефтедоллары подняли её в «нулевых» годах, а вот их отсутствие могут довольно быстро опустить её в «надцатых». Это было бы возвращением в 90-е и полный крах «плана Путина» со всеми вытекающими последствиями: падение уровня жизни, безработица, социальная и внутриполитическая напряженность, новая волна сепаратизма, кризис армии, новое падение России на мировой арене. Разумеется, что ни о каком Евразийском союзе в этом случае не будет и речи: от Москвы сразу же сбегут и Казахстан, и Беларусь.

От политического разрушения Российскую Федерацию смогли бы спасти разве что «китайские братья», которые, понятное дело, ни к кому никаких братских чувств никогда не питали, зато были бы не прочь прибрать к рукам 1/7 часть света с её колоссальными ресурсами. Сотни миллиардов долларов китайских инвестиций и двадцать миллионов инженеров и рабочих трудовых корпусов НОАК будут готовы заново поднимать российскую экономику, превратив её в филиал китайской…

Впрочем, это самый пессимистический вариант – эдакая экономическая альтернатива ядерной войны. Впрочем, столь же опасная и разрушительная для всех. Ведь кроме России пострадают и связанные с её экономикой страны: западные потребители углеводородов и производители товаров, финансовая система США и мировые банки. Нельзя просто так взять и без всяких последствий исключить из мировой экономики державу с внешним товарооборотом в сотни миллиардов долларов в год. Возможно, именно на это и делает свой расчет Кремль, не уступая давлению Запада. Впрочем, Бен Ладен тоже рассчитывал, что Афганистан станет для него хорошим убежищем, а оно вон как всё вышло!

Но как бы там ни было, мир изменился после Украинской войны. Некоторые называют её Украино-российской, но это неверно, поскольку официальный конфликт между нашими странами до сих пор не объявлен. Более того, между Украиной и Россией продолжается экономическое сотрудничество, а на границе сохраняется свободный безвизовый режим. Такая вот странная война! Тем не менее, независимо от названия, её главным итогом станет полный политический разрыв Киева и Москвы. 360 лет братского союза завершились ожесточенным братоубийством.

Судьба Крыма остается непонятной, поскольку у Украины сил на его отвоевывание нет, а НАТО вряд ли пойдет на третью мировую даже ради принципа незыблемости границ. Возможно, его постигнет судьба  Бессарабии 1918-40 гг., которая формально считалась советской территорией, но реально принадлежала Румынии. Однако, думается, что уже этой зимой внимание украинцев больше будет приковано к своим батареям. Главным итогом полного разрыва с Россией будет прекращение закупок российского газа – шаг не экономический, но политический, имеющий большие бытовые последствия. Уже сейчас украинские власти признают, что нынешней зимой газа для коммунальных нужд может не хватить, и потому она будет весьма холодной…

Пока же Украина будет мерзнуть от низких температур, Россия, в свою очередь, почувствует на себе последствия новой «холодной войны». Главной целью которой будет, возможно, построение новой политической системы мира без России.

Как так? Очень просто. С самой Россией ничего не случится: она все так же будет продавать нефть и газ, получать нефтедоллары и покупать за них товары если не в Европе, то в Китае и Индии. В ней всё так же будет править стареющий Путин, которого всё так же будет поддерживать большинство россиян. Казалось бы, ну и что тут страшного? Но так ведь Саудовская Аравия тоже спокойно продает свою нефть - вот только на международной арене  она практически полный ноль. Ну, не считая её репутации спонсора радикального исламизма.

То же самое может ожидать Москву: она станет своего рода политическим изгоем, с чьим мнением больше вообще не будут считаться. Ей позволят и дальше быть «бензоколонкой Европы» и крупным импортером, однако с условием затянуть свои политические амбиции тугим поясом.

Правда, вопрос в том, смирится ли с этим Россия, которая, как и положено большой державе, просто не может не совать свой нос во все уголки планеты? Но это уже зависит от исхода нынешней экономической войны санкций…