Пока в Минске проходили безрезультатные переговоры лидеров Украины и России, на Донбассе сепаратисты перешли в контрнаступление и прорвали южный участок восточного фронта. Захвачен Новоазовск, число погибающих в «котлах» бригад ВСУ увеличилось до шести, и теперь на пути «армии Новороссии» остались лишь плохо вооруженные и наспех необученные добровольческие батальоны, в тылу которых срочно укрепляют старые рубежи обороны. Но даже их патриотизм вызывает сомнение: так, батальон «Прикарпатье» в полном составе просто сбежал с фронта домой. 

СМИ пестрят противоречивой дезинформацией, но очевидно, что конфликт перешел в новое качество: правительственные войска уже не способны быстро разгромить сепаратистов – но и те, в свою очередь, даже с российской поддержкой, всё равно не имеют сил, чтобы «дойти до Киева». Война имеет все шансы превратится в позиционную, на истощение, и затянуться на неопределенный срок. Что вызывают глубокую озабоченность не только у украинцев…

Ну кому нужна война?

Всего двести километров – такое расстояние сейчас отделяет Донецк и Мариуполь от города Энергодар, в котором находится крупнейшая в Европе Запорожская АЭС. Этого достаточно, чтобы не беспокоится о том, что в её энергоблок может влететь фугасный «привет с фронта». Но что, если случится очередной прорыв, и к выступающему на восток «колену» Днепра приблизится канонада или разведовательно-диверсионные группы противника? Можно лишь представить себе масштаб паники, который охватит тогда не только этот регион, но и всю Украину, а также соседние с ней государства!

Но, даже находясь в глубоком тылу, Запорожская атомная станция не застрахована от опасных форс-мажоров смутного военного времени. Всем еще памятен инцидент 15 мая нынешнего года, когда на станцию попыталась проникнуть группа вооруженных активистов «Правого сектора». Истинная цель их визита так и осталась неразглашенной, но вряд ли кого-то успокоила принадлежность визитеров к «национально-патриотическим силам». А вдруг они собирались взорвать АЭС, чтобы та не досталась клятым москалям? Разве кому-то от этого стало бы легче дышать радиоактивной пылью?

И эта лишь одна из причин, по которой в Европе всё с большей озабоченностью наблюдают за разгорающимся Украинским кризисом. В самом его начале, когда в Киеве свистел и приплясывал цивилизованный мирный Евромайдан, на Западе смотрели на украинские события с оптимизмом, ожидая, что это просто повторение событий 2004 года. Даже когда в феврале на Грушевского началась стрельба и революция, в Европе надеялись, что вскоре новая демократическая власть возьмет ситуацию под контроль. Всё резко изменилось весной, когда Россия аннексировала Крым, а на Донбассе началась гражданская война.

Это принесло с собою целый ряд угроз – в том числе угроз для Европы. Почему не для Запада в целом? Потому что европейские и американские интересы в Украине несколько отличаются. Так, например, американцам вовсе не пугают наши инфраструктурные проблемы: взрывы атомных реакторов или магистральных газопроводов. До них радиоактивное облако не долетит в любом случае, а прекращение транзита российского газа в Европу даже выгодно – Америка тут же предложит на освободившийся рынок свой сланцевый, о чем давно мечтает.

Точно так же «война санкций», которую начали между собой Запад и Россия, выгодна США и невыгодна Евросоюзу. Ведь от них страдает не только российская, но и европейская экономика, и речь идет о суммах в сотни миллиардов долларов, об угрозе целым отраслям. Для американской же экономики проблемы европейского производства и экспорта всегда были хорошей возможностью потеснить на мировом рынке немецких и французских конкурентов. А еще это может укрепить доллар…

Мир любой ценой

Вот почему разницу в отношении ЕС и США к Украинскому кризису видно невооруженным глазом. Американские политики более радикальны и воинственны в своих заявлениях к России, они инициируют и лоббируют антироссийские санкции, они всячески подбадривают Украину и обещают ей всяческую помощь в противостоянии с Москвой. Словом, позиция Вашингтона – это война до победного конца, каковым они называют уход России из Крыма и полную ликвидацию сепаратистов на Донбассе.

Позицию США в Европе безоговорочно поддерживают лишь их ближайшие союзники: Великобритания, Польша, Прибалтика. Для других, прежде всего Германии, эта убыточная война совершенно бессмысленна и не нужна – потому что им невыгодно ссориться с Россией даже ради спасения украинской демократии. Вот почему Германия всегда сдержана в своих заявлениях и медлит поддерживать антироссийские санкции.   

Они желают её скорейшего завершения – при этом необязательно победой одной стороны над другой. Последние события на Донбассе более чем наглядно продемонстрировали, что обещанного Киевом быстрого и эффективного АТО можно больше не ждать. Война может затянуться неопределенный срок, и даже выйти за нынешние рамки. Европе это не нужно, Европе интересно погасить этот костер сейчас, немедленно. «Наша цель состоит в том, чтобы обе стороны согласились на прекращение огня», - заявили в пресс-службе немецкого канцлера Ангелы Меркель.

Главное – прекратить горячую фазу, поскольку она способствует эскалации конфликта и может расширить его границы. Остановить сражения, остановить стороны на нынешних рубежах и усадить их  за стол переговоров. Это программа минимум, достижение которой уже позволит Европе вздохнуть с облегчением.

В принципе, европейцы будут не против, если переговоры продлятся вечно – лишь бы стороны не прервали их и не вернулись к войне. Но они понимают, что бесконечного диалога без результатов не бывает. Поэтому Европе необходимо, чтобы конфликтующие стороны всё же о чем-то договорились, нашли компромисс – и прекратили войну.

Тут следует понимать, что интересы Европы – это интересы Европы. Они очень специфичны, и потому могут быть неприемлемы, непонятны для других. Увидь Европа шанс Украины в короткий срок и без большого шума победить сепаратистов на Донбассе и изгнать россиян из Крыма, после чего наступил бы мир и прекращение санкций, то она бы тоже поддерживала войну до победного конца. Но она не видит такого шанса, а потому хочет завершить конфликт поскорее перемирием сторон. Поэтому она и не поддерживает воинственный энтузиазм американских «ястребов». А её сердитое осуждение поддержки Россией донбасских сепаратистов это упрек не столько в антиукраинских действиях, сколько в подбрасывании дров в костер войны. То есть для Европы на первом место  - собственные убытки и риски от Украинского кризиса. И лишь на втором - территориальная целостность Украины.

В качестве такого компромисса Европа предлагает Украине… федерализацию. Об этом недавно заявил   германский вице-канцлер  Зигмар Габриэль. Такое же мнение неоднократно высказывали и другие европейские политики, предлагая Киеву разрешить конфликт с восточными регионами страны путем удовлетворения их требований «в разумных рамках».

Интересно, что такой же выход из ситуации предлагают и американские политики, не входящие в «ястребиную команду» Белого Дома. Так, дипломат Джек Мэтлок полагает, что к компромиссу должны придти все: Киеву перестать насаждать свою волю регионам, России бояться НАТО, а Западу вести антироссийскую политику. 

Тут следует подчеркнуть, что идея «федерализации» вовсе не была подсунута немцам коварным Путиным. Всё очень просто: в международной практике существуют три стандартных варианта разрешения подобных конфликтов. Первый – поддержать центральные власти страны, второй – поддержать оппозицию или сепаратистов, и третий – усадить стороны за стол переговоров и помочь им найти компромисс. Опять же, стандартный компромисс в данном  случае предусматривает отказ сепаратистов от вооруженной борьбы против центра в обмен на удовлетворение части их требований - например, предоставлением им определенных прав и автономии. А то, что в Украине само слово «федерализация» вызывает негодующие конвульсии у национал-патриотов, Европу не слишком и то и волнует. Вон, многие израильтяне тоже были против автономии Сектора Газа, и что? Принудили, ибо палестинский конфликт надоел всему миру…

Усмирение строптивых

Что ж, заставить примириться и найти между собой компромисс украинских национал-патриотов и пророссийских сепаратистов будет, пожалуй, еще труднее, чем евреев и арабов. Во многом потому, что их вооруженный конфликт только разгорается, еще не измотал обе стороны, не заставил их задуматься о том, что худой мир лучше войны до победного конца.

Так, сепаратисты, приободренные своим контрнаступлением, уже ответили на предложение немецких политиков категорическим отказом. «Новороссия уже не согласна не только на федерализацию, но и на сохранение нынешней Украины как таковой», - воинственно заявил очередной «премьер ДНР» Александр Захарченко. Судя по всему, его заявление было, прежде всего, категорическим отказом от прекращения огня, прекращения этого успешного для ДНР контрнаступления.

В свою очередь украинских национал-патриотов, особенно «бойцов диванных войск», эта война привела в состояние эйфории, придала смысл их существованию, их почти религиозного культа. Для них появление в Крыму «зеленых человечков» стало знамением, подтверждающим их веру в извечные агрессивные антиукраинские планы Москвы. Это все равно как христианам воочию узреть дудящих в трубы ангелов Апокалипсиса! Поэтому, учитывая нынешнее влияние национал-патриотов на власть и общество, можно сказать, что в Украине этот конфликт восприняли с энтузиазмом, словно его давно ждали. «Наконец-то мы отлупим москалей!». И даже нынешняя катастрофа на фронте еще не стала для них ушатом холодной воды.  

Вот и выходит, что предложение немцев было сделано не вовремя, ибо какой смысл взывать о перемирии к тем,  кто увлекся азартом боя. Сепаратисты от него насмешливо отмахнулись, а национал-патриоты сердито проигнорировали. И, тем не менее, если нынешние интересы этих конфликтующих сторон – добить врага, то интересы Европы – не дать им наломать дров и помирить любой ценой. Поэтому немцы будут искать способы давления и на «Новороссию», и на украинские власти.

Наверняка будут использованы какие-то методы и в отношении тех,  кто поддерживает этот конфликт. Возможно, Европа найдет в себе смелость как-то убедить Америку, что ей неинтересно ни участвовать в экономической войне  с Россией, ни поддерживать горячий конфликт в Украине. И уж конечно достанется  Владимиру Путину – за то, что спонсирует сепаратистов Донбасса. В принципе, это довольно перспективный метод: лишив внешней поддержки и Киев, и сепаратистов, оставив их один на один со своим противником, будет легче убедить их прекратить воевать и начать договариваться.

То, что национал-патриоты категорически против всякой автономии Донбасса, а сепаратисты мечтают о независимой Новороссии, это нормально и ничуть не помешает переговорам. Ведь компромисс  - это результат торга. Одна сторона называет свою цену, другая заламывает свою, а в итоге сходятся на срединном варианте. И федеративная Украина это как раз компромиссный вариант между тотально-унитарной державой и её разделением на самостийные республики…

А вот Крым российскому президенту, очень даже вероятно, простят. Уже сейчас некоторые западные политики, признавая незаконность аннексии полуострова Россией, со вздохом заявляют, что вернуть его Украине в обозримом будущем не получится.

Во-первых, после того как АТО споткнулась и расшиблась, возникли большие сомнения относительно способности Киева подавить мятеж на Донбассе. А ведь там ВСУ противостоят обыкновенные боевики, лишь немного разбавленные российскими профессиональными военными - и они лишь недавно обзавелись артиллерией и танками. Как же Украина собирается освобождать Крым, где оборону будет держать полноценная российская армия? Поэтому, несмотря на бодрые заявления о том, что Крым был и остаться украинским, хоть и временно оккупированным, это всего лишь заявления. Так что его временная оккупация продлится еще неопределенно долго.

Во-вторых, даже если Украина и бросилась бы, сгоряча, атаковать Крым, это означало бы переход к прямой украино-российской войне - по сравнению с которой нынешняя окажется возней детишек в песочнице. А Европе это совершенно не нужно! Зачем? Чтобы взорвались трубопроводы и АЭС, чтобы в Европу хлынули миллионы беженцев? Чтобы пришлось вводить против России новые, еще более жесткие санкции – которые в итоге ударят и по европейской экономике?

Европа была бы очень рада, если бы Путин вернул Крым добровольно, тем самым закрыв тему и исчерпав конфликт. И Европа будет его к этому постоянно призывать. Но если Путин будет категорически упрям, Европа не станет его заставлять – равно как и не будет помогать Украине готовится к войне за полуостров…